3d 6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth instagram list-alt login mailru mobile-phone more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

Как бы выглядел Минск, если бы его застраивали студенты-архитекторы: аэропорт, бульвар Толбухина и Комаровский рынок

Текст: Васильева Елена, 4 августа 2015 6427 11

Можно бесконечно смотреть на три вещи: как разрабатывается план застройки Минска, как Минск застраивается и как неравнодушные обсуждают, что вновь застроили неправильно — не там и не то. Мы взглянули на курсовые и дипломные проекты молодых архитекторов и представляем вам альтернативную реальность, в которой у столицы все прекрасно: и центр, и спальники — и никакого дома у Троицкого.

Реконструкция аэропорта Минск-2

Максим Калейник, архитектор:
— Реконструкция, которую провели сейчас, вызовет много вопросов уже к 2050 году. Потому что данный объект перестанет отвечать в полной мере всем поставленным задачам к сооружениям подобного типа. Система инженерных сетей, архитектура, транспортные связи, которые проектировались в советские времена, сейчас попросту неудобны и не до конца выполняют свои функции. Чтобы убедиться в этом, можно просто съездить в аэропорт и посидеть там, скажем, день (как я сделал в процессе разработки диплома). Вы увидите, что проделанная проектировщиками работа уже вызывает некоторые вопросы. Не могу сказать, что объемы, планировки, архитектурные и интерьерные решения не соответствуют классу международного аэропорта. Но я уверен, что в обозримом будущем Минск-2 столкнется с проблемами, решить которые будет достаточно трудно.

Мой вариант архитектурного образа — зеркальное отражение части существующего плана с сохранением несущих конструкций и усилением его дополнительными конструктивными решениями, пристройкой нового блока. В дипломной работе я акцентировал внимание на процесс оптимизации пассажиропотока, который и является главной составляющей для зданий такого типа. Я спроектировал двухуровневое кольцевое движение для автомобилей и добавил возможность устройства станции железнодорожного транспорта в центре Минск-2, как это сделано уже во многих аэропортах мира.

Что касается внешнего вида, хотелось, чтобы аэропорт напоминал силуэтом птицу, отсюда и такое архитектурное решение. Большие остекленные поверхности будут отражать существующее окружение аэропорта, дробить пространство и сливаться с отражением неба, что сделает объект не таким массивным с виду.

Комиссии мой проект, конечно, не очень понравился: только знаменитые архитекторы могут позволить себе заниматься реконструкциями таких достопримечательностей, браться за объекты, которые считаются историческим достоянием государства. Но я надеюсь, что некоторые мои доводы и аргументы навели комиссию на определенные мысли.

А между тем даже недавняя реконструкция аэропорта напоминает, скорее, евроремонт в квартире: переделали интерьер и добавили еще один блок. Но задач, которые стоят перед главным транспортным узлом страны, единственным в своем роде, это не решило. Я предложил глобальнее подойти к вопросу, решить действительно важные вопросы, а не создавать видимость реконструкции.

В случаях реконструкции таких объектов, как аэропорт или вокзал, первоочередная задача не показать красивую архитектуру, а продумать, как будут перемещаться люди, как станет функционировать вся система, вертикальные и горизонтальные связи. Путь человека от самолета к столице должен быть максимально быстрым, простым и понятным. Реконструкции прошлого года эту задачу, я считаю, выполнили не в полном объеме.

Нам нужно чаще спрашивать себя: «Что увидят гости нашей страны?» А ведь аэропорт Минск-2 — эта своего рода первая дверца на пути к познанию красоты Беларуси.

Проект будет, безусловно, очень дорогостоящим, его реализация потребует много времени и ресурсов, но мы по крайней мере отсрочим решение массы вопросов, связанных с «современной» архитектурой, пассажиропотоком, инженерными и экологическими проблемами объектов такого типа, предусмотрим актуальность Минск-2 для будущих поколений.

Орнитологический культурно-познавательный комплекс в Лебяжьем

Описание проекта. Весь комплекс состоит из трех основных блоков: культурно-познавательный, развлекательный и научно-исследовательский. В левом крыле экспозиционные залы, выставки — все то, что может привлечь человека, у которого есть интерес к орнитологии. Орнитотерапический блок предназначен для тех, кто пожелает излечиться нетрадиционными методами — птичьим пением, причем для разных видов болезней подходят свои трели. «Птичий сад» — место под высоким стеклянным куполом с дорожками, фонтанами, где царит умиротворяющая атмосфера.

Правый блок — развлекательный: здесь расположены кафе, боулинг, бильярд, бассейн с элементами аквапарка и SPA-комплекс.

Кристина Казак, архитектор:
— Захотелось привнести в архитектуру Минска нечто легкое, гармоничное и в то же время масштабное. Вот и родилась идея подобного объекта в воображении, создался образ, а рука на одном дыхании зарисовала в линиях. Орнитологический комплекс запланирован на практически нетронутой территории в пределах МКАД, рядом — водохранилище. Именно в этих местах встречаются гнездования птиц, редких для Беларуси. Орнитологический комплекс подобного размаха мог бы стать визитной карточкой микрорайона Лебяжий. На момент проектирования на запланированном месте располагались пустырь и небольшая застройка частного сектора.

Я приехала с фотоаппаратом осмотреть территорию и убила ноги, пока изучила местность. Сложно поверить, что в Минске такая природа может оставаться нетронутой.

Вот и подумалось, что комплекс с подобной направленностью гармонично впишется в ландшафт и приятно отразится в воде со стороны проспекта Победителей. К сожалению, я не была в том районе в последнее время и не знаю, что там происходит сегодня. Мысли по поводу реализации идеи остаются где-то в далеких мечтах — это дипломный проект, и шансы на то, что он может быть воплощен, невелики по умолчанию.

Участок согласовывали сначала с преподавателем, а позже и с главным архитектором Белгоспроекта А. А. Шабалиным. Специфику проекта на факультете выбираем исходя из задания, а потом из личных предпочтений, а преподаватель направляет, дает советы. Сегодня в Минске возводится многое. Меня радует, что ценится историческая застройка, именно благодаря ей можно создать атмосферу и вкус столицы.

Хочется больше знаковой архитектуры в Минске, пешеходных улочек, арт-объектов, которые бы заставляли туристов приезжать сюда снова. В то же время хочется больше уютного жилья с зелеными двориками и спрятанными от глаз парковками.

Пешеходная зона в районе Комаровского рынка

Описание проекта. Пешеходными становятся кварталы по ул. В. Хоружей от ул. Я. Коласа до ул. Куйбышева. Всю зону можно условно разделить на три части.

Валентина Пась, архитектор:
— Каждое место должно быть «про что-то». Комаровский рынок находится на месте болота, это всем известно, но организовано пространство «как везде», ничего особенного. Рынок — это определенная часть культуры. Нужно было аккуратно вписать его в уже существующий контекст.

Первая часть пешеходной улицы тянется от улицы Я. Коласа и заканчивается ТЦ «Силуэт», она предполагает наиболее интенсивное движение. Нижние этажи Полиграфкомбината — торговые, выше — офисы. Боковой фасад корпуса Минского производственного объединения вычислительной техники (промышленный район), где сейчас находится «Импульс», значительно уступает противоположному зданию, нивелируется — становится полузеркальным. Сам «Импульс» увеличивается по площади в первом этаже за счет внутреннего двора, который предполагается как площадка для традиционной ремесленной, художественной продукции. Вторая часть разворачивается с двух сторон улицы.

С одной стороны — регулярный парк, с другой — площадки для массовых мероприятий с озеленением. Ближе к Комаровскому рынку — пространство с бионическими формами, имитирующими кочки на болоте. Используются разные виды покрытий и озеленения, чтобы было удобно ориентироваться.

Дальше площадка перед Комаровским рынком. Самое главное здесь — здание, поэтому просто аккуратно включаем озеленение. На протяжении всей пешеходной зоны сохраняется прямой транзит — для людей, которые идут на рынок.

Архитектура, которую нам преподавали в университете, осталась в университете. Я не нашла в современной белорусской архитектуре того, что искала. Сейчас я занимаюсь графическим дизайном и иллюстрацией.

Образовательный центр в Минске на территории военной части (ул. Толбухина)

Описание проекта. Общественная зона выстроена вокруг овального пространства форума, пригодного для проведения собраний, представлений, концертов. В шаре находятся медиатека и библиотека, вокруг форума - трансформируемые кабинеты для факультативных занятий. В трех отдельных крыльях здания — основные учебные классы (младшие, средние и старшие классы). Рядом с ними вместо длинных темных коридоров запроектированы просторные остекленные и озелененные холлы.

Концепция реконструкции территории военной части по ул. Волгоградской / ул. Якуба Коласа

Описание проекта. Основная идея заключается в продолжении бульвара Толбухина, который сейчас неожиданно обрывается, и создании его логического завершения в виде круглой площади с солнечными часами на земле. Объекты общественного назначения расположены ближе к ул. Якуба Коласа, а жилые дворы находятся в глубине нового района. Проект создан в соавторстве с Дарьей Новиковой.

Ирина Гомонова, архитектор:
— Я жила на улице Волгоградской, поэтому выбирала для работы территорию военной части в пределах улиц Кедышко, Коласа, Белинского, Чернышевского. Часто бывала на бульваре Толбухина, много раз проходила мимо военной части, территория которой закрыта для города, и поняла, что она требует реконструкции.

Молодой архитектор — это в первую очередь наемный рабочий. Решения принимают заказчик и главный архитектор проекта, поэтому реализовать свой творческий потенциал сполна можно только в интерьерах и частных коттеджах (ровно настолько, насколько заказчик может и хочет себе позволить).

Архитектор практически всегда ограничен желанием заказчика получить выгодные технико-экономические показатели и финансированием, а еще различными строительными нормами. О реализации своих идей в первоначальном виде речь вообще часто не идет. Один известный проект в центре Минска красиво задумывался, но дешевое остекление, на котором сэкономил заказчик, на корню все испортило. Только именитые архитекторы могут себе позволить творить что хотят.

Бизнес-центр

Описание проекта. Бизнес-центр планируется на месте старого автобусного парка на пересечении улицы Красной и проспекта Машерова. Основная идея — в создании высотной доминанты при выезде на перекресток со стороны площади Я. Коласа. Внутренняя планировка позволяет размещать в бизнес-центре не только офисы, но и небольшие производства или мастерские.

Ирина Гомонова, архитектор:

— Территорию для объектов мы ищем самостоятельно, большинство студентов выбирают хорошо знакомые места — район, в котором прошло детство, например.С таким участком проще работать. Точно знаешь, чего недостает, где основные видовые точки, направления движения людей. Я долгое время жила в Советском районе, и его недостатки могу расписать максимально подробно: Слепянская водная система давно требует ремонта, а сельхоз-поселок — сноса с грамотной застройкой.

Сейчас я работаю в Москве: здесь больше денег, и, соответственно, финансирование проектов лучше. Жилые дома из панелей строят редко. В Минске же панельная застройка спальных районов смотрится дешево и сердито, об инфраструктуре и нормальном благоустройстве и говорить нечего.

Все упирается в деньги: стоимость строительства высокая, для обычного человека — просто космическая, поэтому далеко не каждый архитектор может себе позволить реализацию проекта. А заказчики зачастую люди деловые, им нужно чтобы в здании было как можно больше квадратных метров жилой/офисной/торговой площади, а разные красивости и инфраструктура их не волнуют.

Многофункциональный центр на пересечении пр. Машерова и ул. Красной

Описание проекта. Комплекс построен на основе идеи открытых и крытых пассажей (галерей) и создает новую пешеходную улицу, которая и является, по сути, многофункциональным центром, его ядром. Кроме того, в самом крупном корпусе объекта также создается пассаж, что позволяет посетителям совершенно незаметно переходить из открытой городской среды на крытую территорию.

Артем Бобров, архитектор:
— В связи со своим местоположением участок хорошо просматривается с проспекта Независимости и может быть композиционным продолжением улицы Козлова. Это и стало основной идеей моего проекта — композиционно связать ул. Козлова и ул. Красную.

Поворот в районе дома № 2/3 по проспекту Машерова становится визуальной преградой для восприятии проспекта Машерова с перекрестка ул. Козлова — пр. Независимости. Я постарался продолжить перспективу ул. Козлова, плавно переводя ее в направлении ул. Красной, создать альтернативную перспективу улицы на данном участке.

Следующей идеей для данного объекта было его включение в существующий облик города. При всей брутальности образа здание хорошо вписывается в окружающую застройку за счет использования членений того же модуля, что и в близлежащих сооружениях.

Заключительной концепцией объекта было создание ощущения сада, который бы разительно контрастировал с брутальным каменным обликом здания и одновременно гармонично вписывался в его структуру.

Я постарался создать именно ощущение леса, где каждый посетитель чувствует себя будто под сенью деревьев. Контраст с каменными стенами и таким же покрытием только усиливает эффект.

Я поставил перед собой задачу сделать объект, который не выбивался бы из ткани города, так как уверен: все проблемы в архитектуре Минска оттого, что каждый автор хочет излишне выделить свое строение.

Разумеется, знаковые объекты в архитектурном облике должны присутствовать, но необходимы и фоновые, причем их должно быть больше.

Фото: из архивов архитекторов.

Зачем минчане просят жалобную книгу. 5 реальных историй: от благородной идеи до потребительского терроризма Минчане, которым нравится обнажаться: нудисты, модели и натурщики — о том, зачем они раздеваются публично