3d 6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth instagram list-alt login mailru mobile-phone more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

Юлия Гилевич: «Дизайнер — это в первую очередь лицо своей марки»

14 ноября 2011 765 5


Юлия Гилевич — белорусский дизайнер, который обладает тонким чувством женской красоты. При этом для нее нет ничего невозможного: она любит работать со сложными материалами и делать акцент на оригинальные детали. Наверное, именно благодаря трудолюбию и безупречному вкусу она добилась значительных результатов всего за 2 года существования своего бренда FUR GARDEN. В этом году Юлия была единственным белорусским дизайнером на Украинской неделе моды и впервые приняла участие в Belarus Fashion Week.

Хороший старт

— Какие впечатления от участия в Украинской неделе моды?
— Впечатления начались задолго до выезда в Украину, ведь это была первая Неделя моды, в которой я принимала участие. В Беларуси были показы, но другого формата. А здесь почувствовала размах и размер украинского подиума. Теперь есть, с чем сравнивать и на что ориентироваться. Огромную благодарность за помощь хочется выразить Андрею Федосову, руководителю модельного агентства «Твигги».

— Как тебя приняли?
— Очень хорошо. Организация на высшем уровне, все очень четко. Можно было полностью положиться на организаторов, они все время были рядом и предлагали свою помощь. Все прошло удачно.

— Какие-нибудь отзывы уже есть?
— Да, украинская пресса очень тепло отзывалась о показе моей коллекции: «кольчужные вечерние платья — это что-то новенькое!» Я и сама их потом рассматривала более внимательно. Они из тонкой вязки и действительно создают впечатлением очень мелкой кольчуги. От одной девушки, которая посещала все показы и имеет отношение к модной индустрии, мне пришло на почту письмо. Она отметила мою коллекцию как единственную, в которой было предложено то, чего больше ни у кого не было.

— Твое платье также приняло участие в Международном благотворительном аукционе в Киеве. Как он прошел?
— Да, действительно, мое платье из этой же коллекции было выставлено на аукционе. Причем вместе с платьем Сары Джессики Паркер, в котором она снималась в фильме «Секс в большом городе». Из 16 дизайнерских нарядов, не включая платье Паркер, продались только 2, в том числе и мое.

— Буквально через неделю ты приняла участие и в Белорусской неделе моды, теперь можешь их сравнить. На каком уровне сейчас BFW?

— Наша Неделя моды еще на начальном этапе. В Украине все отлажено, нет никаких накладок. Дизайнеру не нужно отвлекаться на организационные моменты. Все пресс-релизы, рекламную продукцию там забирают заранее и сами раскладывают. Отношение к дизайнерам тоже следовало бы пересмотреть, а критику выслушивать не путем сопротивления ей, а для того чтобы двигаться дальше и развиваться.

Рождение бренда

— Откуда появилось название FUR GARDEN?
— Ни один человек в английской транскрипции (Hilevich) не мог прочитать мою фамилию правильно, получалось то Илевич, то Хилевич. Поэтому начала думать над другим названием. Так как изначально были мех, кожа, плотные ткани, то хотелось что-то красивое по звучанию и то, что будет нести за собой какой-то смысл. И вот родилось название FUR GARDEN, причем с кем бы я ни разговаривала потом, все отмечали, что оно легко запоминается, особенно, когда знаешь перевод — «Меховой сад».

— Как ты перешла от таких сложных материалов, как кожа и мех, к легким шелкам в прошлой летней коллекции и сложной вязке в следующей?
— Закончилась зима, и люди стали мне звонить и спрашивать, где лето. Идей на самом деле у меня в запасе всегда очень много, вся проблема в их реализации. Прошлое лето — это была плиссировка, шелка, струящиеся длинные платья, сложные приемы. Потом вернулась к зиме. В этом году в ней много твида и контрастных цветов. А к следующему лету захотелось создать что-то новое, так как я уже далеко зашла в работе и с мехом, и с шелком. Идея родилась спонтанно: с нового платья и желания, чтобы оно было красивым, модным и не таким, как у всех. Вязка — очень сложная технология. Я долго привыкала к новому оборудованию. На нем работают специальные мастера и изначально на многие мои желания они отвечали: «Мы так не можем».

— У каждого дизайнера есть свой почерк. В чем особенность твоего?
— Я люблю в простую вещь добавить сложные детали. Так, чтобы было тяжело воссоздать, но легко носить. Мне присуща однотонность, но при этом игра с акцентами. Все сводится к минимализму, но минимализм бывает разный. Можно сделать простое по крою платье, но добавить деталь, которую никто не делал до тебя. Например, застежка из хлопковых жгутов или вязка в летней коллекции. Я люблю меха, люблю женщину в мехах. Это показатель даже не роскоши, а уверенности в себе. Я не говорю о том, что норковая шуба должна быть до пят, нет. Меховая деталь, даже воротник или манжет, — это уже показатель уверенности в себе.

— У тебя есть образ женщины, которую ты одеваешь?
— У каждой коллекции свой образ. В моей одежде, если человек хочет показать свое тело, он может это сделать, если хочет что-то спрятать, он спрячет. Мне часто задают вопрос о том, что мои платья созданы на идеальную фигуру. В наше время красивая женщина — это женщина, которая работает над собой, и если по каким-либо причинам до идеала далеко, то все «не идеальное» можно спрятать за деталями.

— Какой путь проходит идея коллекции от момента ее зарождения до воплощения?
— У меня в голове всегда очень много образов. Они рождаются и пропадают, рождаются и пропадают. К вечеру остается только самое яркое. Из этого потом складывается цельный образ, где есть много деталей. Но когда начинаешь применять все это в работе и рассчитывать стоимость изделия, советоваться с мастерами, от многого приходится отказываться. Многие идеи уходят на задний план, потому что реализовать их практически невозможно. Некоторые вещи из-за сложности делаются в одном единственном экземпляре.

Лицо марки

— Сильный характер для дизайнера обязателен, чтобы пробиться в модном бизнесе?
— Безусловно. Он должен быть просвещен, осведомлен, и это не только характер. Придумать одежду, сделать ее — это только 50, а то и 30 % успеха. Нужно знать, для кого ты это делаешь и цель всего того, что ты делаешь. Если это развлечение, то прекрасно, можно сидеть дома, одевать себя в свою одежду и не продвигаться дальше. Я знаю много людей, связанных с индустрией моды, у которых нет собственного стиля, и это очень большое упущение. Лично мое убеждение, может быть, оно слишком предвзято: дизайнер — это в первую очередь лицо своей марки. Я не пойду делать маникюр к человеку с грязными ногтями или делать себе прическу к человеку с ужасной прической. Да, я понимаю, сапожник остается без сапог, но не в этом случае.

— Ты носишь свою одежду?

— Я стараюсь носить свою одежду больше и больше, но зачастую ее просто не остается. Даже на неделе моды в Украине пришлось снять с себя. Я была в меховой юбке, одела ее не в первый раз. Подошла девушка, которая живет в Америке, очень просила продать, если она ей подойдет. Пришлось пойти в машину и переодеться в джинсы.

— Одежду своих белорусских коллег носишь?
— Нет. Не потому, что она мне не нравятся, просто все это может сделать моя мастерская. Если мне нужна будет вещь из трикотажа, а я не работаю с ним, возможно, я обращусь к какому-то дизайнеру, который делает коллекции из этой ткани. Если мне понравится какое-то изделие и я посчитаю, что мне дороже будет его сделать, я обращусь к этому дизайнеру.

— Многие белорусские дизайнеры, добившись определенного успеха, уезжают из страны. Почему так происходит?
— В Беларуси нет пока еще рынка, слишком маленький сегмент людей, которые оценивают белорусских дизайнеров. Хотя тенденции к тому, чтобы носись такую одежду, я наблюдаю. 

Наталья Рябова — «Мисс Европа среди глухих и слабослышащих 2011» Кира Пластинина: «Лучший способ не потеряться — быть собой»