3d 6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth instagram list-alt login mailru mobile-phone more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

Тот самый Децл в Минске: «Как только начинаешь гнуть свою линию, тебя сливают»

14 сентября 2015 311

Нам удалось встретиться с человеком, который скрашивал наши с вами юношеские протесты «Вечеринкой у Децла» и «Письмом». На один день Децл приехал в Минск и мы, переслушав со слезами на глазах песню «Я хочу найти сама себя», отправились на очень краткое интервью с кумиром детства.

— Вы поете «2015 год – рэп уже не тот». А что изменилось? О чем нужно было петь раньше, чтобы собирать толпы фанатов, и что просит публика сейчас?
— Я не знаю, о чем нужно, о чем нет. Мои новые песни – отражение моей философской позиции, а категориями «нужно-не нужно» рассуждать не могу. Моя основная идея была в объединении поколений – чтобы слушали и старшее, и младшее поколение. Судя по тому, что нравится и молодым, и взрослым, я достигаю своей цели.

Я за то, чтобы люди слушали интересную музыку – джаз, регги, фанк, соул – то, откуда до сих пор берут семплы для новых хитов, потом что все новое – это забытое старое.

— Звучит утопично: недавно в Минск приезжал старичок Ли Перри, и он собрал вокруг себя откровенно возрастную публику, молодежи было мало. А вы хотите всех объединить…
— Это своеобразный персонаж, для того, чтобы позиционировать себя как я, нужно находиться хотя бы в средней возрастной категории, а Ли Перри уже за восемьдесят. Дедушка – прикольно, но старший брат – прикольнее. Молодежь не особенно прислушивается к тем, с кем большой возрастной разрыв.

Вся современная фантастика, о которой писал тот же Азимов Айзек, реализуется в совремнной жизни, так что пусть у меня и много утопичных идей, мечтать не вредно.

— А сами-то к кому прислушивали?
— Люди могут слушать, а могут смотреть на поступки. Я скорее на поступки смотрел.

— В каком-то интервью вы жаловались, что из вас насильно сделали поп-звезду. И как после бороться с имиджем популярного мальчика с дредами?
— Не давать собой управлять, стараться гнуть свою линию – а это сложно, как только начинаешь гнуть линию, тебя сливают. Но навязаться можно любую музыку, можно многое сделать хитом, но чтобы песня прожила десять лет, звезды должны стать в определенную позицию.

Начинал, к слову, в миллениум, а это круглая дата, возможно, на небе как раз было что-то со звездами, и потому я до сих пор остаюсь на уровне, на котором был в 2004 году.

— Недавно вы выступали на празднике красок холи в Минске, и толпа детей ломанула к сцене именно когда пришло время «Вечеринки». Не раздражает, что все до сих пор визжат и прыгают под эту песню?
— У музыки нет срока годности, если сумел завоевать сердца десятков тысяч, еще два десятка к ним приклеится. Мне приятно, что меня слушает и молодежь, и люди постарше – видимо, им нужны какие-то идеалы. Я становлюсь для них примером юношеского максимализма и протеста.

— Вы уже в 17 лет ездили на гастроли с Дельфинов. У вас-то кто был примером протеста и максимализма?
— Я сильно изменился с того времени. Ты меняешься, когда у тебя рождается ребенок, появляется постоянная женщина, начинаешь искать выходы из разных жизненных ситуаций, и идеалы меняются. Мои дреды – показатель стабильности во взглядах на жизнь. Так что стержень остался, есть закон Божий, который мы соблюдаем, а остальное приложится. А закон вселенной такой: она зеркальна, не делай с другим того, чего не желаешь себе.

— И каким же богам поклоняетесь?

— Я крещенный православный христианин. Мне нравится кое-что из философии буддизма – это религия, которая ничего не отвергает. Все религии говорят об одном: есть любовь, есть милосердие. Но вообще религию и политику лучше не обсуждать – тонкий момент.

— Только хотела спросить про политику…
— А что про политику? Все плохо. Музыкант не должен лезть в политику, но музыка должна выражать общественную политику. Музыкант как отражение общества, массы, он поет о том, о чем думает его зритель. А пропаганда, агитация – это недопустимо для музыканта. То, чем занимаются в России многие люди искусства – это псевдопатриотизм. Наша беда в том, что умерла дипломатия.

— Рэп - это музыка добра?
— Это сатанинская музыка – секс, наркотики. Многие говорят, что у меня на кольце сатанинский взгляд, потому что они что-то там слышали о треугольниках. А что, если бы у меня был квадрат, все говорили бы, что я черному квадрату помогаю?

Когда пишешь реп, нужно понимать, что это материализация реальности: о чем споешь, то и получишь. Поэтому когда черные ребята поют про тачки, их они и получают. А многие российские реперы не понимают, как работает материализация, и поют такую ерунду!

Я сейчас специально отказываюсь от навязывания своего творчества, чтобы люди сами находили, и как только сами нашли, это уже надолго.

«Индустрия торжества. Осень 2015» Татуировки самой яркой участницы шоу «ГОЛОС»