3d 6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth instagram list-alt login mailru mobile-phone more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

Konplott коллекция осень-зима 2011-2012

8 сентября 2011 739

«Любой день имеет свой изящный момент, любое настроение — свой блеск».

 Миранда Константиниду: модельер и деловая женщина


«Бескомпромиссно и смело»

Миранда Константиниду признана во всем мире как дизайнер, который на протяжении ряда лет задавал ведущие тенденции ювелирной моды. Художник и модельер по образованию, она родилась в Салониках (Греция), выросла в Германии, училась в Болонье (Италия) и Трире (Германия). В 1986 г. она основала дизайнерский лейбл «Konplott / Miranda Konstantinidou», которым она руководит с полной отдачей и по сегодняшний день. «Моей целью является украсить любую женщину в любой ситуации», сообщает Константиниду, которая отказывается мыслить в категориях целевых групп и штампов красоты, вместо этого она выдвигает на передний план индивидуальную прелесть каждой отдельной женщины. Ее основной принцип — «создавать украшения, свободные от стереотипов, ограничивающих подбор материалов». Таким образом уже более 20 лет своеобразные сочетания расцветок и материалов, а также новаторские методы изготовления продолжают производить фурор во всем мире.

Фирменные магазины KONPLOTT / Миранда Константиниду представлены во многих мировых центрах как Пекин, Париж, Мадрид и Берлин. Творения ее дизайнерского таланта послужили украшением огромного количества телепередач, кинофильмов, а также драматических и оперных постановок.
 
По сегодняшний день все изделия KONPLOTT по проектам автора Миранды Константиниду изготовляются вручную с большой тщательностью и выпускаются эксклюзивными сериями и малым тиражом.


.«Sinners and Saints»

Sinners and Saints — грешники и святые — это экспедиция по истории добра и зла, их прошлому и настоящему, сквозь мистицизм и повседневность будней. По пути взгляд улавливает смешные и милые моменты, и вдруг — неожиданный красивый и смелый поворот заставляющий остановиться или, наоборот, уводящий все дальше. Тексты и символы борются за внимание: Формулы проклятия и счастья, этно, рок и романтика напоминают шифрованные послания на древних монетах. Чего тут только нет: то кости и скелеты — отождествление «зла», встречающиеся лишь на одной стороне металла, то мечтательный элемент милой старины, красивый попросту сам собой и любующийся своей красотой. Все как бы вырезано из камня на века, но все же иначе — по-новому, без фальшивого историзма. Перевернувшись, украшение меняет свое содержание, а взгляд, сквозь ажурные переплетения то там, то тут, обнаруживает всё новые рисунки как в калейдоскопе. Глубокий смысл и великий нонсенс. С одной стороны — «Wish you love, hope, mistery, health, friends, dignity» (желаем любви, надежды, тайны, здоровья, друзей, славы), с другой — мотив черепа с бигудями и надписью «Desperate Housewife – Blablablabla» (отчаянная домохозяйка — тары-бары-тары-бары).

Одно изречение стоит, однако, принять вполне всерьез: «Ugly is beautiful» (уродливое — красиво), которое в своем бесконечном чередовании легко прочитывается и в обратном порядке: «Beautiful is ugly», становясь, таким образом, двойным тезисом коллекции. Такой овердоз пышных фраз, мотовства и восхищения порождает, конечно, ожидание, что коллекция будет громкой, пронзительной, даже слегка вульгарной. Оказывается — вовсе нет. Надписи и символы гармонично вписываются в орнаментальное оформление. Отдельные элементы не выпячивают себя. Нежные блики сдержанного блеска металла легко примиряют все формальные и смысловые противоречия «грешников и святых», доказывая еще раз что гармония — это равновесие противоположностей.

Основные элементы «грешников и святых» — это металлические пластины разной формы, скрепленные паяными цепочками в единое целое. Они оживляются игрой просветов в хитросплетениях орнаментов и надписей. Этот эффект стал возможным благодаря техническому новаторскому приему в сочетании с художественными ремесленными традициями. Лишь новая техника металлообработки позволила достичь филигранности и легкости, будто бы лишающей металл своего «визуального веса».

«Chrysanthemum»
 
«Хризантема» — древнее украшение природы. Этот цветок родом из Азии, уже 2000 лет назад получил называние «хрисанфемо», что означает «златоцветный». В Китае его садовые формы начали разводить более двух тысяч лет тому назад, а сегодня хризантема и в Европе входит в число популярнейших культурных растений. У коллекции «Хризантема» также имеется некое азиатское начало в виде чудесного сокровища: в центре блестящих золотым цветом латуни бутонов сверкают семикратно вощенные, пустотелые, заполненные воском японские бусины. Эти бусины — редкостные и антикварные вещи 50-х годов коллекционной ценности, которые сегодня нельзя больше нигде купить. Это присуще коллекциям KONPLOTT / Миранда Константиниду — их лимитированный тираж обусловлен ограниченным количеством доступного уникального материала.

Однако коллекция поражает не только самобытностью использованных материалов, но и трудоемкостью ремесленного мастерства. Точнейшая ручная работа применялась не только при раскраске округлых стеклянных камней, но и при изготовлении самих бутонов, где потребовалось вплоть до шести этапов прецизионной ручной гибки и пайки отдельных деталей из проволоки.

Коллекция KONPLOTT «Хризантема» совершенно уникальна, но при этом цитирует и заново интерпретирует элементы главных тем роскошных украшений прошлых лет.

Хризантема столь популярна не только благодаря своей красоте. Она — также и чрезвычайно выносливое растение, упорно сопротивляющееся натиску времени. «Златоцветок» — это настоящая непреходящая ценность, вещица для вечности.

«Las Vegas»

 
Вокруг Марса, Венериного мужа, всегда какая-то суета, также и на космическом уровне. Так еще 470 миллионов лет назад в поясе астероидов между Марсом и Юпитером случилось потрясающее столкновение планеты с астероидом, вызвавшее к жизни огромную тучу осколков породы, которые, и по сей день метеоритными дождями низвергаются иногда на Землю.

С безопасного расстояния вполне допустимо представить себе эту космическую катастрофу как поражающий воображение чудесный взрыв начальных сил космоса. Своей коллекцией «Лас-Вегас» Миранда Константиниду в менее глобальных масштабах всё же смогла вызвать насыщенную противоречиями коллизию камней. Неотесанные осколки породы кажутся спонтанно разбитыми на части, пронизанными молниями света из кварца которые как сверкающие звезды мигают сквозь хаос. Внутреннему хаосу, дикой энергии натяжения поверхности противопоставлена ясно очерченная внешняя форма. Она воплощает символы, которые в украшении становятся посылами. Посылами личного проклятия, личного счастья. Не стесняющимся заклинанием гламура, именно «Лас-Вегасом».

«Лас-Вегас» — это в лучшем смысле украшение, провоцирующее общение. Украшение, притягивающее взгляды и вызывающее любопытство. Возможно даже конкретные вопросы. Стало быть, оно не для женщин, которые не хотят, чтоб с ними пофлиртовали. И не для мужчин, которые не знают, как это сделать. Жизнь опасна, не только между Марсом и Юпитером, но и между Марсом и Венерой. Зато она никогда не скучна.

«Rock 'n' Glam»

 
Тут каждый элемент имеет свое место, будто бы выполняя функцию в одном большом общем деле Круглые элементы темы «рок и гламур» столь же обыденно связаны между собой как шина и обод колеса — технично, симметрично, энергично. Громко, как ритм бас-гитары, придающий структуру разжигающей композиции рок-группы. Массивность коллекции обыгрывается блеском будто бы мелодией, проникающей повсюду. Она размывает незыблемость границ между украшением, одеждой и телом. Украшение «металлическая сетка» (metal mesh) многозначно, обволакивая тело, оно сочетается с ним в форму. Сработанное точно, подобно стальной заготовке, массивное и неуязвимое, как кольчуга, благодаря легкому блеску оно воспринимается нежным и чувствительным, как собственная кожа.

Этот блеск заметен не сразу. Цепочки ясны и предметны как машины, красота достигается формой и функциональностью. Этот принцип крепежа извечен, он вызывает к памяти все цепное и звеньевое созданное в течение всех прошедших веков.

Коллекция «Rock’n Glam» бесстрастно объясняет себя из себя самой. Гламур кажется ей естественно присущим, не нуждающимся в инсценировке. Исторический перенос в сегодняшний день — это заявление, которому чужды стеснительность и навязчивость. Коллекция «Rock 'n' Glam» просто есть, также, как есть женщина, которая решила себя ей украсить. Деликатное сияние привносит сексуальность. Стразы отступают на второй план; цвет подчиняется прохладному, жесткому влиянию металла, серебра ли  или  античной  латуни. Без  жеманства, уверенно  в  себе и  ясно.

«Kalinka»
 
Приятное свойство стереотипа состоит в том, что хотя никто точно не знает, в чем вообще дело, зато все в курсе. «Калинка» — это конечно же ласкательно-уменьшительная форма названия ягоды калина, но «Калинка» также и песня 1860 г., слова которой становятся слоговым шлягером для подпевания — калинка-калинка-калинка моя! Песня вызывает картины о России и русском фольклоре, о русской музыке, а может быть и русской «душе», в чем бы она ни заключалась. Стереотип никогда не правилен, но всегда прав, поскольку он представляет собой меткую формулу наших представлений. От этих представлений можно либо отмежеваться либо с ними играть. Миранда Константиниду решилась на второй путь. У нее «Калинка» — это Россия, точнее именно и правильно подмечено то, что мы принимаем за Россию. Перед глазами всплывают старинные русские ткани, парча, ковры. Всплывают звезды, то ли эмблемы советских времен, то ли всполохи фейерверка. Возникают ясные, классические рисунки, с любовью к деталям, вышитые на высококачественном бархате и обогащенные лишь мелким стразом, деликатно подчеркивающим нежность филигранной вышивки.

Крашение придало бархату эффект переливающихся оттенков и создало самонравный, нам скорее неизвестный цветовой мир, отсылающий нас в некоторое далекое царство. Роскошь форм и цветов притягивает Интенсивность воздействия на наше восприятие приглашает к игре большинство украшений коллекции «Калинка» можно носить с обеих сторон.

«Noir»

 
С точки зрения физики, черный — это не цвет, а лишь отсутствие света. Таким образом, чувственное восприятие черного как цвета — нечто особенное. В истории человечества крашение в черный цвет было собственным художественным ремеслом, часто даже поприщем собственной гильдии.
В новейшей истории культуры черный символизирует эксклюзивность, в особенности в экзистенциализме 60-х годов. Во времена ар-деко 20-х годов черный подчеркивал весомость сильных женских ролей дивы или роковой женщины. Вдохновением для «нуар» стало именно это время и этот тип женщины: неприступный, слегка легкомысленный, сексапильный, загадочный, но также — и именно поэтому — гламурный. Черный — это игра со светом, игра с видимым и невидимым. А в сумерках — блеск заметнее.

Черный, т. е. «нуар» означает независимость, самобытность, силу. Лучше всего это удалось выявить Коко Шанель, которая превратила черный в миф, а бижутерию сравняла с ювелирным искусством. Это — претензия на вневременность и мода без тренда. То, что именно такой принцип становится модным, демонстрирует его противоречивость, а противоречивость и есть в какой-то мере источник обаяния моды. Моделей чернее «нуара» в произведениях KONPLOTT / Миранда Константиниду еще не было и быть не может. Не только граненые и округлые полированные камни черны, но и весь металл оправы черен. В 90-е годы Миранда Константиниду была первым дизайнером украшений, использовавшим черненый металл для этой цели. В ином оформлении, но с той же силой мы сейчас наблюдаем возвращение никогда не иссякавшего обаяния.

Работа со стилем Настоящая леди должна уметь…