3d 6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth instagram list-alt login mailru mobile-phone more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

«Есть мышление — остальное дело техники»

Текст: Диченко Андрей, 4 сентября 2014 1438


Создатель частной киношколы Андрей Полупанов о перспективах развития кино в Беларуси.



Кино сегодня из разряда искусства для многих превратилось в хобби. Тем не менее кинематографическое образование — вещь консервативная и требующая непозволительно много времени и сил. Андрей Полупанов для всех болеющих киноманией создал частную киношколу, в которой готов обучать молодых и смелых искусству кино. В интервью нашему порталу Андрей рассказал, почему для режиссерской практики достаточно и курсов, куда податься вместе с камерой и задумками, и напомнил, что кино — это коллективная работа, которая требует труда всех и вся.



— Как возникла идея и инициатива создать частную киношколу и учить людей искусству делать кино?
— Здесь сработало несколько факторов. Если говорить лично про меня, то это династическое. Мой дед был преподавателем в школе. Отец тоже преподавал. А я как-то ранее не наблюдал в себе этого. Но вот когда я получал образование театрального режиссера в БГУКИ, то почему-то решил сдать дополнительный экзамен по педагогике. Я не помышлял тогда о преподавательской деятельности, но когда было предложено, решил не отказываться. А вот в том, что буду заниматься кино, я был уверен с детства. Но после «кулька», разумеется, нужно было доучиваться, поэтому пошел работать на Белвидеоцентр (просто повезло) и там, ясное дело, научился уже всему. Начиная от работы техником, ассистентом, заканчивая работой второго оператора и монтажера. Работал под началом хороших режиссеров, таких как Шевелевич, Агеенко, Гайдук и многих других, всех и не вспомню. В конце концов попал на СТВ в тот самый момент, когда этот телеканал зарождался. Везде, где я был, на телевидении, радио и на прочих медийных профессиях… Везде я понимал, что это все же не мое и что желание делать кино превалирует над всем остальным. Затем я купил свою первую камеру.

— Любительская камера?
— Разумеется. Я на нее снял свой первый документальный фильм с игровыми элементами. Фильм был про «Лошицкий фест». Потом много снимал всяких документалок и пытался делать что-то, кооперируясь с друзьями. Но это все было дезорганизованно. В общем, уже тогда я решил, что надо открывать что-то вроде курсов или коллегиума, что-то, где можно приобрести нужные навыки и встретить нужных людей.

  __________________

Мало кто понимает, что кино —
командная работа. За редким исключением
есть единицы, которые все делают сами


— То есть можно сказать, что сегодня достаточно курса, чтобы понять, надо тебе кино или нет?
— Вообще, да. Многие люди после нашей киношколы идут учиться дальше, в минские государственные вузы или российские. Или польские. Мы-то тут можем дать только базу. Хотя много и тех, которые остаются здесь и начинают уже заниматься своими проектами.

— На ваш взгляд, может ли Минск претендовать на звание центра, куда стекаются люди искусства? Иной раз складывается впечатление, что все хотят уехать куда-то либо на Восток, либо на Запад.
— Возможно, я с некоторыми иллюзиями смотрю на этот вопрос. Но я точно знаю, что очень хотел бы, чтобы так было. И мне кажется, когда я об этом думаю, то автоматически начинаю видеть Минск как город, в котором идет движение в этом направлении. Я уверен, что с этим можно поспорить. Но мне кажется, что здесь есть тоже интересные явления. К примеру, проект «Граф в апельсинах», о котором все говорят. Это происходило все на моих глазах. Режиссер этого фильма закончила нашу киношколу по специальности сценариста и режиссера. Сделав пару короткометражек, она захотела перейти к полному метру. Понятно, что делали все своими силами, на энтузиазме и карманных деньгах.

— Вы говорите о курсах сценариста и режиссера. А какие вообще навыки можно получить у вас и кому следует идти работать в кино?
— Начну с методов. Недавно мы делали мастер-класс, где я говорил о наличии онлайн-курсов. Действительно, зачем куда-то идти учиться, если любой учебник можно скачать в обход любого заведения? Но есть один важный вопрос. Мало кто понимает, что кино — командная работа. За редким исключением есть единицы, которые все делают сами.


— Типа Орсона Уэллса и Эдварда Вуда?

— Это единицы на миллион, которые способны делать все в одиночку. С одной стороны, хорошо уметь все. Но получится трэш. Потому что все хорошо не сделаешь сам. Звук, картинка, работа с актерами и еще масса всяких вещей — все это требует людей, у которых есть определенный навык. Кино — это продолжение театра. Театр — коллективное искусство. Поэтому киношкола необходима. Также как и творческие вузы.

— Если искать команду через Интернет?

— Наверное, можно, но лучше для начала поработать в условиях учебных. Присмотреться к людям. Подобрать себе подходящих. В каком-то смысле киношкола — это площадка, где можно рекрутировать на свои проекты нужные кадры. Даже в нашей небольшой киношколе есть все направления, на которых можно найти единомышленников.

  __________________

Фильм — это инструмент
воздействия на сознание. Достаточно
задуматься о том, что я транслирую
во Вселенную? И что произойдет в
мире после того, как я это создал


— Нужны ли базовые навыки, с которыми надо уже приходить учиться?
— Мы стараемся не фильтровать людей. Приходят совершенно разные люди. Порой очень странные. Многие с большими иллюзиями и большой романтикой. Есть хороший пример — Оля Пранович. Несмотря на то что из-за травмы у нее инвалидность и она не может быть актрисой… Ей было очень тяжело во время учебы, но, тем не менее, большое желание работать над собой это перекрывает. В итоге она закончила курс и снялась в нашем фильме «Жизнь в клетчатой сумке» в главной роли, который взял серебро на фестивале Bulbamovie в 2012 году.

— Существует ли вероятность совсем молодому режиссеру попасть на международный фестиваль высокого уровня?
— Дело в том, что вероятность-то большая. Но проблема в том, что многие попросту боятся. Но есть же фестивали разного уровня! К примеру, студенческие. Можно придумать интересную историю с неожиданным поворотом. Очень просто снять. Но увлечь зрителя. У меня были случаи, когда люди снимали на обычную цифровую мыльницу настолько классно, что с такой работой вполне возможно попасть в шорт-лист на фестивале. Иной раз могут действительно, приняв во внимание отличную историю, не обратить внимание на то, как это снято. Есть мышление — остальное дело техники.


— Кино действительно требует учебы?

— Есть такой момент, что многие приходят и хотят научиться только монтажу или операторской работе. Людям кажется, что достаточно получить эти технические навыки и можно делать кино. Но суть то в том, что делать кино можно только тому, кто умеет мыслить кинематографично. Наверное, это и есть главный навык, который должен приобрести человек, собираясь пойти в эту сферу.

— Что можно понимать под этим?
— Умение рассказывать истории. Главным образом — визуально. А потом рассказанное комбинировать.

— Постмодернизм, авангард и прочие шалости без техники, но с концепцией, этому тоже надо учиться?
— Скажу так, лично мы за 9 месяцев курса можем только обратить внимание на такие явления. Сказать, что мы детально делаем экскурс в независимый кинематограф, я не могу. Все же для начала важно научиться основам кино, а уже потом двигаться в какие-то экспериментальные жанры. Интересные решения, как правило, приходят вместе с практикой. Все же форма обучения, когда ты два раза в неделю посещаешь киношколу, не позволяет размахнуться на все. Хотя есть уже практика продолжения обучения, группа может пожелать учиться далее, и мы формируем под них программу.

  __________________

... Были случаи, когда люди снимали
на обычную цифровую мыльницу
настолько классно, что вполне
возможно попасть в шорт-лист
с такой работой на фестивале


— Если, к примеру, у меня есть навыки, ноутбук и камера — мне этого достаточно, чтобы сделать фильм?
— Абсолютно, если есть коллектив людей, готовых этим заниматься. Сейчас даже можно и не покупать ничего профессионального. В Минске все есть в прокате. По нормальным ценам можно взять все, что угодно.

— Вообще есть ли здесь продюсерский центр или продюсеры, которые готовы финансировать кино?
— Сложно сказать. Я слышал, что можно прийти, к примеру, к Сергею Ждановичу и предложить свой проект. Но опять же я не уверен в достоверности этой информации. Есть люди, для которых кино — это хобби.

— Но все-таки странно, когда таким странам, как Исландия, удается заработать на прокате своего кино, а таким странам, как Беларусь, — нет.
— А потому что не ставят такой цели. На самом деле, если поставить цель и снять фильм на английском языке, то все может и получиться. Хотя и у нас есть пример окупаемости, тот же Андрей Мычко со своими фильмами. Я слышал, он отбил затраты на свои картины после проката по кинотеатрам страны. Понятное дело, это малобюджетки, но все же это прорыв!

— Нет ощущения, что молодые режиссеры тяготеют к жанру социального кино, а не к коммерческой фантастике или хоррору?
— Я бы так не сказал. Молодежь, наоборот, берется за фантастику охотно. А вот те, кто уже с опытом, те идут в жанр социального кино. Ведь фильм — это инструмент воздействия на сознание. Достаточно задуматься о том, что я транслирую во Вселенную? И что произойдет в мире после того, как я это создал. Хоррор — это по сути аттракцион. А вот социальная тема — это уже послание обществу.


— Есть ли в вашем видении какая-либо эволюция частных киношкол?

— Мне кажется, в будущем у нас будут некие совместные кооперативы. Когда люди с разными ресурсами будут собираться на определенный промежуток времени ради какого-то проекта. Мне кажется в этом ключе киношкола — это площадка для первоначального знакомства.

Обзоры последних кинопремьер читайте в нашей постоянной рубрике "Окно в кино". 

Фото: Мария Миранович

Персона: Катя Коба Персона: певица Вика Подвербная