3d 6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth instagram list-alt login mailru mobile-phone more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

Исповедь столичного маршрутчика: о нервных пассажирах, забытых «айфонах» и курсе доллара

Текст: Решко Тамара, 1 февраля 6589 24

Минские водители обычно тихо ненавидят и проклинают «маршрутчиков» за наглость и скорость. Им вторят опаздывающие куда-то пассажиры: расписания на маршрутку на остановках нет — и то ли вскочить в уходящий автобус, то ли ее дожидаться... Но мы побывали «по другую сторону» и узнали, что думает водитель маршрутного такси о нас, пассажирах, и почему иногда не стоит ругать ему подобных.

«Моральный убийца» или водитель-лапочка? 

 «Вы как, ноги не промочили? В замшевой обуви в такую слякотную погоду? А где ваши резиновые сапоги?» — мы еще не успеваем сесть на сиденье к водителю маршрутки № 1097 «Ангарская—Ждановичи» Владимиру Левчуку, как тот забрасывает нас вопросами и советами, попутно обилечивая пассажиров, тут же включает печку и реагирует на чью-ту просьбу остановиться на следующей остановке. 

За день Владимир произносит эти «да, остановлю» сотни раз. Он, как фокусник, обилечивает пассажиров, достает сдачу откуда-то из закромов приборной панели и улавливает самые тихие просьбы об остановке.

Владимир, он же Вова, он же Вовочка, просит называть его просто Володя, за рулем маршрутки уже восемь лет. До этого парень был и личным водителем, и водилой государственной маршрутки (были и такие в Минске), и курьером-извозчиком. Дорога от Ангарской до Ждановичей занимает почти час — за тем, чтобы водитель не спешил и не опаздывал, следит специальная программа в телефоне.

«Где-то за два месяца до Нового года я думал: «Гори оно все синим пламенем, буду менять работу». А оказалось, надо было просто отдохнуть. После отпуска директор попросил выйти на подмену на денек, а потом еще на один. И в результате не бросил. Мне нравится вся эта суматоха: кто-то говорит, кто-то музыку слушает, кому-то выйти на следующей, а кто-то норовит выскочить на светофоре — и все тут. Я и привык уже, — рассказывает Володя. — Но говорят, что привычка вырабатывается за 21 день. Так вот: привычка вставать рано у меня за восемь лет за рулем так и не появилась». 

Задаю вопрос о том, куда так часто на космических скоростях торопятся водители, но Владимир перебивает: 

«… А еще говорят, что мы звери и моральные убийцы за рулем! Но что с того, что мы едем чуть быстрее, чем все? Мы просто быстрее реагируем на дорожную обстановку. Смотришь за себя, за водителя впереди и за того парня!» 

Тут неожиданно Володя давит на газ — и мы лихо обходим маршрутку на светофоре: 

«Так, давай-ка мы обгоним этого конкурента». 

Владимир замечает в зеркало, что тот самый «конкурент» застрял на светофоре, и тут же ему сочувствует: «Ах, застрял на Академической, бедолажечка! Ну все, теперь будет стоять, а мы «пособираем» его пассажиров».

О пассажирах 

 Мы едем по старым застройкам на Сурганова—Богдановича—Орловской, выруливаем на чистенький проспект Победителей, мимо мелькают масштабные новостройки и спортивные центры, еще несколько секунд — и мы влетаем на Ждановичи.

В маршрутке людей немного, на остановках мы почти не задерживаемся: люди подтянутся ближе к вечеру, тогда же начнутся разговоры и обсуждения новостей за день. Настроение своих клиентов Володя улавливает, как радар: 

 «Половина людей, которых мы встречаем ежедневно, обозленная. Может, проблемы в семье — пассажир начинает срывать злость на мне: просишь не хлопать дверью, а он так махнет, что я могу и в форточку вылететь. Хочется иногда что-то ответить, но не можешь: это же пассажир, им дорожить надо».

Водитель говорит, что почти часовая поездка сама настраивает пассажиров на разговор. С ходу водитель определяет, кто о чем будет говорить: мужчины о бизнесе, женщины о ценах, скидках и проблемах в семье.

Больше всего Володю бесят два вида пассажиров. Первый из них — это те, кто слушает музыку в наушниках слишком громко: «Да так, что слышишь через всю маршрутку и не скажешь же, чтобы выключили. Я ж не 10 часов с ними еду, я потерплю… — Володя не успевает договорить и резко притормаживает: прямо на светофоре нас подрезает красная Toyota. — Нет, ну вот видишь, что делает: я ж показал поворотник, за ним никого – ну будь человеком, что за водитель! — в сердцах ругается Володя на водителя Toyota. — А я сейчас тебя накажу!». Второй раздражающий тип пассажиров — это мужчины, которые разваливаются на переднем сиденье. «И уже тремся коленками всю дорогу. Ну ладно, с девушкой, а тут мужики!» — возмущается Володя.

Когда пассажиров становится больше, водитель слегка приглушает радио, а вот выключить музыку у него просят крайне редко: «А все потому, что не шансон играет. Видишь, какая у меня система — на 700 баксов! Если свадьба едет, я им включу все, хоть танцуй! А свадьбы — это мои любимые пассажиры: они веселые, расслабленные, поют. Такое нечасто у нас бывает».

О пассажирах на переднем сиденье 

Самые частые пассажиры на местах рядом с водителем — девушки. 

«Девушки. Они разные, ― Володя на секунду прикрывает глаза. ― Вот она дверь открыла и такая: «Здра-а-асте!» — значит, будем общаться. О сапогах рассказывают, о том, что где купили, об отношениях. Если уткнулась в наушники или телефон — молчим всю дорогу. Я и не лезу с разговорами».

Володя вспоминает, как пару месяцев назад у него в маршрутке ехала плачущая девушка. Пассажиров было немного, и Володя быстро выяснил, что за печаль приключилась с девушкой: не сложились отношения с парнем. 

«Вот пока мы ехали, я исполнял роль дорожного психолога. Убеждал, повторял, что все проходяще, что будет кто-то другой, перебрал все примеры и все слова, которые говорят в таких случаях. В конце девушка оставила свой номер телефона».

Володя не гребет всех своих пассажирок под одну гребенку: сравнивает, восхищается, критикует. 

«Иногда видно, что девушка за собой следит, а иногда приходит и плюхается, вот она такая тут, уставшая от всего. Очень разные девушки у нас». 

Со своей женой Володя тоже познакомился в дороге: он тогда еще личным водителем был, а у девушки колесо спустило. Помог, пошли пить кофе.

«Вот и пьем кофе уже восемь лет вместе». 

О зарплатах и курсах доллара 

Когда спрашиваю Володю о том, как его пассажиры отреагировали на скачки валют, тот пожимает плечами: 

«Нам как президент сказал: «Зачем вам доллары? Покупайте все за белорусские рубли». Но все дорожает, и люди это замечают, волнуются, скупают холодильники-телевизоры. Может, от этого все такие напряженные», ― говорит маршрутчик и рассуждает, что сейчас без работы, а то и подработки, никуда.

Как и в любом общественном транспорте, случается у Володи находить потерянные вещи. В маршрутках часто забывают игрушки, перчатки, зонты, дорогие телефоны. 

«Два месяца тому у меня в машине оставили айфон шестой. Гляжу — лежит. А телефон 20 миллионов стоит. Позвонил, вернул. Дорогие телефоны забывают часто, но я их возвращаю: это ж чьи-то, человек потерял, переживает. А за то, что я возвращаю вещи, меня благодарят — и мне приятно», — растягивается в улыбке Володя.

Сейчас с Володей ездит игрушечная машинка «Шевроле Камаро».

«Может, кто-то найдет свою игрушку. А еще недавно забыли детский валеночек — вот такой маленький, — показывает Володя размер сапожка. — Вернул, а мне бутылку шампанского подарили».

Дорожник, будь человеком!

Пока мы мчимся по улицам Бангалор—Сурганова—Академическая, на глаза то и дело попадаются ремонтники дорог. Они создают пусть и не большую, но пробку, и слякоть с дождем им нипочем.


Но Володя к ним относится иронично: «Значит, у них есть своя технология. Не может такого быть, чтобы не было». 

«Где-то в Минске дороги супер, а кое-где — без слез не проедешь. Я своими глазами видел, как на одном из участков дороги в Минске шлифовали асфальт, чтобы был ровнее! А где-то, как вот здесь (мы следуем по Орловской в районе Богдановича—Каховской), дорожники отремонтировали до перекрестка и после. Но все равно оставили горб, вы рот прикройте, а то зубы сломать можно. Так и хочется сказать: «Дорожники, ну делайте нормально. Вы же тоже едете по дорогам на своих автомобилях! Пожалейте подвеску!»

О троллейбусах и их водителях 

 За окном мелькает троллейбусный парк, и Володю как подменили: вместо смешливого и приятного молодого человека вижу едва сдерживающего эмоции водителя:

«Вот самое зло на дорогах — это водители троллейбусов! Из-за них пробки, заторы, нервы. Они вырезают по две полосы, смотрят то ли на провода, то ли на двери. Выучили, как отъезжать от остановки, и на этом правила дорожного движения что, закончились? Как на них не злиться. Едут в двух полосах параллельно и не обгоняют друг друга. А ты что хочешь делай, хоть по бордюру их объезжай. Они, грубо говоря, подвергают опасности окружающих. Я наказывал таких. У меня видеорегистратор стоит, и однажды водитель троллейбуса меня загнал на бордюр. Я не спорил, вызвал ГАИ — и потом ему штраф дали. Один раз мне троллейбусник снес зеркало, пока я на остановке стоял. Я за ним еще неделю ходил», ― гневно зыркает в сторону троллейбусного парка наш собеседник. 

Интересуемся у Володи, как насчет его самого — часто ли он попадает в ДТП по своей вине. 

«За 8 лет на маршрутке у меня одно происшествие по моей вине: я пнул учебную машину. Реально девушка испугалась. Инструктор содрал с меня 70 баксов. Но я считаю, что это несерьезное ДТП за 8-то лет».

Водитель подчеркивает, что проблемы на дорогах создают не водители трамваев или автобусов, с ними все в порядке, «мы понимаем друг друга, он тебя пропустит, ты ему аварийкой моргнешь», а именно водители троллейбусов.

Володя вспоминает, как однажды на остановке столпились четыре троллейбуса, и он не смог высадить людей: «Я в форточку спрашиваю, что такое, почему меня не пускают, а мне в ответ: «У очэрэдзь станавись». Но что — я водитель маршрутки, у меня нервы крепче. Без крепких нервов на маршрутке долго не поработаешь».


Фото: Надежда Курайшевич
Психолог о «поколении Вконтакте». Чем они отличаются от нас Откровения официантки дорогого минского ресторана: о клиентах, чаевых и неоплаченных счетах