3d 6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth instagram list-alt login mailru mobile-phone more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

KILLTODAY: «Сочетание женского тела и ремней — это красиво и сексуально»

Текст: Нагапетян Лора, 21 июля 2014 3047 10

Если хороший дизайнер должен удивлять или, более того, менять взгляд на вещи, то у Миланы Хасиневич, основателя бренда KILLTODAY, это получается на пять с плюсом. Вспомним коллекцию Karma на MSK Fashion Week, вызвавшей возгласы: «Как же так, намордники на девушках!». А позитивный смысл коллекции разглядели немногие. Об этом и не только мы поговорили с Миланой Хасиневич в ее мастерской.

Мастерская открылась недавно по адресу ул. Куйбышева, 22. Так что Relax.by стал один из первых ее гостей. Как мы и ожидали, здесь нет легкомысленного интерьера, зато полно реликвий, как модных, так и связанных с ней косвенно.


Слово шоу-рум мне в принципе не нравится — слишком гламурно


«Слово шоу-рум мне в принципе не нравится — слишком гламурно и пафосно, — сразу предупреждает дизайнер. — А для моих вещей гламур не применим. Это моя мастерская, я ее называю Hütte, что с немецкого переводится как избушка. Горная избушка — место, где я нахожу успокоение, занимаюсь творчеством и встречаюсь с клиентами».


Мастерская Миланы небольшая. На входе справа — стенд с изделиями, на котором сразу замечаем ее фирменные вещи, кожаные сумки, рюкзаки, браслеты, бандажи. Материал, из которого все это появляется, рулонами лежит на полках — кожа цвета сажи, со змеиной фактурой, лаймового, малинового и самых разных оттенков.


«Это итальянская кожа. Я не работаю с кожей экзотических животных — больше склонна к классике. Однако в последней коллекции использована лаковая кожа, она выглядит как искусственный материал, этим и привлекла. Выбирая материал, сразу же представляю, что из него можно сделать.



Недавно пересматривала фотографии со школьных лет: я там стою с сумкой, которую сама сшила. Уже тогда я брала старые кожаные куртки, разрезала и разрисовывала их, делала сумки и обложки для любимых книг.

Меня часто просят сделать что-то из искусственной кожи или ткани, но пока не могу себя побороть и начать работать с этими материалами. Из материалов, которые никогда не стану использовать, я бы еще назвала мех.


Алтарь — отражение многочисленных интересов Миланы. Каждая вещь как реликвия со своей историей. Дизайнер неравнодушна к творениям природы. Минералы — сувениры из поездок: один из Альп, с северной стены горы Эйгер, другой — с берега Северного моря.


Египетский крест Анх — подарок дорогого человека. Это символ мудрости и вечной жизни. Гранат символизирует богатство и благополучие. Череп дикого козла подарил Милане папа, увлекающийся охотой. Этот череп как своеобразное напоминание о том, что все не вечно на этом свете.

«Люблю также дерево и процессы, которые с ним происходят. Эту ветку с берега Немана, которую я нашла сама, обгрызли бобры. По-моему, это идеальная фактура. Однако никогда не использовала дерево в изделиях, так как не знаю способов обработки и того, как оно себя поведет со временем».


Хоть и большинство моих клиентов — белорусы, я сама стараюсь ориентироваться не на белорусского потребителя


— Нескрытая брутальность ваших вещей наталкивает на мысль, что в юности вы слушали тяжелую музыку, увлекались готикой. А может, чем-нибудь и похлеще.

— В 15 лет я начала слушать black metal. Испробовала на себе множество субкультур, интерпретировала их философию. Интересовалась культурой кришнаитов. Но относительно религии уверена, что имя, которым ты называешь бога, не имеет значения. Все эти обряды, поклонения не имеют к вере никакого отношения. Конечно, весь мой опыт отразился в творчестве. Путь моих увлечений отражен на алтаре в мастерской.

— Как эти увлечения привели к моде?

— Нельзя сказать, что мода — это только цветочки и стразы. На творчество меня вдохновила бельгийская школа дизайнеров: Анн Демельмейстер, Хайдер Аккерман. Образы, которые они создают, очень индивидуальны, несмотря на то что выполнены в минималистичном духе. Во всем искусстве Бельгии существует очень большая преемственность. Это то, чего не хватает нашему искусству и культуре. У того же Аккермана я нахожу отсыл к творчеству художников Северного Возрождения: все эти цвета, драпировки, пластика моделей во время показа.

Еще один источник вдохновения — это природа, в частности, белорусская: озера, леса, болота. Понятно, что в вещах они не отражаются. Ведь визуал изделий создается в голове из множества образов и составляющих.


— Творчество каких белорусских дизайнеров вам близко?

— Часто сотрудничала с Ольгой Кучеренко. Как-то случайно у нас случился творческий союз, создавали коллекции, в итоге сдружились. Из белорусских дизайнеров близка по духу Даша Лученкова. Мне нравится ее видение моды, ход мыслей. Несмотря на то что она белорусский дизайнер, вещи у нее получаются европейского уровня. Ее вещи я представляю на девушках в Нью-Йорке или Амстердаме.

Хоть и большинство моих клиентов — белорусы, я сама стараюсь ориентироваться не на белорусского потребителя. Заказы идут из Польши, Литвы, Бельгии. Знаю, что в Северной Европе мои вещи придутся по вкусу, ведь там ценят потрепанность, состаренность, вещи с историей. Вот для Германии моим изделиям не хватает лоска — там люди любят добротные идеальные вещи, к которым не придерешься.


Люди неправильно поняли коллекцию Karma. У молодого поколения какое-то слишком старческое видение мира


— Ваш совместный с брендом YEVTUKHOVICH показ на MSK Fashion Week вызвал противоречивые реакции. Саша Варламов был возмущен. Цитирую: «Женщина в наморднике и в собачьих шлейках не может быть прекрасной. А автору, который видит женщину такой, нужно срочно обратиться за помощью к А. А. Лещинскому (университет в Гродно) — преподавателю автора (!), который точно знает, как нужно создавать образ современной Женщины. Гродно должно быть стыдно за такое искусство». Как вы на это отреагировали?


— К критике я отношусь хорошо. Мне даже приятно! Сам Саша Варламов высказался о показе. Но плохо о нем говорить я не буду. На мой взгляд, люди неправильно поняли коллекцию Karma. У молодого поколения какое-то слишком старческое видение мира. Ладно, Саша Варламов — ему простительно, он в другое время вырос, принять такую подачу ему трудно. Но молодежь!? Мужчины увидели в коллекции оскорбление. Женщины более спокойно восприняли. Эта коллекция получилась очень правдивой, возможно, поэтому у одних она вызвала шок и отвращение, а у других — своеобразный катарсис.


Аксессуары для лица выглядят, конечно, жутко и шокирующе. Но они отсылают к Средневековью. Похожие маски в то время надевали на женщин в качестве наказания за грехи. Их так мужья наказывали. Коллекция отражает не унижение женщины, а ее страдание, переживание и боль. Так что, маски — это не моя больная фантазия. Я их стилизовала под современность. А по поводу идеи коллекции… За все, что мы сделали в этом мире, мы ответим. Это и есть карма.


— Эти шокирующие маски нашли своих обладателей после показа?

— Конечно. Но их покупают не для того, чтобы носить на улице. Ими заинтересовались, например, танцевальные коллективы, люди, которые собираются на тематическое мероприятие и хотят выглядеть интересно. Можно сказать, что я сделала аксессуар для театра. А в жизни, как мы знаем, есть частичка театра.


Мне же нравится сочетание женского тела и ремней. Это красиво и сексуально, в них можно чувствовать себя королевой


— Ваша фишка — это бандаж. В нем тоже есть какой-то кармический смысл?

— Бандажи были на пике моды два-три года назад. Подиумы пестрели бандажами. Мне же нравится сочетание женского тела и ремней. Это красиво и сексуально, в них можно чувствовать себя королевой. Создавая бандажи, вдохновлялась сюжетами Средневековья. Упряжки лошадей, кстати, изящно сделаны. Есть в коллекции бандаж, который полностью повторяет скелет человека.

Бандажи покупают часто. Не знаю, где они потом используются, но такая вещь приемлема и в повседневном гардеробе. На практике ни разу не было, чтобы ко мне пришли и сказали: «Мне для сексуальных игр нужен бандаж».


— Ваши клиенты похожи на вас? Что чувствуете, когда видите свои изделия на улице?

— Вероятно, создается впечатление, что образ моих клиентов — это некий вычурный смелый модник. Но на самом деле я даже не могу выделить среди них общую черту. Вещи заказывают и люди, которые следят за модными тенденциями, и люди, предпочитающие классику, но которые не прочь добавить в образ фишку. Хотя их возраст могу назвать — до 35 лет.
Недавно ехала в метро, передо мной стояла девушка с клатчем, который она купила у меня в 2009 году. Она сказала, что не может с ним расстаться и скоро еще что-нибудь купит. Конечно, приятно.


Для предстоящей недели моды Милана намерена подготовить самостоятельную коллекцию. Несмотря на то что дизайнер создает только аксессуары, а не одежду, сотрудничать с другими дизайнерами она не собирается. «Если я одену корсет на моделей, это будет считаться одеждой?» — говорит Милана и дает понять, что зрителям стоит ждать что-то очень интересное.

Другие материалы о моде читайте в нашей рубрике

Фотограф: Ирина Забирашко

Из Китая с любовью Не продавая почку