3d 6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth instagram list-alt login mailru mobile-phone more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

От Баскова до Земфиры: кого и за сколько приглашают на белорусские корпоративы

Текст: Гуцулюк Артем, 14 октября 2015 8007 15

Недавно Минск обсуждал нетипичную новость: на дне рождения «Белгазпромбанка» пела Земфира. Держа нос по ветру, редакция Relax.by пришла к человеку, чья команда привезла госпожу Рамазанову в Минск. Директор ивент-агентства Terra Group Виталий Кривко рассказал, как выбирают артистов белорусские компании, раскрыл особенности отечественного отдыха и поведал, зачем кому-то может понадобиться бассейн оливье.

Как выбирают артистов

Заказывают либо самых популярных, либо тех, на кого хватает денег. Как показывает практика, артисты делятся на две категории: очень дорогие ($500 000 и выше) и те, которые стоят до $100 000. Категория от 100 до 500 000 — это сложно. Ты называешь какого-то артиста, говоришь, что он стоит $250 000, и при этом клиент понимает, что артист не достаточно известен, чтобы платить за него столько, а с другой стороны, он не хочет брать, например, Лепса, выступление которого обходится до $100 000. 

Группа Muse, например, обойдется в $2 000 000. И неспроста: они рекордсмены по стадионникам. Но такую сумму, понятное дело, не каждый сможет позволить для своего корпоративного мероприятия.
Неделю назад мы приглашали Земфиру. Я знал, что организовать ее выступление на корпоративном мероприятии будет сложно. Но это было не мероприятие для 20-ти человек, а полноценный концерт для людей, которые хотели ее слышать. В Беларуси такое было впервые, точно могу сказать. Кстати, она не опаздывала и вышла минута в минуту в оговоренное время.

«Чистый» гонорар певицы — приличная круглая сумма. Привезти Земфиру стоит дорого. Кроме гонорара есть колоссальный бытовой райдер, перелеты, а технический список требований не сравним ни с одним из предъявляемых артистами, с которым мы когда-либо работали. А мы привозили, к примеру, Нагиева, Виа-Гру, Верку Cердючку, Morandi, Сукачева и Markscheider Kunst.
   
Про самый дикий или необычный райдер пусть рассказывает канал НТВ. Ничего удивительного я не замечал. Но, например, есть температурный режим, который ты независимо от площадки должен обеспечить. И обеспечиваешь. Бывают предпочтения по алкоголю. 
У группы Morandi было требование: наличие энергетика Red Bull, какого-то необычного. Пришлось скататься в Вильнюс и прикупить пару ящиков. Кальвадос тоже приходится привозить из соседних стран.
Что касается проживания, могу сказать, что большинство звезд, с которыми работали мы, предпочитают отель «Европа», несмотря на то, что у нас открылось уже много новых пятизвездочных гостиниц. Есть требования и к транспорту. И тех машин, что предпочитают артисты, в Беларуси не так много. Благо у нас есть уже наработанные контакты подрядчиков, которые решают эти вопросы.
Есть клиенты, которым нужен артист, не выступавший еще ни у кого. Им важен статус мероприятия, и задачи ставятся практически невыполнимые.
Есть тип клиентов, которые были где-то на мероприятии, увидели, что Николай Басков прекрасно поет, сам ведет вечер, и к тому же с ним можно поторговаться. Собственно, почему нет? Весело, задорно — клево.
Но есть очень отличный, на мой взгляд, тип заказчиков, которые учитывают исключительно интерес своих сотрудников. Это очень круто. Был хороший, показательный момент. Мы работали с компанией ЕПАМ в этом году, привезли клевую и относительно недорогую питерскую группу Markscheider Kunst, ребята прекрасно отработали и попали в аудиторию, то есть подход был оправдан, на мой взгляд.

Все зависит не от сферы бизнеса, а от лиц, принимающих решения. Бывает, планируется мероприятие на тысячу человек, а артиста выбирает только учредитель компании — для себя. Ему нравится — и все. Это ведь он, в конце концов, платит деньги. Но есть компании, в которых то же мероприятие проходит иначе: руководитель понимает, что это не его группа, но знает: тысяча человек будет колбаситься под этот коллектив, под «Дискотеку Аварию», к примеру.
Айти-сфера — металл и рок, банковские работники — попса, медицинские работники — что-то сугубо зарубежное. Подобного стереотипного деления, конечно, нет. За время работы я этого не заметил. Но было бы интересно как-то получить такие данные.
Конкуренция 

Я один раз нашел такую статистику: в Минске работает более трехсот агентств, которые привозят артистов. Их уровень мне сложно определить, но знаю точно, что 13 агентств, входящих в «Клуб ивентеров Беларуси», конкурируют между собой и в то же время сообща решают общие проблемы. Бытовой райдер, к примеру, мы можем разделить на двоих. Получив определенную финансовую привилегию, предлагаем эту разницу клиенту и привозим артиста за меньшие деньги. Когда мы работаем на одной площадке, и у нескольких агентств идут подряд мероприятия, можно спокойно разделить аренду и ношу технического оснащения на всех. Как поступить с сэкономленными деньгами — оставить себе или подарить клиенту — решает каждое агентство для себя.

Мои родители до сих пор, когда родственники спрашивают, чем Виталий занимается, отвечают: на праздниках шарики надувает. Такое мнение в обществе еще есть.
Но рынок активно развивается, и к нам уже начали относиться серьезнее. Организовать мероприятие на несколько тысяч человек с определенными задачами — например, чтобы это было в Минске, не было выезда, но все равно была бы природа, качественная еда, логистика и так далее — это сложно. На подготовку уходит много времени, поэтому объявляются тендеры на оказание таких услуг. Во многих банках, например, есть свои ивент-отделы с профессионалами, которые успешно работают и тоже обучаются. Но бывают моменты, когда нужна помощь агентств, чтобы не наращивать штат ради конкретного мероприятия.

Идеи 

У любого ивент-агентства всегда есть множество идей, которые просто не реализованы. У нас они лежат в папке «треш». Найти желающего на это подписаться — всегда приятно, но таких мало. Есть клиенты, предлагающие собственные идеи, которые порой кажутся невыполнимыми. Например, для одного клиента мы пустили специальный локомотив по маршруту Минск-Брест. Проводниц переодели в снегурочек, вагон-ресторан переоборудовали, а весь остальной поезд сделали местом для развлечений и прогулок. Такое целое путешествие. Но самая сложная задача была — ехать и не останавливаться. То есть вклиниться в систему железнодорожного сообщения и никого не пропускать. Все получилось, и мы гордимся, что были причастны к такому проекту, реализовать который помогли в том числе и сотрудники БелЖД.
Среди нереализованных концепций есть такие, которые очень бы хотелось осуществить. Например, провести мероприятие в склепе. Многие посчитают это кощунством, но это уже другой вопрос.
До сих пор не реализована идея корпоратива в ангаре с настоящими самолетами, чтобы их можно было раскрасить в цвета компании или любые другие, а на крыльях — разместить оркестр. Этот проект был уже полностью готов, были даже достигнуты договоренности по перекраске нескольких самолетов на нашем авиаремонтном заводе, но он так и не был реализован. И вряд ли будет, потому что завод прекращает свою деятельность.

Многие вещи не позволяет осуществлять наше законодательство. Или очень тормозит процесс множеством согласований. К примеру, у нас есть идея расположить музыкантов на подвесной платформе. Но сроки согласования такой задумки настолько велики — несколько месяцев — что не имеет смысла даже пытаться.
Зачастую продаваемые проекты сильно преобразуются в процессе работы над ними. Заказчик начинает отказываться от многих вещей. Например, мы очень хотели сделать полноценную вечеринку для взрослых в детском развлекательном центре, с переодеваниями. Клиент долго рассматривал эту идею, но потом отказался: «Мы будем выглядеть смешными».
У нас был клиент, который предложил поставить надувной бассейн и наполнить его оливье, чтобы купаться. Но решение принимал, к сожалению, не он один. Иначе ивент получился бы намного веселее.

Бывает, нам говорят: «Есть столько-то денег — дерзайте». Это интересная работа, конечно, разрабатывать концептуальные решения мероприятий, но мы редко в таком участвуем. Когда компанию интересует только цена, мы понимаем, что вряд ли выиграем в этом плане у условного ИП «Иванова», который проставит везде минимальные суммы. Если клиента интересуют только цифры — мы стараемся не тратить свое время.

Справка Relax 
Нам стало слишком интересно, что нынче считается «круглой суммой» и сколько же Земфира получает за корпоратив. Мы принялись переворачивать интернет, ворошить давние связи и выяснили, что «чистый» гонорар певицы начинается от 150 000 евро. Подсчитывая нули, мы также решили узнать, сколько берут за свои выступления артисты, для которых корпоративы — хлеб насущный. Раскроем лишь часть данных.

Леонид Агутин — от 100 000 евро
Григорий Лепс — от 100 000 евро
Филипп Киркоров — от 100 000 евро
Максим Галкин — от 70 000 у.е.
Алла Пугачева — от 70 000 у.е.
Дмитрий Билан — от 50 000 евро
Иван Ургант — от 40 000 у.е.
Гарик Мартиросян — от 40 000 у.е.
Comedy Club — от 20 000 у.е.
Ксения Собчак — от 20 000 у.е.
Александр Рыбак — от 20 000 у.е.
«Ждать принца на белом коне»: эксперты оценивают минские рестораны, выставленные на продажу Нет ничего сложнее: потратить миллион долларов на свадьбу в Беларуси