3d 6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth instagram list-alt login mailru mobile-phone more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

Александр Бородулин: С самого начала я хотел быть лучшим!

5 апреля 2011 723 1

Сын знаменитого советского фотографа Льва Бородулина, он первый русский фотограф, кто начал работать с такими известными журналами, как Vogue, Marie Claire, L’Officiel, Playboy и другими. Его фотопроект "Русские девушки"  в Playboy на 30% поднял продажи журнала по всему миру и до сих пор этот выпуск считается самым успешным за всю историю издания. Работал с такими знаменитостями как Энди Макдауэлл, принцесса Стефания, Роман Полански, Беф Тод, Джия, Сильвия Майлз, Энди Уорхолл, Шон Янг, Марго Хемингуэй, Билли Айдл, Кейт Ричардс, Фредди Меркьюри, Микки Рурк, Арнольд Шварценеггер и многими другими.

- Александр, Вы впервые в Минске?

- Когда-то давно я был в Минске проездом в гостях у приятеля. Но он жил почти загородом, поэтому впечатлений почти не осталось. Сейчас я по-настоящему начинаю открывать для себя Минск, и он мне очень нравится. Конечно, очевидно наследие советской архитектуры. Но присмотревшись, видишь очень современный открытый город, что-то между Берном или Антверпеном. Мне кажется, в ближайшем будущем Минск станет полноценным европейским городом. Я вообще думаю, что вы живете в стране невероятных возможностей. Но, чтобы оценить все достоинства этого места, вам надо вырваться и посмотреть со стороны, а это сделать сложно. Возможно, мой проект, который я планирую здесь сделать, поможет белорусам по-новому взглянуть на свою страну.

- Вы – сын знаменитого фотографа. И, с одной стороны, естественно то, что продолжили семейную традицию. Но выбор наверняка был. Поэтому… почему все-таки фотография?

- Я самого детства хотел быть именно фотографом. Или писателем. Но чтобы писать, нужно постоянно совершать над собой массу волевых усилий. В фотографии я чувствую себя более свободным и независимым. Берешь в руки фотоаппарат и отправляешься в «неизвестное». Хотя, писать продолжаю до сих пор, бывает даже по пять страниц в день. Возможно, и в этой области у меня что-то получиться. Еще очень важно, что с самого начала фотография стала для меня способом заработка, особенно когда я попал в Америку. Тогда не было даже времени подумать о том, чем я хочу заниматься. Нужно было жить, и я снимал. Правда, стоит сказать, что амбиции у меня всегда были очень большими. Как бы ни складывалась жизненная ситуация, я всегда держал определенную планку: бытовую фотографию, например, групповой портрет группы детского сада, никогда не снимал. С самого начала хотел быть лучшим, поэтому постоянно держал перед собой эту цель.

- Когда в 1974 году Вы попали в Америку, по Вашим словам, Вам пришлось «перенимать опыт американской фотографии». В чем заключался этот «опыт»?

- В первую очередь, знание фотографии. В Советском союзе люди, в том числе и художники, были информационно ограничены. Мы не имели возможности узнавать о новых технических достижениях, художественных направлениях. Знания доставались с трудом и фрагментарно, а учиться приходилось интуитивно. Поэтому первые три года в Америке я просто поглощал информацию: начиная от истории фотографии до каких-то практических вещей. И, конечно, поразил профессиональный подход западных фотографов к своему делу. Без метафизики и излишней рефлексии, но с четким пониманием цели.

- В одном из интервью вы сказали, что сегодня молодые люди, которые хотят быть фотографами или даже уже называют себя таковыми, часто не знают «Достоевских» или «Толстых»  фотографии. С чего бы вы начали «ликбез» для молодых фотографов?

- Вы представляете себе, что такое история литературы? Геродот, Софокл, Шекспир и т.д. То же и в фотографии: сотни имен, которые необходимо знать. Если говорить о моих предпочтениях, я бы назвал Диану Арбуз, Эрнста Хааса. Мне нравится то, что делает сегодня Дэвид ЛаШапель. Отдельно в спортивной фотографии я назову своего отца: он действительно мастер. Ну, и конечно, творчество Хельмута Ньютона. Этот список можно продолжать очень долго. Поэтому молодым нужно обращаться к истокам фотографии,  интересоваться всем, особенно сегодня, когда это стало так доступно.

- Фэшн-фотография – «случайный» для Вас жанр  или то, чем хотелось заниматься с самого начала?

- С одной стороны, как будто случайно. Жена моего друга Эдуарда Лимонова Лена решила стать моделью и попросила сделать для нее портфолио, с которым она потом отправилась в модельное агентство. После чего я получил заказ на портфолио для еще 20 моделей этого агентства. Так и началось. Но если бы это мне было не интересно, я бы бросил. В конец концов, вопрос заработка для меня уже давно не стоит. Просто с самого детства мне нравилось дружить с девчонками, быть с ними. Фэшн-фотография естественное продолжение мое истории.

- Возвращаясь к заработку, Ваш случай – своего рода уникален. Очень многие считают, что заработать фотографией невозможно…

- Да, я тоже так считаю. Мой опыт – действительно исключение. К сожалению, успех искусства сегодня, в первую очередь, зависит от пиара. Существует масса примеров, когда очень талантливого фотографа открывали только спустя десятки лет после его смерти.  И наоборот, среднего уровня снимки вдруг имеют бешеную популярность и их все хотят. Это и удача, и целенаправленная работа людей, которые окружают художников. Например, случай со знаменитым скульптором Христо, который прославился тем, что «упаковывает» различные объекты – от пишущей машинки до здания Рейхстага. То, что он делает, это здорово. Но вполне возможно, если бы не его жена, которая оказалась хорошим менеджером, мы бы о нем не знали. Важно, чтобы хотя бы один человек рядом с художником восхищался тем, что он делает.

- Сегодня красота, в том числе женская красота, остается все еще недоступной и потому желанной для людей. Но если, как Вы сказали, благодаря пластической хирургии некрасивых женщин просто не останется, что будет снимать фэшн-фотография?

- Сложно сказать. Мы находимся на пороге коренных изменений, связанных и с технологиями, и с генной инженерией. Вполне возможно, красивое тело в будущем можно будет одевать так же легко, как и одежду, менять лица, как головные уборы.

- Тогда на какую «красивую» фотографию будет «спрос»?

- Даже если красивое тело станет «доступным», останется нечто эксклюзивное и потому желанное. Вполне вероятно, что канон красоты вообще изменится, например, в моде будут двухголовые люди или мутанты. И это будет красиво, я уверен.

- Ваша биография богата и насыщена, Вам есть с чем сравнивать, о чем вспоминать, возможно, ностальгировать. И все-таки... сегодня вы удивляетесь чему-нибудь?

- Конечно! Я удивляюсь, когда встречаю людей, которые проявляют свои лучшие стороны. И, к моей радости, вокруг меня таких удивительных людей много. Не перестаю удивляться, когда узнаю что-то новое. Несмотря на то, что прочитано и увидено огромное количество книг, картин, фотографий, мне нравится открывать что-то современное. Например, я очень обрадовался, когда познакомился с французским писателем Мишелем Ульбеком. Потом всем его советовал. Поэтому удивление, можно сказать, мне даже необходимо. Я каждый день стараюсь что-то прочитать, сходить на выставку, познакомиться с новыми людьми.


- Значит, Вас можно назвать счастливым человеком?

- Думаю, так оно и есть.

Фотовыставка «Ретроспектива Александра Бородулина» продлится до 21 апреля в Художественной галерее "Университет культуры" во Дворце Республики.

Ольга Бондар: «День в стиле relax.by удался!» Ольга Малкина: «Нужно чаще заходить на relax.by!»