Скачать из Windows Phone Store
a a a a a a a

Трижды купленное, трижды проданное. Охотник за брендами рассказывает, как построить бизнес на продаже вещей из секонд-хендов

Текст: Берекчиян Валерия, 22 сентября 2017 12570
Партнерский материал совместно с магазинами «Мода Макс» и «Эконом-сити». Что это такое?

Когда-то Relax.by уже сталкивался со «шмотхантерами»: сперва мы говорили об искусстве одеваться дешево и модно, после — о том, что и по какой цене можно найти в толковых минских секонд-хендах (и где они вообще). Тогда же мы узнали о настоящих охотниках за одеждой: ребятах, что приходят в день завоза к закрытым дверям и ждут, пока те сдадутся, по несколько часов; их миссия — отыскать на многочисленных вешалках «фирмУ»: «обнову» для самостоятельной хвастливой носки или дальнейшей перепродажи таким же модникам.

Мы вновь пришли в большой столичный секонд-хенд за час до открытия. Пока «охотники» толпятся за полуопущенной роллетой, переминаясь с ноги на ногу и пытаясь заглянуть за ограждение (надо ведь выбрать траекторию грядущего броска), мы смотрим по сторонам и перебираем вешалки: уже через пять минут после открытия все полки будут досконально проверены и вычищены знатоками.

Говорим с одним из них о «коллекционировании» эксклюзивной одежды, новой субкультуре, которая обогащает, заработках на перепродаже дешевых вещей и не только.

***

Учитель истории Михаил тяготеет к поиску эксклюзивной одежды уже больше десятка лет. Когда-то он, отчаявшись заработать трудом по специальности, договорился с европейскими брендами и занялся привозом достойной одежды в белорусскую столицу. Но бизнес пришлось закрыть с приходом кризиса.

— Я езжу в секонд-хенды уже лет 12, — говорит герой. — Как-то раз наткнулся там на новый брендовый свитер, шикарный, только размер не мой был. Обзвонил друзей, предложил, а он оказался никому не нужен. Мне было жаль оставлять на вешалке вещь стоимостью в $100, доступную за 30 рублей. Забрал его, выложил на стену «ВКонтакте» и продал уже через два дня.

Начал брать в «секондах» все достойные вещи и показывать друзьям, подвешивать вещи из «секов» в свой магазин. Постепенно они стали продаваться лучше и вытеснять новую одежду.

Я понимал, что этого все равно мало, так что начал выигрывать модные вещи на аукционах e-bay. И это было круто, пока покупки не лимитировали в 20 евро. Тогда я оформил склады в США и Англии, где для меня собирали большие посылки.

Сейчас это лишь хобби. Я занялся другим делом и сегодня просто отыскиваю эксклюзивные или достойные фирменные вещи для себя и помогаю друзьям находить красивую одежду.

Для дорогих вещей в нашей стране мало места, считает Михаил.

— Куртка в Hugo Boss стоит примерно $700. В странах, где люди зарабатывают $2 000 ежемесячно, резонно потратить на такую треть своей зарплаты. Белорусам, выходит, придется копить несколько месяцев. Конечно, в стране есть состоятельные люди, способные тратить такие деньги, но других — больше. Гораздо больше.

О белорусской культуре одеваться, брендах и «секондах», в которых их можно найти

Выбирая вещи, продавцы сперва ищут «фирмУ», а потом оценивают ее внешний вид, цену, размер (выбирают средние). Во время знакомства с завозом «охотники» даже не смотрят на саму вещь. Быстро в большом «секонде» всего не перебрать, так что чаще они просто хватают все вещи с интересными лейблами, а уже потом в стороне и спокойствии выясняют, достойные ли они.

Стеллажи провисают от обилия масс-маркета вроде H&M, но это все не то: Михаил ищет бренды, входящие в пантеон казуальных вещей, — Stone Island, Fred Perry, Lacoste, Burberry, Barbour (бренд выпускает одежду для королевского двора, а в Минске в нем, представьте себе, ходят подростки), Ralph Lauren, Tommy Hilfiger и другие.

— Я стараюсь брать эксклюзивные вещи, что-то поактуальнее, такое, чем можно удивить. Заполучить нечто подобное не равно просто купить обновку. Это показатель статуса и принадлежности к определенной культуре (например, к фанатской).

Почему брендовые вещи чаще доходят до нас не в лучшем виде? Избавляться от брендовой вещи (особенно, если на нее была потрачена кругленькая сумма) очень обидно: ты, скорее, заносишь ее до дыр или оставишь на полке до лучших времен. В итоге это вещи с довольно высокой степенью износа. То есть чем выше качество вещей в секонд-хенде, тем меньше среди них брендов.

—  Мои любимые сети — «Эконом-сити» и «Мода Макс». В первом каждый товар имеет свою цену, так что тут классное сочетание цены и качества вещи: они незаношенные, прошедшие строгий отбор. Тут встречаются бренды, но в «Мода Максе», где вещи сортируются гораздо менее внимательно и оцениваются на вес (то есть пальто шикарного бренда и масс-маркета будут стоить одинаково, если одинаково весят), шанс найти крутую вещь выше.      

Причем износ, говорит Михаил, может быть совсем не критичен: для британца пятно от шариковой ручки может быть поводом избавиться от почти нового поло, а белорус его спасет: сотрет жидкостью для снятия лака.

Кроме того, упомянутые сети работают с поставщиками из Англии, а это здорово, считает герой: все британцы — модники, они всегда одевались стильно. Именно среди англичан процветает множество субкультур, связанных с модой; некоторые из них даже закрепляются в нашей стране на волне интереса к секонд-хендам. В 1980-х среди футбольных фанатов в Англии появились «кэжуалс» (их мы видим сегодня около белорусских «секондов»): хотели выглядеть не хулиганами, а «богатенькими детьми» (так было проще скрываться от полиции в толпе). Им интересна такая одежда, в которой можно и собеседование пройти, и выпить в баре, и на свидание с девушкой сходить.

— Распространение такой моды — это в некоторой степени образованность. Пока еще у нас в стране многие относятся к одежде наплевательски. Но Беларусь постепенно европеизируется, потому что подростки, которые сейчас ходят в достойной фирменной одежде, вырастут в стильное поколение взрослых людей.

Модники уверены в себе: я могу прийти на Зыбицкую, зайти в любой бар и знать, что буду заметен там, буду чувствовать себя комфортно. Мне нравится выглядеть не так, как все. Мы всю жизнь друг перед другом красуемся, а одежда — особенный инструмент, который тебя еще и идентифицирует.

Примечательно, говорит Михаил, что в «Мода Макс» можно найти что-то еще, кроме одежды: скатерти, брендовые полотенца, халаты, передники, интерьерные мелочи (сделанные не в Китае или Турции).  

— Есть заблуждение, что минские секонд-хенды хуже украинских. Это неправда, — убежден наш собеседник. — Если ты готов потратить время на основательные поиски, то в минских «секах» удастся покупать все, кроме обуви (ее можно словить только случайно), аксессуаров и нижнего белья.

Можно ли зарабатывать на жизнь таким ремеслом и сколько

Михаил считает, что это может быть основным заработком: охотнику за брендами легко получить больше $1000 в месяц (разумеется, если подойти к делу серьезнее: открыть магазин, а вещи доставать не только в «секах», но и на аукционах и больших распродажах).

— Люди могут экономить на стрижке в парикмахерской или маникюре: бриться дома машинкой и самостоятельно красить ногти. Но они всегда будут есть и одеваться.

Все зависит лишь от того, умеет ли человек продавать и разбирается ли он в одежде.

— Профессиональных продавцов в Минске очень мало, а «шарить» — это главное. Я хожу по «секондам» больше 10 лет и держал в руках тысячи вещей. Могу играть в бренды, как другие — в города, знаю истории создания и особенности пошива каждой достойной марки, могу безошибочно отличить подделку от оригинала.

Кроме того, это занимает немало времени: как минимум придется ходить на завозы четырежды в неделю в разные локации; сами вещи необходимо отглаживать и красиво снимать, чтобы выложить в интернет. В основном, перепродажей фирменных вещей из «секов» промышляет молодежь от 14 до 25; для них это хобби, новое модное развлечение (ну и денежка на мороженое).

Но стоит учитывать, что завозы бывают очень разными, говорит герой.

— Однажды мне не хватило $150 на покупки в одном «секонде» в день завоза: я нашел две эксклюзивные новые куртки (которые в магазинах переваливают за $700), несколько джинсов, рубашек, поло, мне даже пришлось отправить подругу за деньгами. Отвешивать я не хотел, боялся, что уведут.

Кстати, в местах, где цена на вещь с каждым днем уменьшается, среди «охотников» живет практика прятать неплохие вещи, которые хочется забрать чуть позже и чуть дешевле, в рукава халатов или пиджаков.

— Бывает и вовсе невероятный «улов», — продолжает собеседник. — Как-то я за смешные деньги забрал новую куртку с магазинной стоимостью в $1400; есть у меня шарф Dolce & Gabbana, рекомендованная цена которого — $700.

Причем вещи не всегда старые: в минских секонд-хендах можно найти одежду актуальнее, чем в бутиках «Замка»! Пару лет назад как раз в «Эконом-сити» я нашел новый спортивный костюм Adidas. У него был очень специфический принт — какой-то индийский орнамент, я сперва даже сомневался, стоить ли его брать. А потом погуглил: оказалось, что это эксклюзивная коллекция, выпущенная компанией Adidas совместно с японским дизайнерским брендом Neighborhood. Все вещи были номерными, потому что отшивались в ограниченном количестве (всего 1-2 сотни) для модников, которые готовы были забрать их сразу после fashion-показа. Самое интересное, что нашел я его всего через 2 месяца после официального релиза в Лондоне. Как он успел проделать путь с подмостков Англии до минского «сека» — загадка (может, был подарен кому-то до релиза, а владелец избавился от него?). Редчайшие вещи тут встречаются; но, конечно, бывают и такие завозы, что из магазина приходится уйти с совершенно пустыми руками.

К слову, найти крутую вещь можно и не в завоз; так Михаил случайно встретил в «Мода Макс» широкий палантин Burberry из чистой шерсти за 15 рублей (новый такой оценивается в $600).

Стоимость вещей, как правило, повышают в два-три раза. Некоторые вещи оценивают не по тратам, а «по уму»: сколько она заслуживает. В целом же, никто не продает вещи дороже, чем в 25% от стоимости новой вещи в магазине.

— Во-первых, в противном случае было бы все равно очень дорого. Во-вторых, продавец — это не бутик. Отовариваясь в бутике, ты красуешься, показываешь уровень своего дохода, получаешь удовольствие от самого шопинга и сервиса, выходишь с брендовым пакетом на улицу, в конце концов.

О продавцах, их комьюнити и о том, зачем они нужны

— Я модник, — признается Михаил, — мне интересна одежда, так что я исследую все пути для обладания ею: мониторю «Куфар» и «Барахолку», отслеживаю распродажи на Lamoda и Wildberries, заказываю с e-bay, езжу во Львов и Вильнюс, хожу в дни завозов в «секонды» и, конечно, смотрю, что есть в «обновах» моих «коллег». В то же время я не храню миллион вещей — у меня стандартный европейский гардероб. Я легко расстаюсь с одеждой, которую вдруг разлюбил.

Могу позволить себе покупать дорогие вещи, но не вижу смысла приобретать только их. Я хочу много пар обуви и несколько курток, хочу подбирать разные «луки». В прошлом году нашел в интернете ветровку с первоначальной ценой в 1000 долларов, другую купил за 20 рублей в «секонде». На Wildberries и Lamoda бывают черные пятницы не хуже Милана: не так давно купил там кроссовки с изначальной стоимостью в 730 рублей за 230, надо было просто подождать. Всю мою одежду можно условно поделить пополам — на новые вещи дорогих брендов и одежду из «секонд-хенда». Я не вижу между ними разницы и никто другой не сможет визуально отличить их друг от друга.

У продавцов есть сообщество, группа любителей такой одежды — городского европейского лайфстайла. Михаил утверждает, что между ними нет жесткой конкуренции. Это, скорее, спортивное соревнование, начисто лишенное агрессии: желание отыскать более редкую, дорогую или необычную вещь (а о «подвигах» даже рассказывают друг другу). Модники никогда не дерутся за вещи, большинство из них хорошо знакомы, отдыхают вместе и предлагают друг другу «обновы» со скидками. Это своего рода коллекционирование.

— Зачем нужны такие продавцы? Они помогают людям выбирать недорогие достойные вещи из обилия всякой всячины. Многие белорусы не хотят одеваться в масс-маркете, просто не у всех есть время на поиски. У нас только два ТЦ продают брендовые вещи — «Арена сити» и «Замок», но там реально дорого. Что до масс-маркета — радуясь новым джинсам за 80 рублей, подумайте: за них платили пошлину в 30%, доставили в Минск, заплатили налоги, аренду и зарплату персоналу. Их себестоимость — $5, это вещь, которую придется выбросить через пару месяцев. Смена гардероба каждый сезон, согласитесь, вариант не для всех.

Мы не гоняемся за модой, нам интересен стиль. Приятно отхватить что-то из последней коллекции, но гораздо важнее собирать брендовые «луки» — подбирать кроссовки под куртку, марку под марку. Вот удовольствие.

Фото: Дмитрий Рыщук


Новости Relax.by в твоей ленте и в телефоне! Следите за нами в Facebook и ВКонтакте, подписывайтесь на наш Viber-чат!

«Приходится отказывать некоторым магазинам, чтобы сохранить концепцию». Что произошло за год работы Galleria Minsk «Сын съезжает по ступеням, представляя горку». Отобраны 10 минских дворов, которым подарят детские площадки