3d 6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth instagram list-alt login mailru mobile-phone more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

Истории минчан, для которых Новый год — работа

Текст: Гуцулюк Артем, 14 декабря 2015 4256 14

Relax.by много думает о предстоящем Новом годе. Например, вы не задумывались, каким видится этот праздник людям, для которых он — обычное рабочее время? Ведущий, бармен и Дед Мороз рассказали нам, когда и как отмечают сами, что в новогоднюю ночь самое главное и какой гонорар можно назвать приличным и обоснованным.

Антон Беляев.
Ведущий радио ОНТ, ведущий мероприятий.

Нормального Нового года у меня не было порядка 8-9-ти лет. За все это время был только один перерыв, когда я отпраздновал по-человечески: с девушкой, на даче, с вином и мандаринами, с запусками фейерверков посреди вымершего дачного поселка — это было прекрасно. А так все восемь лет в 12 часов, не важно, в какой точке страны или мира, всё происходит приблизительно одинаково: кругом пьяные веселые люди, а я в пиджаке или в костюме Деда Мороза поднимаю бокал и кричу: «А теперь, дорогие друзья, время отсчитывать! Десять, девять, восемь…». Естественно, после президента.

В момент, когда люди поднимают бокалы, я обычно трезв и улыбаюсь. Могу позволить себе пригубить шампанского, потому что все остальное у меня случается уже потом. С определенного момента стало ясно, что выпивать во время корпоратива не имеет смысла, потому что становлюсь вялым и не могу грамотно вести мероприятие. Отношения ведущий-гости должны сохраняться.

У меня не было еще ни одного Нового года, в который люди бы напились до драки. Аура праздника такая, что все радостные и хорошие. Быть может, это мамы и папы, бабушки и дедушки заложили в нас, но для всех Новый год — до сих пор чудо. Как себя чувствую я? Вообще, чувствую себя частью большой машины, но когда рядом с тобой человек 250, у которых настоящий праздник, ты, хочешь не хочешь, тоже начинаешь проникаться, веселиться.

Мне не обидно работать, когда все отдыхают. Люди собираются, чтобы напиться, пострадать ерундой, попрыгать в дурацких костюмах, а мне платят деньги, чтобы я им в этом помог. Все классно.

Хотя у меня, конечно, есть близкие, с которыми хочется провести время в праздник: девушка, мама, дедушка. Дедушке 97 лет, у человека абсолютно ясная голова, и он даже позволяет себе выпивать. Каждый Новый год, прежде чем уехать на работу, я обязательно захожу к нему. Мы выпиваем немного коньяку, желаем друг другу дожить до следующего Нового года, и я отправляюсь дальше веселить людей.

Новогодний сезон каждый раз проходит по-разному. Если в стране все хорошо, у людей есть деньги, то он начинается уже в 10-х числах декабря. Если все плохо — в числах 20-25-х. В конце 2014-го отменяли очень много корпоративов, хотя были и предзаказы, даже с предоплатой, но люди говорили: «Мы немного не рассчитали, не пришло денег». И в такие моменты обидно не за то, что ты чего-то не получишь, а за то, что у кого-то в конторе праздника-то не будет, люди просто пойдут на работу в Новый год.

После праздников я отдыхаю, как все нормальные люди: принимаю ванну, смотрю сериалы и ничего не делаю. Единственное, у меня есть традиция: я первого января хожу в кино. В кинотеатр «Октябрь» обычно, что бы там ни шло. Проснулся, залез в холодильник, съел вчерашний салат, запил вчерашним шампанским, взял мандаринку в кармашек — и пошел в кино. Там обязательно встретишь человек пять таких же отщепенцев цивилизации. Ты с ними сидишь, весь кинотеатр пахнет оливье и шампанским — и вот он, Новый год. Потом выходишь из зала, и там есть ресторанчика два, выбираешь любой, что-то съел-выпил — ну и все, отметил. Завтра — второе число, пора на работу.

На радио ОНТ, кстати, тоже есть свои ритуалы. Новогодний день превращается в своеобразный марафон, и к микрофону попадают люди, которые, в принципе, не должны у него быть: развлекательные ведущие читают новости, а ведущие новостей выходят в линейный эфир. Сами новости — только легкие и веселые, и один выпуск собран из сообщений в стиле «в небе над Германией обнаружен Санта Клаус», «подпольный Дед Мороз выявлен в одном из дальних городов Сибири» и так далее. Это тоже создает определенное ощущение праздника. Ну и как-то сложилось за эти годы, что 31-го декабря я всегда на смене. Только в этом году, наверное, впервые не сложится: поменялось штатное расписание. А так я обычно горжусь тем, что лично провожу страну в Новый год, дорогие радиослушатели! И желаю, чтобы салаты, в которых вы уснете, не были протухшими на утро, а Снегурочка была свежа и добра.

Первый проведенный корпоратив помню как сейчас: он проходил в Раубичах и был посвящен авиации. Я — в лётном костюме, рядом — две стюардессы, играет «Нью-Йорк, Нью-Йорк» Фрэнка Синатры. Под эту песню я выходил и говорил: «Меня зовут Правая Турбина, я родился под левым крылом самолета, мой папа был почетным летчиком, а мама — авиадиспетчером. Дамы и господа! Добрый вечер! С наступающим Новым годом!»

На этом корпоративе нас не кормили, а есть очень хотелось… И мы что придумали: наша униформа была вполне схожа с официантской, достаточно было снять пиджак и фуражку, повесить полотенце на руку — и никто уже не помнил, что ты ведущий. Тем более, что все были пьяны. Можно было пройти вдоль столов и забрать все, что угодно. Так что некоторое горячее до гостей просто не дошло: его только поставили на стол — и тут же официант пришел и забрал его. И никто ничего не заметил.

По деньгам этот корпоратив был очень удачный. И я решил в тот момент, что вот они, легкие деньги. Оказалось, что нелегкие, конечно. Вот сидит 100 человек, все пьют, и ты один должен этих сто человек держать, направлять. От обуви, костюма, подтяжек и галстука к концу вечера болит все, от шеи до ног. Ты садишься и думаешь: «Боже мой». И когда все уже отчалили спать, оставив недоеденные салаты, шкурки мандаринов и прочие атрибуты праздника, тебе еще предстоит контролировать, как соберут аппаратуру, как ее погрузят и увезут.

Запомнился корпоратив в новогоднюю ночь 2014-2015. Он проходил недалеко от Нарочи, в небольшом поселке в духе немецких пряничных домиков: там есть мельница, конюшни, мостики через искусственную речку. Все сделано со вкусом, красиво. И в тот день, в абсолютно бесснежную зиму, как по заказу, начался снегопад. Метель, сильный ветер — дальше двух метров ничего не видно. Деревенька в ту ночь получилась такой, словно из сказок Андерсена. Фотографии оттуда потом просто «рвали» журналы и соцсети. Сказка, как ей и положено, закончилась 1 января: температура поднялась до +2, и буквально за 2 часа, пока гости опохмелялись, сказочная деревенька превратилась в деревню Грязево.

Расскажу историю. У меня есть машина «Волга», и однажды в Хэллоуин, в коричневом кожаном пиджаке, в фуражке-шестиклинке, с советским значком «такси» я выехал на ней в город. Стою, через улицу плывет поток вурдалаков, зомби и прочей нечисти, и тут от толпы отделяется пьяный в дрезину бородатый мужик, подплывает ко мне и кричит: «Шеееф! В Уручье надо». Я говорю: «Вообще-то я не работаю». — «Два счетчика!». — «Нет». — «Три счетчика». — «Нет». — «Четыре, но это уже наглость». Я говорю: «Не поеду и за пять, потому что жду женщину». И он от меня отстал.

Так вот, в новогоднюю ночь — о каком бы объеме работы ни шла речь — у всех два счетчика.

А если честно, то заработки все равно не очень большие. И я искренне не понимаю, почему кто-то из якобы белорусских звезд говорит: «Сорок минут моего времени будут стоить пять тысяч долларов». Или две. Ребята, оно же столько не стоит. На самом деле, 5-часовое мероприятие, на которое ты приезжаешь со звукорежиссером и аппаратурой, стоит не дороже 500 долларов. Все остальное, как с покупкой джинсов: вы платите за лейбл. А в Новый год ты действительно жертвуешь временем, проведенным с семьей, друзьями, поэтому, извините, два счетчика.

Татьяна.
Бармен «Мараскино» и «Pinky Bandinski»

Моя работа — это всегда чей-то отдых. Раньше мне бывало обидно, когда пятница и суббота оказывались рабочими, ведь мне тоже хотелось тусоваться. Теперь же я настолько привыкла работать в выходные, что делаю это даже с удовольствием. То же касается и праздников. В такие дни люди более расслаблены и открыты, с ними легче работать, а Новый год — это праздник для всех, что здорово объединяет. 

Я родилась и выросла не в Минске, и домой на Новый год уже не езжу. Пока праздник был семейным, ощущения, конечно, были другими. Теперь большинство моих знакомых — бармены, и если у них на Новый год выпадает выходной, они даже не знают, что делать. Я стараюсь брать смену на эту ночь, а потом — выходные. Многие делают так же. Ты и работаешь, и веселишься, и отчасти даже отдыхаешь. А числа 1-го или 2-го мы встречаемся и проводим свой Новый год с небольшим опозданием, с маленькими подарками, ништяками, с бутылкой вина или виски либо с чаем и тортом. Просто и душевно.

Так что новогодняя ночь — это такая же рабочая ночь, как и все остальные, только чуть лучше.

Особенно мне понравился первый Новый год в «Блондинках», когда я там работала. Он запомнился не потому, что произошло что-то из ряда вон выходящее, а потому, что у нас была убойная команда и праздник вышел очень веселый: сутки нон-стоп. Очень сильно на успех ночи повлияла сплоченность коллектива. Все твое настроение делают люди. У меня и работа такая, что все зависит от того, кто сидит напротив, кто стоит рядом. Чем приятнее это окружение, тем лучше настроение, и не важно, какой это день.

Работая в двух заведениях, я бы не сказала, что кризис как-то кардинально повлиял на количество публики. Может, кто-то стал более избирательным, начал экономить, но даже в трудные времена людям хочется отдохнуть, отвлечься, расслабиться. Заведения, которые позиционируют себя как премиум или ультрапремиум-класс, где ценник повыше, возможно, и потеряли некоторую часть своих гостей, но они сохранили своих постоянных посетителей: на таких людях кризис обычно не так сказывается.

Как будет работать заведение в Новый год, зависит от того, сколько оно сможет заработать, сможет ли вообще заработать и стоит ли ему это делать. Некоторые места на Новый год закрываются и открываются 1-2-го числа. Если руководство реально оценивает ситуацию и понимает, что место может вхолостую жечь свет, то заведение работать не будет. Кто-то отдает свое помещение в субаренду под чье-то мероприятие, и это, как правило, решается месяца за 2-3 до праздника.

«Мараскино», например, в новогоднюю ночь работать не будет, а такие заведения, как «Пинки», будут работать с какой-то минимальной программой, со столиками за определенную сумму, в которую будут входить закуски и напитки. Ведь заведение — это атмосфера, где еда и напитки играют главную роль. Поэтому упор нужно делать именно на это: думать, что из необычного или интересного можно предложить в меню. А развлечения выбирать исходя из типа заведения.

Для бара, на мой взгляд, достаточно хорошего музыкального сопровождения: или диджей с интересной музыкой, или продуманный плей-лист, или живая группа. Больше ничего не надо: люди сами умеют веселиться.

Для этого им не нужен тамада, медведи, цыгане или Дед Мороз, собирающий в шапку себе мандаринки на утро. Конечно, развешанные мишура и шарики создают должный антураж, но чем душевнее будет музыка, тем лучше все пройдет. Разве что мандаринки еще нужны. Мандаринки и музыка.

Стас Навацкий.
Дед Мороз, ведущий мероприятий.

Работать, когда все отдыхают, — это дорого. Приятно и уже привычно. Седьмой год уже провожу праздники: в студенческие годы решил подзаработать, купил костюм Деда Мороза — и понеслось. Каждый год Стас становится Дедом Морозом или Санта Клаусом, а вне новогодних праздников доводится исполнять и другие роли.

Первый корпоратив я работал за бесплатно, это было в ресторане «Губерния», мне было 18 лет, у меня был короткий костюм и я дико паниковал.

Деду Морозу вообще не важно, корпоратив это или просто слет друзей. Дед Мороз приносит Новый год в любую компанию.

Работаем, конечно, и с детьми: дома, в торговых центрах, садиках, школах, в детских домах (хотелось бы ездить туда чаще).

Бывает и такое, что в квартиру приглашают к взрослым. Был такой случай: мужчина из Москвы заказал Деда Мороза для своих родителей. Мы пришли к ним 31-го числа часиков в 10 вечера — и их восторг был сравним с восторгом пятилетнего ребенка, которому впервые показали Деда Мороза.

По ценам: многое зависит от конкретной работы, но я не вижу смысла звать какую-то белорусскую «звезду», упаковывать ее в костюм и платить за это нереальные суммы. В обычных условиях 200 долларов за посещение квартиры — это уже достаточно дорого, для корпоратива — 300.

Один из лучших Дедов Морозов, наверное, Владимир Радивилов, но у него сценическое амплуа. Он поет оперу и, когда выходит на сцену, своим басом закрывает все пространство - сразу чувствуется, что Дед Мороз пришел. Не знаю, правда, что он в квартире делает. У меня немного другой подход: я работаю с людьми. Если я выйду на сцену, то тоже что-то смогу сделать, но там я буду на обычном уровне. А вот в работе с людьми надо еще поискать, кто бы мог со мной потягаться.

В 12 часов ночи в Новый год я, конечно же, работаю, я же Дед Мороз. Правда, один раз было такое, что я встретил Новый год в машине, между переездами. С тех пор я планирую ночь так, чтобы праздник обязательно где-то встретить: будь то квартира или клуб, главное — чтобы не в машине.
Праздничную ночь всегда хочется провести с женой, и если у нее есть возможность, она ездит со мной. После Нового года тоже стараюсь выкроить денек, чтобы отпраздновать с родными, и еще один - отметить с коллегами. Раньше даже и денька не было: Новый год закончился - давайте что-то делать дальше.

В прошлом году моя работа началась 6 декабря и закончилась 25 января. В этом году первый корпоратив был в минувшую пятницу. Кризис сказался на людях, в первую очередь, кризис — у людей в головах: многие не могут перестроиться. Если в прошлом году средний чек по взрослому Деду Морозу был 100 долларов, то в этом — 70. Средний чек уменьшился на 20%. Самые дорогие корпоративы упали в цене процентов на 50.

Минимальное поздравление Деда Мороза — минут 15: чтобы поздороваться и что-то интересное сделать. Приходить меньше чем на 15 минут — бесполезно. А в среднем поздравление длится полчаса.
Больше всего запомнился Новый год четыре года назад, когда я жене сделал предложение. Она была Снегурочкой, я — Дедом Морозом, звучали куранты, и я просто сказал: «Давай поженимся». Самое романтичное предложение: в костюмах, потные, на работе и «давай поженимся».

Запомнился один детский утренник. Скидывает агентство заказ, я еду в детский сад на просмотр, показать, что и как я делаю. Мы договариваемся на конкретную дату. Но почему-то у меня и у агентства эти даты не совпали, а я работал в костюме агентства. И вот, я приезжаю на заказ — костюма нет. А у нас были яркие костюмы, которые очень понравились родителям. Я понимаю, что сейчас будет неизвестно что твориться, звоню в агентство, мне говорят: «Решай вопрос сам». Я собираюсь уходить, но появляется огромная женщина, закрывает собой дверь и говорит: «Ты отсюда никуда не уйдешь!». И притаскивает какой-то древний костюм, который словно лежал на помойке. Я понимаю, что это провал. Вообще, какой бы ни был костюм, хороший Дед Мороз его скрасит, но без бороды работать никак нельзя. Женщина приносит бороду, и я понимаю, что ей явно больше лет, чем мне. А когда Дед Мороз работает, он по-любому потеет: костюмы теплые и тяжелые. И в этой бороде явно пропотели уже все, кто только мог. Она была настолько смердячей, что старая немытая тряпка в ресторане пахнет приятнее. Но я все равно ее надел и пошел работать. И всем все понравилось, кроме костюма.

Запомнился и «взрослый» праздник. В позапрошлом году мы работали на «Белой Веже», в ресторане «Гранд Беладжио», а публика пафосная там. Была заготовлена стандартная программа, которая заходит всем «на ура», немного с пошлинкой, но я приезжаю и вижу, что я этим людям не упал вообще, никто не будет участвовать в конкурсах, песни там угадывать и так далее. И я понимаю: тут просто надо ходить и общаться с людьми. Подхожу к столику: «Ну что, ребятушки, соскучились по дедушке?» И сразу же начинаю какой-то негатив ощущать, мол, чего ты приперся вообще. Причем не от всех, обычно часть столика настроена недовольно и пафосно, а вторая — наоборот. Нужно работать на тех, кто к тебе расположен, чтобы остальные подтягивались. Там была такая девушка, и я ей говорю: «Как ты, моя девчушка? Как поживаешь, сколько лет, сколько зим? Ну, иди к Деду на коленки». И девушка, хотя поначалу стеснялась своего парня, все-таки села на коленки и начала читать стихи.

А вообще люди очень стесняются. Редкость, чтобы взрослый человек мог просто сесть на коленки к Деду Морозу. Я в таких случаях говорю: «Если вы не идете к Дедушке на коленки, то Дедушка идет к вам!» Подхожу и сажусь сам.

Так что я посидел на многих коленках людей самого разного уровня.

фото: к/ф «Плохой Санта»

200 миллионов долларов: каким будет Marriott на проспекте Победителей Что-нибудь согреться: 17 небанальных горячих коктейлей Минска