Скачать из Windows Phone Store
a a a a a a a

«Пиво — это не то, что пьется из бутылок под подъездом». Владельцы паба — о культуре пития и школе пивного сомелье

Текст: Марданова Александра, 9 января 6313

Пиво — напиток, который на постсоветском пространстве не привыкли воспринимать всерьез. Учредитель паба Middle Ground («Мидл Граунд») Глеб Грузер и управляющий, партнер по развитию Алексей Даниленко полностью опровергают такую точку зрения. Специально для Relax.by ребята рассказали о культуре пития пенного, своей школе пивного сомелье и о том, почему взяли на себя миссию знакомить людей с этим напитком.

Алексей Даниленко (слева) и Глеб Грузер (справа)

История

В переводе с английского Middle Ground — золотая середина. Это и есть концепция заведения, которое уже больше полугода работает на месте нашумевшего бара Stirlitz. Однако от последнего здесь практически ничего не осталось: светлый интерьер в стиле лофт и дизайн, продуманный «от и до» мамами Алексея и Глеба, — то, что сегодня радует гостей второго этажа на Октябрьской, 23. 

Прежде чем открыть паб, друзья прошли долгие пути становления в сфере. Однако мечте детства суждено было сбыться.

— Я всегда любил все, связанное с барами, кафе и ресторанами. Если куда-то ехал отдыхать, никогда не проводил время только на пляжах — старался посещать заведения, пробовать местную кухню и напитки. Ради того, чтобы работать в HoReCa, даже бросил учебу, — рассказывает Алексей. — Начинал с помощника официанта, долго трудился в «Гамбринусе». Там же совершенствовал и развивал свои знания о пиве.

Глеб родился и жил в Минске до 18 лет, а после этого уехал учиться в Литву. Потом была учеба по программе студенческого обмена в Германии и знакомство с общепитом в Швейцарии.

— Там, в Санкт-Галлене, я трудился официантом. Это стало для меня невероятным опытом: я увидел, насколько люди «горят» делом, любят его. Для них это ответственная работа, требующая профессионализма. Самому младшему официанту у нас было 28, а моему ментору — 50, — вспоминает собеседник.

 

Работа официантом — не просто способ подработки. Так, например, в Швейцарии на этой должности работают профессионалы с зарплатой в 2 500 евро
и чаевыми в два раза больше. 

 

После Швейцарии Глеб уехал работать в Абу-Даби, затем — в Дубаи и Латвию. Спустя несколько лет он вернулся в Беларусь навестить родителей. И здесь, дома, судьба круто развернулась, намекнув: пора открывать что-то свое.

— Совершенно случайно зашел на сайт по аренде недвижимости, увидел это помещение. Приехал на место, осмотрелся и понял: то, что нужно, — улыбается он. — Бросил работу в Риге (где, кстати, тоже думал открыть заведение, но звезды не сошлись), перевез в Минск себя и девушку, встретился с Лешей — и понеслась!

 
 
 

Алексей подтверждает: все произошло спонтанно. И как раз в то время, когда он размышлял об открытии своего места.

— Я искал площади, но не подворачивалось никаких вариантов. И тут позвонил Глеб. Встретились, сошлись на моментах отношения к своему ресторану, работе, желаемой концепции — и все сложилось. Middle Ground мы открыли за три месяца.

Концепция

Золотой середины ребята стараются придерживаться не только в названии паба.

— Для нас важно было создать заведение, куда можно прийти не только на бургеры, стейки или конкретную кухню. Это место должно было стать комфортным абсолютно для всех, — признаются они. — Вначале у нас было меню с акцентом на мясо, но, прислушавшись к гостям, мы поняли, что стоит добавить рыбные и вегетарианские позиции. Это и было отражено в новом меню. Мы всегда стараемся прислушиваться к гостям: сегодня работать иначе невозможно.

Также мы увидели потребность в еще одном заведении с бизнес-ланчами — и не прогадали. На обед к нам приходят не только работники близлежащих офисов, но и едут люди из других частей города. Радуем мы домашним меню: подаем щи, рассольники, драники — все то, что делают мамы и бабушки. Максимально просто и вкусно.

Однако это лишь верхушка айсберга. Лояльность формируется не только напитками и едой, но и политикой заведения в целом, уверены собеседники.

— Мы работаем по принципу честных цен. Это означает, что человек получает то, за что он платит — никаких сумасшедших наценок или второсортного качества. Например, наш тартар делается из хорошей говяжьей вырезки, а не лопаточной части. Разница в себестоимости есть: вырезка дороже. А вот цена блюда одинаковая. Но мы ее не «накручиваем», — объясняет Глеб. — Еще один важный пункт для формирования благожелательности гостей — наша команда. До того как мы ее собрали, было проведено более ста интервью. И сегодня здесь трудятся люди, для которых работа не просто деньги, а философия жизни. Мы все на одной волне. Еженедельно ребята проходят аттестацию: они должны знать меню и кухню.

Также Алексей добавляет: официант — давно не «принеси-подай».

— Это качественный сервис: вовремя улыбнуться, правильно разговаривать, поставить себя, уметь общаться с гостями. Официант должен уметь обсудить любую тему — пусть и поверхностно. Грамотность, подкованность, общительность сегодня — это основа сервиса. А не просто вынести тарелку и потом ее занести обратно (хорошо, если спросит, понравилось блюдо гостю или нет).

 
 
 

О пиве

В заведении можно выпить бокал вина или коктейль, несмотря на то, что бар специализируется на пиве и виски.

— Мы — золотая середина для всех. У нас есть богатая винная карта и авторские коктейли от нашего бармена Сергея Демихова, — рассказывает Глеб. — Но упор идет на пивную карту и виски. Так, у нас закрыты все регионы по этому крепкому напитку. И такое разнообразие нравится людям: и тем, кто разбирается в теме, и тем, кто нет.

Пивная карта была собрана из сортов, которые доступны в столице.

— К сожалению, пока выбор не очень велик: существуют ограничивающие законы. К тому же рынок продаж небольшой. Но мы постарались собрать оптимальное как из импортного, так и из местного пива. Наши краны пополняются новинками из крафтового мира,  — рассказывает управляющий бара. — Мы изначально всем говорим, что хотим поднять культуру пития в стране. У нас есть знания, так почему бы их не передать? Поэтому было решено открыть школу пивного сомелье. К сожалению, для наших людей все еще актуально мнение, что пиво — это то, что пьется из пластиковых бутылок под подъездом или перед телевизором. Но есть огромное количество сортов и производителей, которые позволяют раскрыть все палитры вкусов этого напитка.

 

Пиво бывает не только светлое и темное.
Существует огромная палитра вкусов.

 

Занятия в школе будут проходить по четвергам, первое — уже 16 января.

— Изначально будут две лекции-дегустации с закусками от шеф-повара и пятью сортами, два из которых вы мало где попробуете. Будем вести и дегустационные дневники, — рассказывает о планах Алексей. — После мы планируем провести два курса по пять лекций: первую часть посвятим странам, вторую — сортам.

Также в Middle Ground собираются запустить дегустационные сеты виски.

— Гостям нравится пробовать что-то новое. Вместо покупки целой бутылки они могут прийти к нам, попробовать сорта виски из разных регионов и при желании узнать о напитках больше у нашей команды.

О разговорах «За Пинтой»

Ребята смеются: счастливы, что в Беларуси произошла маленькая «пивная революция».

— Люди стали больше интересоваться пивом. 50-60% гостей, которые к нам приходят, уже изначально знают, чего хотят. Четко называют сорта, про которые два года назад еще никто не слышал. Сегодня посетители ищут, пробуют, а это не может не радовать.

Для продвижения этой философии была создана даже отдельная рубрика «За Пинтой» в Instagram бара.

— Я не был в Минске одиннадцать лет, — пожимает плечами Глеб. — И для меня здесь все изменилось, город стал новым. Столько заведений открылось... Я решил, что хочу познакомиться с активными людьми, у которых есть четкая жизненная позиция. Которые ведут свой бизнес или «шевелят» общественность.

На импровизированную дискуссионную площадку приглашают двоих собеседников.

— Спикеры не знакомы друг с другом, работают в одной или разных сферах. И за пинтой пива мы ведем диалог с точки зрения потребителя обо всем, что крутится вокруг HoReCa, — рассказывает он. — Стараемся делать это каждую неделю. И за обсуждением проводим от двух до пяти часов — ищем золотую середину и здесь.

В Instagram ребята выносят дискуссию тезисно, не скрывая ни одного мнения. Если собеседники хвалят другое заведение — это найдет отражение в обзоре.

— Мы непредвзяты, а «За Пинтой» — честная рубрика, — подытоживают они.

О конкуренции

— Сегодня есть Зыбицкая и Октябрьская, — рассуждают Алексей и Глеб. — Первое — это про гламур, какую-то наигранность, пафос, золотистые канделябры в заведениях и цены.

 

Октябрьская — это ламповость с интересной историей.
И счастье, что эту улицу никто не трогает.

 

Мы пришли сюда и заняли свою нишу, как и все заведения. В разрезе концепции улицы тут каждый дополняет друг друга, и это классно.

Но друзья уверены: не все так просто.

— Чтобы оставаться на плаву, надо постоянно что-то делать, грести веслами, — резонно замечает Алексей. — И постоянно напоминать людям: «Вот они мы, мы здесь!» Частая и большая ошибка новых заведений — они «выстреливают», после чего владельцы тут же расслабляются. К тому же в процессе работы с посетителями становится понятно, где нужно что-то изменить. Ведь работаем не для себя, а для людей. Поэтому именно по их пожеланиям мы стараемся совершенствоваться: ищем золотую середину и будем искать ее всегда.

 

Middle Ground — бар в центре Октябрьской на месте шпионского бара Stirlitz. В меню — известная классика Европы и США в авторской доработке, микс стритфуда
и ресторанных блюд. Акцент сделан на пивную карту: выбор из более чем ста сортов пенного известных брендов и небольших пивоварен.

Партнерский материал

 

Фото: Дмитрий Рыщук

Следите за нами в InstagramFacebook и ВКонтакте.

Зачем нужны винные школы и сколько зарабатывают сомелье? Интервью с винным экспертом Александром Мозоляко Ремесленный хлеб: что это и почему так дорого? История пекарни Дражина
На данном Веб-сайте используются файлы cookie. Продолжая пользоваться ресурсом, вы соглашаетесь с условиями Политики обработки персональных данных.