Скачать из Windows Phone Store
a a a a a a a

«Нельзя сводить проблему к одному человеку: виновато общество». Белорусские актрисы о сексуальном насилии в театре и кино

24 октября 4185

С начала октября мировые СМИ активно обсуждают случаи сексуальных домогательств голливудского продюсера Харви Вайнштейна к актрисам. Среди жертв одного из самых влиятельных людей фабрики грез значатся Анджелина Джоли, Гвинет Пэлтроу и не только. Relax.by узнал у отечественных актрис, сталкиваются ли они в своей профессиональной деятельности с мужским насилием или даже предпосылками к нему и стоит ли публично обсуждать эту проблему.

 

Евгения Кульбачная,

актриса театра и кино, состоит в труппе Купаловского театра 

Когда в обществе назревает неприятная история, ее нужно непременно обсуждать (если это правда, разумеется, а не наговор). Хвала и честь людям, которые готовы озвучивать проблемы; может, это послужит призывом для подобной открытости в других странах, за которыми мы сейчас наблюдаем. 

Мне кажется, нельзя сводить проблему к одному человеку: виновато все общество. Если в обществе допускается такое поведение мужчины с женщиной, то нужно сперва понять, почему так происходит, а потом как-то перестраиваться на новый лад. Я сама никогда не была в подобной ситуации; судить о тех людях, с которыми незнакома, тоже не могу. Но я считаю, секс — дело двоих. Если известный человек, обладающий властью и деньгами, нечто предлагает, он, наверное, не всегда маньяк: видимо, он уже общался с молодыми актрисами, которым было выгодно соглашаться на такие предложения.

Почему об этом так долго молчали? Я считаю, что не могу судить, потому что не знаю, где правда и почему этот нарыв именно сейчас вскрылся.

В Беларуси сегодня кино нет. Возможно, оно скоро появится, но сейчас заманить человека сняться в картине через постель — смешное предложение. У голливудских актрис речь шла не только об известности, но и о больших гонорарах, они понимали, как изменят свою жизнь (в качественном смысле). Я не утверждаю, что подобных случаев нет вовсе: такая ситуация между мужчиной и женщиной возможна в любой профессиональной сфере. И, конечно, я этого не приемлю.

Но я утверждаю, что в театре, если между мужчиной и женщиной что-то возникает, то главенствуют любовь, роман и красивая история, а не сексуальные домогательства (во всяком случае мои отношения с театральной жизнью строятся на взаимоуважении, порядочности и любви).

Потребительское отношение к женщине может быть и без больших финансовых возможностей мужчины. Речь здесь не о деньгах, а о нравственности с обеих сторон. Потому мне и кажется, что такая ситуация может возникнуть где угодно.

 

Вика,

журналистка, театральная экс-актриса, соосновательница феминистского проекта

фото носит иллюстративный характер; личные данные героини и аудиозапись разговора хранятся в редакции

Я бы хотела рассказать о двух случаях; один связан с моей актерской деятельностью, другой — с журналистикой.

В свои 18 лет я впервые сотрудничала с независимым культурным сайтом: писала туда обзоры поэтических встреч, концертов и прочего. Редактором этого сайта был мужчина гораздо старше меня с семьей и детьми. Он обычно покупал мне кофе, мы курили. Однажды во время рабочей встречи разбирали мои ошибки, и в один момент он попытался меня поцеловать. Мы не обсуждали эту ситуацию, работать с ним я перестала и никому об этом не рассказывала. Но история сама по себе очень говорящая: есть18-летняя студентка и взрослый семейный мужчина с деньгами и властью, потому что он — шеф. Это не было, конечно, изнасилованием, но было «абьюзом».

Другой случай произошел несколькими годами позже, когда я работала в театре. Мы с режиссером сидели в баре, выпивали, разговаривали о жизни. Потом оказались недалеко от дома, где он тогда жил, и он тоже попытался меня поцеловать. Это, опять же, не повлияло на мою карьеру, не было изнасилованием.

Есть некоторое противоречие в том, как я говорю об этом с точки зрения феминистской теории и теории справедливости и как на это реагирую. Я начинаю сразу оправдывать этих людей: мол, они были недостаточно трезвы или, возможно, делали это просто с позиции мужчины, которому понравилась женщина и который не умеет с этим чувством обращаться. Но в любом случае их позиция была властной, моя — позицией подчинения.

У меня была возможность сказать «нет», двигаться дальше и вытеснить эту историю из своей головы. Но я уверена, что окажись на моем месте другая, ситуация могла быть иной: многие не могут сказать «нет» и продолжили бы работать в этом коллективе.

Об этом важно говорить, чтобы если у людей подобное случается, они понимали, что это ненормально и никакие оправдания здесь не работают.

 

Оксана Гайко,

режиссер и актриса брестского театра «Крылы Халопа»

У таких историй, как скандал с продюсером Харви Вайнштейном, нет срока давности, и я рада, что они всплывают, рождая цепную реакцию: это дает другим женщинам (а иногда и мужчинам) смелость сказать правду, а говорить ее очень нелегко, поверьте. Подобные домогательства недопустимы, с ними необходимо бороться.

Актрисы виноваты, наверное, только в том, что родились красивыми: с одной стороны, это открыло им дорогу в кино, с другой — сделало вечными жертвами домогательств. Я терпеть не могу эту «народную» истину — сама виновата — это все патриархат, в котором мы живем. В нем мужчина прав, что бы ни происходило. Еще больше удивляют девушки, которые высказываются в соцсетях о том, что их раздражает эта история. Среди всего этого мне крайне неприятно жить.

На работе я не сталкивалась с сексуальными домогательствами, не было поводов: рано поняла, что не в состоянии работать ни на кого, и со своим обостренным чувством свободы сперва работала в семейном бизнесе, потом занималась театром, который сама и создала. Подобных историй с ходу не вспомню; может, как раз потому, что об этом предпочитают молчать. Да и те круги, в которых я вращаюсь, далеки от кино и больших официальных театров; это, скорее, среда альтернативного искусства, где с ценностной шкалой у людей все в порядке.

Ну а в жизни таких случаев, конечно, хватает. И насилию подвергалась в первый раз лет в 16, наверное. Я никогда про это детально никому не рассказывала и никогда этого не забуду. К мерзости, какую могут творить мужчины, трудно возвращаться даже в воспоминаниях, поэтому я восхищаюсь женщинами, которые имеют силы говорить о своих травмах.

О мужчинах, которые считают, что женщины должны быть счастливы от того, что их схватят за задницу, вообще говорить не хочется. Такие имеются даже среди моих хороших знакомых: была у меня семья, где муж хватал и тискал всех более-менее симпатичных женщин прямо при жене, а она хохотала — вот ведь какой молодец! А когда этот мачо меня так схватил и я воспротивилась, меня назвали зажатой и закомплексованной.   

Сейчас нахожусь в США и, надо сказать, скорблю: то равенство, которого добились здесь (равенство мужчин и женщин, ЛГБТК, рас), выглядит не достижимой для Беларуси мечтой.  Большое общественное обсуждение сексуального насилия в нашей стране возможно с трудом (разве что в каких-то более продвинутых кругах). И оно все равно вызовет реакцию желающих поставить женщину на ее место. И хорошо, что голосов возмущенных и осознающих все больше.

Текст: Тарас Тарналицкий

 

Новости Relax.by в твоей ленте и в телефоне! Следите за нами в Facebook и ВКонтакте, подписывайтесь на наш Viber-чат!

Шестой Gastrofest в Минске: премиальные рестораны предложат сеты высокой кухни по единой цене в 28 рублей. Меню и фото «Девушкам такое делать проще». Что будет, если брутальный мужчина проведет «женский день» в SPA