3d 6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth instagram list-alt login mailru mobile-phone more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

Как привезти в Минск Armin van Buuren и раскачать 15 000 человек

Текст: Гуцулюк Артем, 18 ноября 2015 6150 11

Relax.by любит танцеватьа еще мы любознательные. Редакция решила узнать, кто скрывается за многотысячными толпами на по-настоящему глобальных вечеринках. Директор промогруппы JetSounds Александр Косач выглядит свежим и бодрым даже после 20 лет на рейвах. Он рассказал нам, почему сделать мероприятие на 15 тысяч человек выгоднее, чем на 300, и описал самую сложную ночь в своей жизни. Его коллеги Милена Келлер и Евгений Одинец ему помогали.

Александр Косач
Директор промогруппы JetSounds.
Сделал первую вечеринку более 20 лет назад.
В числе его проектов: «Космос наш», «MayDay», «Трансмиссия», «Пиратская станция», «A State of Trance», «Armin Only».

Справка Relax.by

В середине 90-х годов первые минские диск-жокеи Алексей Кононов и Ярослав Лукашевич, более известные как Dj Конь и Dj Yarik, обратились ко мне, зная мои организаторские способности. Им, как творческим людям, достаточно тяжело было совмещать менеджмент, продюсирование и работу диджея. Тогда все это было гораздо сложнее: чтобы играть музыку, нужно было ездить по разным городам, в том числе и заграницу, покупать пластинки, это все отнимало время. Поэтому я занялся их менеджментом.

Мы начали более системно подходить к организации мероприятий, особое внимание стали уделять наружной и прямой рекламе: уже тогда практиковали раздачу флаеров на улице. Первыми же начали оклеивать центр города афишами, и количество гостей выросло с 50-70 до 200-300 человек.

В то время толком-то и клубов не было, были какие-то проблески в виде «Ксантии» в Доме офицеров. Если сравнивать с сегодняшними Dozari или Madison — совсем не то, конечно. Но мы делали по большей части андеграунд. Выбирали какие-то совершенно неприспособленные под мероприятия площадки. Или приходили в бары и рестораны, а правильнее даже будет сказать, в точки общепита, приносили свою идею, говорили, что мы приведем людей, которые купят много алкоголя, напитков, чая и всего прочего.

Занимались чем-то таким, кочуя с места на место. Постепенно за нами стала кочевать и наша публика. Пока мы работали в таком формате, начали появляться какие-то международные контакты, в первую очередь с питерскими и московскими диск-жокеями. Они приезжали к нам, мы привозили наших ребят туда. И в какой-то момент случился первый наш «Казантип». Это была середина 90-х.

Сначала мы приняли участие как гости, на следующий год уже выступали наши ребята. Мы организовали массовый тур: отправили туда караваны автобусов из Минска. А в году 1999-2000 на фестивале уже был минский танцпол. Ярик, Конь и вся остальная когорта наших диджеев (Арсентий Чуприн, Алексей Юмашев и другие) произвели фурор. Это стало для нас переломным этапом. Наших ребят забрали в Москву и Киев. Тогда же, в 2001 году, был создан JetSounds: ребята уехали, и надо было кому-то представлять их интересы в Минске. Мы стали таким блокпостом по организации техно-вечеринок. 

«Космос наш» и не только
После «Казантипа», естественно, масштабы мышления изменились. Увидев тысячные рейвы, мы захотели что-то такое сделать и здесь. Так пришла идея фестиваля «Космос наш», который сперва проводился в городе, на заводе им. Вавилова. Это было первое мероприятие, которое собрало полторы тысячи человек. Пять танцполов, лазерные установки и прочее. Для сравнения: на наших предыдущих крупных мероприятиях бывало по 300-400 человек.

Затем мы поняли, что стеснены таким форматом: много людей не попало на мероприятие, мы не пускали никого уже с часа ночи. И тогда решили выйти на природу.

«Космос наш» застолбил за собой площадку на Минском море, на Острове любви. С тех пор мы там каждый год, за исключением прошлого, но это было совпадение многих факторов: кризис, неприезд артиста и так далее. Мы решили взять паузу и переосмыслить ситуацию. Нужно было дать людям что-то новое, а мы, к сожалению, пытались сделать все со старым багажом — не вышло, и мы за три недели до мероприятия его отменили.

Это так, невеселое отступление, но факт был. До этого «Космос наш» развивался планомерно: из прогрессивного андеграунд-техно-фестиваля превратился в некий мультиплекс, появились другие направления. Мы опробовали транс-танцпол, очень хорошо зарекомендовали себя драм-н-бэйс-танцпол («Пиратская станция»), хаус-танцпол. Стараемся держать линию разнонаправленности, чтобы каждый мог найти себе и музыку по душе, и занятия по интересам. Наполнили остров различными зонами: люди приезжали не просто послушать одного диджея, а получить 12-часовой отдых на острове. 

Постепенно, с развитием «Космоса», увеличивались наши международные контакты, и на определенном этапе стало понятно, что нужен мощный европейский продукт. Так появился фестиваль Mayday в Беларуси. И его логическими продолжениями стали наши самые крупные ивенты: A State of Trance, Armin Only и другие.

Параллельно мы вели проекты «Трансмиссия» и «Пиратская станция»: что-то не прижилось, что-то получило развитие в другом формате.

С сегодняшней точки зрения, это основные вехи в нашей деятельности.

Мы очень долго работали в таком формате, и даже когда появился «Космос наш», все равно продолжали делать знаменитый Halloween в «Белой веже», причем больше для души. Мы всегда в этом проекте видели немного другое наполнение — маскарад. Мы первые, кто сделал полноценную вечеринку-маскарад в Минске. Делали и другие точечные мероприятия. Например, вечеринки на День космонавтики.

Вспоминается и вечеринка в Гомеле на корабле, который сел на мель, в результате чего вместо 5-ти часов гуляния длились до 9 утра, пока баржа не вытянула нас. Кто-то не дожидался, вызывал такси и отправлялся вплавь на берег: Сож неглубокий.

Сейчас таких мероприятий уже все меньше и меньше. Это связано со многими факторами. В Минске не осталось мест, где можно проводить нечто подобное. Клубы в их полноценном понимании так и не прижились в Минске. А с появлением целой плеяды различных заведений, которые позиционируют себя как dj-бары с бесплатным входом, сократилась возможность организовать вечеринку на 200-300 человек с привозным артистом и, соответственно, платным входом. У людей это вызывает ступор: «Я ведь могу каждую пятницу-субботу ходить куда-то пить коктейль, и там тоже есть диджей».

Так что подобные мероприятия почти изжили себя и точно не являются способом зарабатывания денег. Если везти кого-то — это должен быть известный диджей, если известный — значит, дорогой. А дорогое мероприятие на маленькой площадке не сделаешь.

Получается целая цепочка моментов. Армина ван Бюрена не привезешь, например, в К-3.

Факторы успеха
Однозначно, должна быть профессиональная команда. Я горд за нашу команду и рад, что основной ее костяк сложился еще в те давние годы. Все ребята, с которыми мы работаем, от дизайнеров до техников, — это на сто процентов профессионалы.

Нужна идея. Наверняка вы видели мероприятия, на которых не понятно, для чего все происходит. Порой сами организаторы этого не знают. Душа должна быть у каждого мероприятия. Просто поставить четыре колонки и диджея — это не мероприятие. С самых первых наших маленьких вечеринок мы к каждой придумывали разгон на 4 листа А4, где все было расписано: сегодня мы делаем египетскую вечеринку — значит, будут пирамиды, мумии, люди на входе бинтуются…

К каждой вечеринке мы делали антураж. На больших мероприятиях наполнение немного трансформировалось, сдвинулось в сторону большего комфорта, но аспект идеи очень важен. Если люди ее прочувствуют и она их зацепит — все срастется, химия случится, все будут счастливы и космос будет наш.

Необходим опыт. Его можно вынести отдельно как важный фактор успеха. Я очень хорошо отношусь к молодым промоутерам, к тем, кто пробует. Только путем проб и ошибок можно наработать опыт. Честно, после каждого мероприятия я ловлю себя на том, что приходит какое-то новое открытие, что-то переосмысливаю и понимаю: так бы больше не делал. При том, что мы активно контактируем с нашими коллегами, и российскими, и зарубежными, ни один визит в гости не даст внутренней картины, не позволит прочувствовать все происходящее.

Поэтому каждое мероприятие — это новый урок и новый тест для перехода на следующий уровень.

TOP 100 DJs
Александр:

И 28 ноября предстоит новое испытание.
TOP 100 DJs — это выездная сессия-шоу DJ Mag Top 100. Каждый октябрь в рамках Amsterdam Dance Event проходит конвенция DJ Mag, на которой вручаются премии артистам. Суммируются результаты голосования уникальных пользователей в интернете, количество выступлений артистов и скачиваний альбомов. Организаторами Amsterdam Dance Event является ALDA, и они же придумали сделать такую выездную сессию по городам.

Милена:
До мероприятия еще 10 дней, и свою готовность к нему мы сможем оценить только в следующий вторник, когда начнется монтаж. К нам приедут Хардвелл, Сандер ван Дорн, Маркус Шульц, Ферри Корстен, Xander, Swanky Tunes, будет играть и наш земляк Артем Арстон.

Евгений:

Это единственный белорусский диджей, чьи вещи играют в сетах Хардвелл и Тиесто. Он выступал в прошлом году в Амстердаме вместе с Хардвеллом на его вечеринке. 

Лайн-ап мы формируем из имен, которые постоянно мелькают на международных фестивалях и выпускают хорошо скачиваемые альбомы. Хотя в Беларусь основные тенденции доходят как эхо: обычно через год-два. У нас долгое время был очень популярен транс, а в Европе уже вовсю слушали ЕDM.

Не только электронные проекты
Привезти группы, выступающие вживую, — это, скорее, дополнение к нашей основной деятельности. Мы занимались этим ранее, но эпизодически. Это были либо заказные мероприятия, либо чьи-то просьбы. Постепенно это переросло в дополнительное направление, и я не скажу, что мы абсолютно счастливы от всех, кого приглашали.

Как руководитель, я склоняюсь к тому, что надо заниматься тем, что знаешь досконально. С другой стороны, это приносит хороший опыт работы с большими коллективами, с интересными артистами — это то, что может пригодиться в основной деятельности.

Мы так привозили Guru Groove Foundation, Веру Брежневу, Ёлку, Чайф, Банд'Эрос. Кстати, с Банд'Эрос был провал жесточайший. Не знаю, может, у них такая карма с Минском. Я потом анализировал их последнее выступление в «Прайм Холле», им как-то не везет у нас: в Киеве — аншлаг, в Москве — клубы по 2,5 тысячи, аншлаг, а в Минске — 200 человек.

Armin Only — самый сложный и дорогой проект.
Сложным проект может быть с разных сторон. A State of Trance, например, был самым крупным проектом — 15 тысяч человек. Но в плане подготовки он не был таким сложным, как шоу Armin Only, в котором нужно было объединить на одной сцене 36 артистов. Честно говоря, я до сих пор помню утро судного дня — утро после рейва, когда физически и психологически меня просто не существовало: настолько колоссальное напряжение было до этого.

Представьте: в ночь накануне мероприятия у нас уже все стоит, звук смонтирован, в огромную 12-метровую сцену встроены батуты, мы уже практически пьем пиво, потому что все сделано, все хорошо. Приезжает основная команда Армина (было 21:30, как сейчас помню), которая контролирует шоу от голландцев, и говорит: «Ребята, это полная фигня. Все полностью надо переделать, всю сцену».

Чтобы ее переделать, надо перевешивать сборные экраны, а для этого нужно перевешивать звук, и так далее. У меня чуть глаза не вывалились. Что делать? Сцена была очень сложной из-за того, что в нее монтировались батуты. Половина ее была сделана на месте своими руками с нуля: дерево, молотки, сверла, гвозди, фигурные выпиливания и так далее. На часах — 21:30, где взять дерево, где найти плотников? Ситуация была просто фатальная. В итоге к 4:30 сцена была перестелена, звук и экран — подвинуты, все отцентровано. Вопрос был в 17-ти сантиметрах по итогу. И это только один из моментов. На само мероприятие все неожиданно одновременно пришли к 9-ти, и все 10 тысяч человек стояли на улице. И так далее.

Напряжение было постоянным: началось за 3-4 дня до мероприятия и закончилось утром, когда все уехали.

Armin Only — это и самый дорогой проект на сегодняшний момент.

О запретах
С «Минск-Ареной» тоже была отдельная история, когда мы завезли пиротехнику, но не использовали ее, потому что нам в последний момент запретили.
К сожалению, такое у нас случается, но с опытом ты изучаешь и узнаешь моменты, в которых надо подстраховаться.

Есть такой фактор, что даже согласованное может пересогласоваться в последний момент, и ты всегда находишься в подвешенном состоянии по ряду вопросов.

В ситуации с пиротехникой есть две стороны. Трагические события на мероприятиях периодически происходят по всему миру. И даже один из наших хедлайнеров на Top100 Dj Маркус Шульц призвал всех диджеев отменить на своих шоу пиротехнику, так как «мы в ответе за своих фанатов». С другой стороны, если это делается по всем нормам и все подстраховано, то это безопасно. Трагедии случались в полностью неподготовленных для пиротехники помещениях, где были нарушены все пожарные нормы. Ведь хочется сделать красиво, чтобы у людей мурашки бегали от шоу. Но у нас есть четкое постановление: в помещениях источники открытого огня запрещены. По большому счету, и на открытых площадках пиротехнику не особо разрешают.

Перестраховываются, потому что если ты подписал разрешение, то берешь на себя ответственность, и в случае малейшего происшествия можно оказаться в местах не столь отдаленных.

Такое происходит не только с пожарными, но и со всеми инстанциями. Чтобы это как-то решать, нужно быть постоянно в диалоге с чиновниками, дабы предугадывать какие-то ситуации заранее. Очень важно уметь общаться в кабинетах. Многие организаторы живут в каком-то коконе: «Нам это запретили». А вы спрашивали? Вы это с кем-то потом обсуждали, как-то решали? «Нет, а зачем?». Либо ты все решаешь заранее, либо вообще ничего не делаешь. Никто не придет и не принесет тебе согласования и разрешения на блюдечке. Это такая работа. Не хочешь этим заниматься — иди в другое место. Я понимаю, что некоторые просто не представляют, как говорить с людьми «в кабинетах». Это отдельный навык — настроиться на одну волну со всеми Петрами Ивановичами, Василиями Федоровичами и прочими. Целый кусок серьезной психологической работы.

Ложка дегтя
Это обычная история для такого бизнеса. 10 снарядов в одну воронку — что-то обязательно пролетает мимо. Это нормально. Особенно в нынешней экономической ситуации. Мы постоянно анализируем происходящее, и даже со всем опытом нельзя сказать: «Все, тут будет солд-аут».

Последние два года, когда кризисные явления очень явно сказались на покупательской способности людей, с проектами уже ничего нельзя прогнозировать. Конкретный пример: вчера в Re:Public был какой-то рэп-концерт (прим. Oxxxymiron), ажиотаж дичайший, при этом никакой рекламы ни по телевизору, ни в Мингорсправке. Две тысячи билетов были проданы за неделю до мероприятия. И таких примеров хватает.

Или наоборот: приезжает звезда, бигборды по всему городу — и Дворец спорта не собирается. Взять хотя бы наш проект на 30-летие группы «Чайф». Я сам ходил на их первые концерты в Минске: 10 тысяч, Дворец трещал по швам. А тут 30-летие группы, мощнейшая рекламная кампания с поддержкой телеканала ОНТ, наружная реклама повсюду — и мы не собрали зал. Никогда не угадаешь. Работает только метод проб и ошибок.

О рынке и конкурентах
На рынке объективно тяжелая ситуация. Последние полтора года идет реальный спад, причем это касается всех направлений. Мы оцениваем этот спад от 30 до 50%, наши коллеги озвучивают такие же цифры. Казалось бы, в таких условиях промокомпании должны объявлять о банкротстве, но вместо этого появляется куча непонятных ИП, ООО и так далее, которые в этой нелегкой ситуации пытаются что-то свое получить. В принципе, крупных игроков на рынке можно пересчитать по пальцам, и они работают давно. Каждый занимает какую-то свою нишу, и я считаю, что отношения между всеми достаточно уважительные. Конечно, бывают недоразумения: два промоутера позвонили одному артисту, но эта проблема решается в рабочем порядке. Все-таки каждый понимает, какой дорогой он идет. А рядом что-то происходит, кто-то новый открывается. Отлично, на здоровье!

Но нельзя забывать про фактор наличия на 750 километров восточнее очень крупного государства, чьи промоутеры воспринимают нас просто как часть внутреннего рынка. Естественно, присутствие таких игроков немного дестабилизирует ситуацию. Например, крупный русский промоутер заявляет тур в 20 городов и включает Минск в этот список автоматом, чтобы по итогу получить скидку за количество городов. То есть концерт в Минске ему особо и не нужен, но у минского промоутера уже нет возможности этого артиста привезти самому.

О райдерах
Милена:
Райдерами артистов занимаюсь я и, когда читаю, как другие концертные агентства рассказывают про 45 диванов в гримерках для Робби Уильямса или истории про то, как отделяли коричневый M&M's от цветного, понимаю, что либо нам все время очень везло, либо это просто способ привлечь внимание к концерту. Потому что райдеры Веры Брежневой, Армина или даже Хардвелла настолько скромны, что даже при всем желании я бы не смогла рассказать что-то необычное. Вера Брежнева ест овощи на пару, Хардвелл вообще не ест, попросил только конфеты на сцену. То же самое и с Армином: бананы, Макдональдс и какие-то снеки. Все очень человечно.

Александр:
Я видел райдеры разных артистов, и все-таки во многом в них заложен элемент блефа и пафоса. Когда начинаешь общаться с менеджером и спрашиваешь: «Слушайте, вам серьезно нужно 43 черных полотенца?». Они говорят: «Да ладно. Просто мы так пишем». Сначала они из этого делают некий пафос, потом организаторы делают из этого шумиху для себя — в итоге все на это обращают внимание. Бывают сложные моменты, тяжело выполнимые. Например, когда артист прилетает на частном самолете, нужно заранее заказывать воздушный коридор, организовывать стоянку. Просто сложные рабочие моменты, а 12 проституток и килограммы кокаина — это миф. 

Фото: Дмитрий Рыщук
Полный гид: выбираем барбершоп в Минске Создатели новой «Книжной шафы» о том, как реализовать мечту