3d 6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth instagram list-alt login mailru mobile-phone more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

Психолог о «поколении Вконтакте». Чем они отличаются от нас

Текст: Гуцулюк Артем, 29 января 9443 9

Принято ругать каждое новое поколение. На деле же оно успешно живет, реализуется и ругает тех, что помладше. Психологи придумывают «им» определения каждое десятилетие и пытаются понять, чем же они отличаются. Наш герой  частнопрактикующий психолог, пришедший в эту сферу из спортивной психологии. Егор Корик признает, что с трудом представляет жизнь без социальных сетей, и помогает нам рассмотреть в них опасности и возможности.

— Есть много статей и работ про «поколение Y», но о «поколении Вконтакте» еще не говорят. Не думаю, что есть отдельные специалисты по этой теме. Но социальные сети, бесспорно, влияют на нашу жизнь. Например, привычка писать короткие сообщения в диалогах меняет письменную речь в целом, становится все сложнее формулировать свои мысли, структурировать речь. Если раньше нам приходилось писать электронные письма и тратить усилия на то, чтобы они выглядели грамотно, то сейчас, в режиме непрерывного онлайн-общения, ненужными становятся даже знаки препинания. Так можно ли уже использовать термин «поколение Вконтакте», пусть даже прошло не так много времени с появления социальных сетей?

— Я бы сказал, что да. И даже сам себя к нему отношу. Конечно, я застал время «до», но однажды понял, что теперь «я» и «Вконтакте» плотно сплетены. Я трачу на это время, вкладываю свою активность, энергию, внимание, и без «Вконтакте» я уже как без рук. Это действительно часть жизни. Там происходит и общение, и большинство переговоров. Честно признаться, половина отношений — тоже там. Если сейчас соцсеть резко исчезнет, я точно почувствую дефицит. Возможно, это и определяет некое «поколение Вконтакте».

Пока трудно дать этому «поколению» некие конкретные характеристики. Но если подумать о его особенностях, то меня очень впечатляет, когда в сети человек демонстрирует яркую и полную жизнь, а в реальном мире оказывается другим. Психологи даже выделяют это в проблему «жизни в социальной сети», о которой много пишут на Западе. Человек, желая производить впечатление, соответствовать ожиданиям, начинает скрывать некие проблемы сперва от других, а после и от себя самого. У меня тоже есть такие знакомые: страничка в сети очень яркая, цветастая, жизнерадостная, но в жизни я вижу совсем другого человека. У него свои сложности, волнения, страхи, испытания — и это нормально. Но грустно то, что я об этом не знаю. Мне важно знать все про моих друзей: с чем они сталкиваются, чем живут. Заходишь к ним на страницу что-то узнать — и видишь, что все потрясающе, а на деле оказывается по-другому.

Или обратный пример. В сети большинство следует некой моде и трендам, там делать это легче, чем в жизни. Например, уже долгое время популярно писать «все тлен», «жизнь бессмысленна», «я в этом плаваю и ничего изменить не могу». Я пытался с людьми пообщаться на эту тему. Спрашивал, что у них в жизни такого происходит, что они настроены столь пессимистично. А они толком и не могут ответить. Вроде как страдают, но уж очень пафосно и показушно. Значит, им это нравится. Значит, это мем, который просто стал частью жизни.

Если размышлять об этом, понимаешь, насколько различаются жизнь «там» и реальная жизнь, общение с человеком в сети и личное общение. Самое интересное, что общение «там» зачастую получается более глубоким. Возможно, оттого, что есть время подумать, прежде чем что-то написать. У меня, например, более искренние слова рождаются, когда я пишу. При личном разговоре я вижу глаза человека и испытываю волнение, страх, потому что в жизни нет защиты: проводов, расстояния, возможности не ответить. Мы боимся открытости: когда я открываюсь человеку, понимаю, что я раним. Сети это лишь усиливают. Проще подумать, написать и отредактировать текст перед отправкой. Жизнь отредактировать нельзя.

Если сравнивать нас и наших родителей в том же возрасте, можно заметить, что мы стали более боязливыми. Смелости поубавилось, ведь гораздо проще жить в полувиртуальном мире, чем в реальном. Даже за собой замечал, что, когда я сталкиваюсь с тревогами, сложностями, проблемами, мне гораздо проще закрыться, написать об этом, нежели с кем-то встретиться и по-живому поговорить. Это ведет к некой аутичности (не знаю, насколько правильно в этой ситуации использовать такое определение). Мы становимся более отрешенными. Принято считать, что это не очень хорошо и что таким образом социальные сети разъединяют людей. Для меня это медаль о двух сторонах. Социальные сети и сплачивают, и разъединяют. Я использую этот ресурс, чтобы общаться с человеком, узнавать у него что-то, но одновременно и как возможность отдалиться. Сказать, что это очень плохо и надо социальные сети убрать из нашей жизни, точно нельзя.

Еще одно отличие — у нас снизилась мотивация. Сейчас она совсем не та, что была у наших родителей, мы хотим других вещей. Даже я ориентирован в данный момент на получение удовольствия от жизни, впечатлений. У меня пока нет серьезных намерений строить семью и делать большой бизнес. На этом этапе я, скорее, в поиске ощущений, но в то же время очень ценю, когда в происходящем и в людях есть глубина.

При этом мне нравится работать, и я вижу в этом большой смысл. Те ситуации, когда ребята играют в онлайн-игры или сидят «Вконтакте» и больше ничего не делают, скорее, актуальны для школьников и первокурсников. Ребята постарше уже должны зарабатывать на свои желания. Во сколько идти работать? Когда захочется, тогда и иди. А захочется тогда, когда появятся реальные желания и стремления. Думаю, большинство молодых людей даже из «поколения Вконтакте» это понимают. Если ты по-настоящему чего-то захочешь, не абстрактно, а реально решишь: «мне это нужно» — тогда ты начнешь что-то для этого делать.

Одна из опасностей социальных сетей — это ленты новостей. Постоянный информационный шум. Даже если ты тщательно выбирал, что хочешь видеть в ленте, нельзя же одномоментно получать новости обо всех своих интересах. А вместе с этим шумом ты испытываешь информационное давление.

К этому шуму можно отнести даже людей. Например, тех, которые точно знают, как надо жить. Вот цитата, вот секрет успеха, делайте так — и у вас все получится, вы разбогатеете и станете полноценным человеком. Не знаю, нужно ли это вообще.

Конечно, мне тоже попадаются какие-то фразы, которые были нужны в определенный момент, но этих цитат становится так много, что они превращаются в простые строчки, которые не доходят до сердца. Если бы мы читали книги, а не новостные ленты, мы бы находили те самые важные слова. Возможно, это была бы одна цитата в два месяца, а не 4 в день, но это были бы те слова, которые ты пережил и можешь сказать от себя.

Опасности в соцсетях точно есть, просто нам все сложнее их увидеть. Даже мне как психологу. Например, есть опасность изоляции. Мы сами себе создаем одиночество. Правда, назвать это реальной опасностью сейчас нельзя… Но с нее начинаются далеко идущие последствия. Мы учимся немного скрываться, немного выставляться напоказ. Теряем навык реального общения: разговаривать много часов, притереться друг к другу, встретиться пять раз подряд, чтобы найти общий язык. Даже мы это теряем, а те, кому сейчас лет 10, этого навыка могут уже и не иметь. И, вероятно, «поколением Вконтакте» можно назвать именно тех, кому сейчас лет по 13—15, кто сперва познакомился с соцсетями, а не с играми и общением во дворе.

Что касается образования, то с ним социальные сети очень даже интегрируются. Много информации и полезных контактов можно найти именно там. В университете я уже не представлял, как можно готовиться к сессии, не имея доступа к «Вконтакте». Ведь там можно со всеми договориться, посоветоваться, продолжая делать дома необходимую работу. Пишешь ночью курсовую, видишь однокурсника онлайн — и чувствуешь, что ты сейчас не один. Мне это очень помогало.

Но я разделяю понятия «образование» и «развитие». Что касается второго, мне гораздо приятнее читать настоящую книгу, чем скачивать что-то в телефон или листать посты в группах. Ощущение бумаги в руках во время чтения усиливает восприятие. Чтобы приехать в библиотеку или найти в магазинах города нужную книгу, нужно затратить усилия, и это подогревает интерес, придает азарт, поэтому то, что ты прочитаешь, запомнится намного лучше.

«Вконтакте» добавляет нам в умения мультизадачность, мы умудряемся единовременно делать много всего, но глубина этого процесса страдает. Нам становится все сложнее сосредотачиваться на одном деле и всесторонне его изучать.
Напрашивается вывод, что изменения происходят и хорошие, и плохие. Так бывало и с появлением радио, телевидения, кто-то тоже брал интервью и просил рассказать, чем это опасно для молодых людей. Но в любом поколении есть люди целеустремленные, направленные на развитие, и есть пассивные.

Соцсети могут помочь в достижении многих целей, если таковые есть. Вам хочется путешествовать? Можно лично пообщаться с людьми, которые успешно этим занимаются, узнать от них много нового и полезного. Но в то же время избегайте такого капкана, как «интернет-путешествия»: когда ты посмотрел чьи-то видео и фото — и вроде как всюду побывал.

Нужно очень четко разделять реальную жизнь и виртуальную, использовать соцсети как инструмент, которым они и являются. Во всем нужно соблюдать баланс. Во всей жизни, и соцсети не исключение.

фото: Дмитрий Рыщук

Интервью: Серов и Садовой открывают в Минске вегетарианское кафе Исповедь столичного маршрутчика: о нервных пассажирах, забытых «айфонах» и курсе доллара