3d 6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth instagram list-alt login mailru mobile-phone more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

5 молодых фотографов — о свадьбах, клиентах и гонорарах

Текст: Крутова Юлия, 7 июля 2015 7613 14

Relax.by много общался с молодыми и талантливыми белорусами и решил, что пришло время делать это публично. Сегодня мы собрали на откровенный разговор пять минских фотографов, которые без купюр рассказали о гонорарах, свадебной съемке, любимых и случайных клиентах, а также о том, где еще можно заработать фотографу.

Про цены на фотосессии

— Есть два принципа формирования цены — как ты оцениваешь себя и какова реальная ситуация на рынке. Например, недавно в Facebook я озвучил стоимость портретной фотосъемки — 120 долларов. Многим показалось, что дорого. Я это понимаю, но не могу поставить ее ниже, иначе перестану уважать себя как специалиста. Есть исключительные ситуации, например очень интересные или необычные предложения (это касается как самих съемок, так и героев). Тогда условия можно корректировать. Средняя стоимость свадебной съемки была 500 долларов. Думаю, о таких вещах надо говорить открыто, но многие фотографы почему-то делают из цены тайну за семью печатями. Мне как клиенту, например, хотелось бы сразу знать примерный расклад, а не разгадывать ребусы со стоимостью.

— Фотография в принципе не может быть дешевой, а хорошая фотография — тем более. В съемке задействовано очень много ресурсов как технических, так и творческих, это напряженная и сложная работа. В среднем по Минску свадебная съемка стоит 500 долларов. Отдельно оплачиваются обработка и оформление, которое может тянуть более половины всего бюджета. Несведущим общая сумма может показаться баснословной, но, если разбить ее по пунктам, все станет на свои места.

— У меня нет фиксированного ценника на фотосессию, в зависимости от сложности задачи смета может состоять из 15–30 позиций. Я предлагаю клиентам полноценный фото продакшн, который значительно облегчает им жизнь. Это включает разработку концепции, организацию рабочего процесса, кастинг, локейшн скаутинг, команду специалистов и ретушь. Съемки для журналов я рассматриваю как возможность для экспериментов. Денег этим не заработаешь, но можно пофотографировать новые коллекции одежды именитых брендов, шикарные ювелирные изделия, организовать съемку мечты. Журнал — ключ к дверям, которые самому просто так не открыть. Кроме того, это замечательный способ себя прорекламировать.

— Цены разные, минимум — 200 долларов. Отталкиваясь от этой суммы, можно начинать что-то делать. Если заказчик просит репортаж, это одно дело. Свадебная фотосессия, которую нужно долго обрабатывать, стоит больше. Вилка на такую съемку — от 600 до 1 200 долларов. Все зависит от поставленной задачи и времени, которое уходит на создание того или иного продукта, включая саму съемку, обработку и производство альбомов или фотокниг.

— Кто-то понимает ценность хороших фото и готов платить за них от 800 долларов, кто-то считает, что друг, у которого есть камера, сделает не хуже. В Беларуси цена на свадебную фотосъемку изначально сформирована неправильно — она очень занижена. Другой вопрос в том, что не все отличат обычные фото от хороших. Если говорить о наших расценках, то в среднем законченная фотоистория стоит от 400 до 1 200 долларов.

Есть простые истины, которые помогают найти свое место в жизни и быть счастливым. Но зачем нам это, если мы каждый день ходим на нелюбимую работу, делаем, чего не желаем, говорим, о чем потом жалеем, если мы не умеем любить, но при этом хотим, чтобы любили нас? Разрешите себе побыть свободным — и тогда вы поймете, что такое быть счастливым. «Два дня в твоей жизни самые важные: день когда ты родился и день, когда понял зачем» — эта фраза Марка Твена когда-то объяснила мне, как это сделать.

Про свадебные съемки

Максим Шумилин:
— На свадебных съемках я получаю от процесса удовольствие. У меня своя среда клиентов — спокойная и неспешная, с которой можно работать и искренне радоваться общему делу. Часто снимаю семейные и свадебные фотоссесии на пленку, иногда даже печатаю в лаборатории ручные портреты для клиентов.

Фото: Максим Шумилин


Александр Кладов:

— Свадебной фотосъемкой я начал заниматься около десяти лет назад. Как источник заработка или подработки она уже была достаточно популярна, но не носила такого массового характера, как сейчас. Я не заканчивал специальных курсов и не стремился стать непременно свадебным фотографом, а лишь использовал творческий подход в этом специфическом виде съемки. Весной 2008 года я принял участие в конкурсе Российской ассоциации свадебных фотографов, где неожиданно для себя получил звание «Лучший свадебный фотограф» и третье место в номинации «Портрет невесты». В августе меня ждали уже 15 заказов, и я до сих пор не могу понять, как смог вынести такой жесткий темп, продолжая удивлять заказчиков качеством работы. За это время свадебная съемка переросла из статично-постановочной пленочной в динамично-репортажную цифровую с привкусом псевдодокументальной фотографии. Но у меня свадьба по-прежнему ассоциируется с портретами, которые я продолжаю снимать на широкую пленку.

Фото: Александр Кладов


Евгения Искра:

— Мы — я и мой муж Антон — снимаем вместе уже три года, до этого он мне ассистировал. Нам нравятся свадьбы и предсвадебные съемки. Кроме того, мы любим снимать travel. В течение года мы много путешествуем и привозим фото на память.

Свадебная съемка — это прежде всего большая ответственность. В этот день фотограф является глазами будущей семьи, его задача — рассказать и показать, что происходило в день ее рождения. Поэтому при выборе очень важно не только ориентироваться на портфолио, но и быть с фотографом на одной волне. Выслушайте советы родителей и друзей и прислушайтесь лишь к тем, которые считаете правильным. Не позволяйте окружающим сделать свадьбу их мечты.

Фото: Евгения Искра


Татьяна Кежа:
— Бытует мнение, что в Беларуси фотографы могут зарабатывать, только снимая свадьбы. Я перестала работать на свадьбах три с половиной года назад — это было осмысленное решение — и сфокусировалась на том, что мне действительно интересно. А именно на рекламной и fashion-фотографии. Мое отношение к свадебным съемкам положительное. Это такое же искусство, как и любой другой жанр, далеко не каждый сможет запечатлеть трогательные моменты и эмоции. За последние пару лет уровень свадебной съемки в Беларуси вырос, появились люди, которые с каждым годом поднимают планку выше и выше. И это прекрасно!

Фото: Татьяна Кежа


Евгений Отцецкий:
— На данный момент я постепенно ухожу из свадебной фотосъемки. Причин тому множество, самая главная — я перестал верить в то, что передо мной происходит. Белорусские свадьбы в большинстве своем не приемлют репортажный формат, так как он подразумевает высокую степень искренности и достоверности. Белорусские свадьбы хотят сказки. Я понял, что все эти красивые фотосессии, по сути, обман, хорошая картинка. Далеко не всегда люди счастливы в этот день. Но это не важно — главное, чтобы на фотографиях все было как надо. Поэтому роль свадебного фотографа стала такой значимой — он создает липовый документ. А еще делает настроение и придумывает досуг — выполняет роль ведущего. Мне все это кажется неправильным. На мой взгляд, задача фотографа — максимально достоверно и по возможности красиво задокументировать самые важные моменты этого дня.

Конечно, так получается не всегда. Я работал с прекрасными парами, отлично проводил время и только к вечеру замечал, что устал, настолько меня поглощали процесс и общение. С некоторыми из них я до сих пор поддерживаю связь. К тому же в последнее время я работал со средним классом в самом удобном для себя ценовом диапазоне. Это изначально отсекало потенциально опасные группы клиентов — очень богатых и очень бедных.

В силу того, что свадебная фотография — наиболее прибыльное направление на белорусском фоторынке, эту нишу заполнило огромное количество специалистов среднего и низкого уровня.

Зачастую люди не имеют никакой школы — ни портретной, ни репортажной, ни предметной съемки. Отсюда очень низкий уровень понимания процессов, заштампованность в сюжетах и постановках. Многие фотографы не владеют даже композицией и светом, что уж говорить о психологии и работе с портретом. С другой стороны, появилась качественная и умная техника, которая многое прощает. Чтобы получить откровенно плохой результат, нужно постараться.

Фото: Евгений Отцецкий

Про клиентов

Александр Кладов:
— Однажды друг попросил меня снять молодоженов во время прогулки, договорились на «три ролика и 100 фото 10х15». При отборе десять кадров ушли в технический брак. Жених взял стопку фотографий и принялся пересчитывать их картинками вниз, как игральные карты в колоде. Получилось 98 отпечатков. Пришлось долго объяснять, куда делись еще два фото. Теперь я снимаю пары, которые точно знают, чего хотят, или тех, кто обратился по рекомендациям.

Фото: Александр Кладов


Евгения Искра:
— Мне не нравится выражение «мои клиенты» — лучше «мои ребята», я называю их именно так. Они чем-то похожи на нас с Антоном, иногда даже имена совпадают. Не понимаю, как так получается, но к нам тянутся люди определенного типа, который мне определенно нравится. Чаще всего это ребята 23–35 лет, которые прикладывают много усилий, чтобы сделать свадьбу, о которой они мечтали.

Нам очень нравится снимать проекты. Для нас это не просто фотосессии с огромным количеством декора в лесу или в поле, а съемка в новых и ярких местах, возможно, в другой стране. Не важно, где находится локация, мы готовы ехать за нашими ребятами по всему миру.

Фото: Евгения Искра


Максим Шумилин:
— Мои клиенты — люди разного круга, мне сложно выделить какую-то социальную прослойку. Это те, кому нравится то, что я делаю, люди, которым близка моя манера съемки, пленка, средний формат. В творчестве мне интересна классическая черно-белая фотография, ручная печать и некая своя мифология, построенная на поэтичности. Над этим я работаю уже лет десять.

Фото: Максим Шумилин


Евгений Отцецкий:
— Сейчас, когда у меня есть другая основная работа, могу точно сказать, что бешено уставал, снимая свадьбы каждую неделю. На данный момент практически все свое время я отдаю преподаванию в школе фотографии Studio67, где веду два полноценных курса. Мне нравится рассказывать, и, мне кажется, моим студентам нравится слушать меня. Раньше эту работу приходилось совмещать со свадьбами и съемками для журнала, личного времени практически не оставалось. Это был продуктивный, но очень тяжелый период в моей жизни.

Что касается клиентов, на данный момент я фотографирую в основном для знакомых или знакомых знакомых. Это позволяет делать съемки с достаточно большим перерывом, благодаря чему к каждой фотосессии я готов на все сто. В этом году я снял всего одну свадьбу, где прекрасно провел время.

Фото: Евгений Отцецкий


Татьяна Кежа:

— В основном я работаю с белорусскими компаниями, среди общеизвестных — Zorka, velcom, Conte, «Керамин», Беларусбанк, Serge. Также меня представляет литовский фото продакшн Cyclopes, в сотрудничестве с ним я снимала для немецкого бренда одежды OTTO и литовского молла Panorama. В Беларуси я работала практически со всеми журналами: Fashion Collection, ICON, «Большой», «Таймер», «ЭШ», мои съемки печатали и в зарубежных изданиях. Мне интересно работать с людьми, которые горят своим делом. Они дают невероятный заряд, и результат всегда получается фантастическим.

Фото: Татьяна Кежа
Что не так с белорусским интернетом: топ лучших и худших дизайнов от руководителя компании Astronim Богдана Коровца Не только «Ў»: арт-директор галереи о том, где еще тусуется белорусская богема