3d 6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth instagram list-alt login mailru mobile-phone more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

Галина Дмитрук: «Авторские куклы — они живые»

7 апреля 2011 1598 4

Дарить людям минуты счастью можно абсолютно по-разному. И намного приятней, если сам от этого получаешь неимоверное удовольствие. Галина Дмитрук, один из немногих мастеров авторской интерьерной куклы в Беларуси, нашла свой способ делать этот мир прекрасней.


Кукольный дизайн в Беларуси начал развиваться сравнительно недавно ― около четырех лет назад. Галина, несмотря на свой юный возраст (на сегодняшний день девушке всего 25) и специальность журналиста, ― один из мастеров, стоящих у истоков этого искусства в нашей стране.

Начиная с 2007 года, Галина принимала участие более чем в 15 международных выставках. У нее около 60 работ, но большинство из них можно увидеть лишь на снимках ― почти все разъехались по разным уголкам мира, в частные коллекции ценителей.

Самое интригующее, что ее творения ― отнюдь не классические фарфоровые красавицы с золотыми кудрями и пустой улыбкой, а готические аристократки и мистические ведьмочки, немного пугающие силой образа, но, бесспорно, чарующие.
Галина рассказала нам о «рождении» необычных кукол и процессе их создания.


― Галина, в свои 25 лет ты уже успела поработать журналистом на республиканском телеканале, учителем белорусского языка и литературы в школе. Однако нашла себя совершенно в ином…

― Да, я человек очень активный. Никто не знает, сколько ему предначертано, поэтому иногда мне кажется, что даже если мне осталось лет 80, все равно этого очень мало, чтобы успеть все.

Внутренний комфорт для меня сегодня самое важное. Раньше многое приходилось делать с чувством, что этого от меня ждут родители, работодатели, социум. Но после рождения моего малыша (Марку годик) почувствовала в себе внутреннюю уверенность. Наконец сумела правильно расставить приоритеты. Ведь от себя не уйдешь ― хочется заниматься тем, в чем ты можешь быть уникален.

Возможно, прозвучит немного наивно, но с самого раннего детства я постоянно что-то рисовала и делала свомим руками. В более сознательном возрасте начала перешивать одежду. Паралелльно с этим всегда одним из любимых «развлечений» были куклы. В них все мои творческие возможности как-то очень логично и сошлись: умение шить, видение нетрадиционных фасонов, ощущение цвета и фактуры. Тем более ни одно другое занятие не приносит мне столько удовлетворения и ощущения гармонии.


― Как «родилась» твоя первая кукла?


― Свою первую куклу я увидела во сне. Проснувшись, нашла какую-то деревяшку и интуитивно, не имея никаких специальных навыков, вырезала голову, руки и ноги. Профессиональный этап творчества начался немного позже.

― Авторские работы ― отражение внутреннего мира художника. Твои же куклы очень сильно отличаются от традиционных. Как возникают эти мистические образы?

― Наверное, все идет из детства. Я была такая вредина (смеется) ― все время ближе к «темненькому» персонажу. И до сих пор меня просто разрывает от этого образа. В нем есть что-то дико притягательное и живое. Однако отнюдь не все мои работы такие своенравные. Есть и та же романтичная девушка, ожидающая своего принца на белом коне, и наивная глупышка с рыжими локонами. Среди них нашлось место даже испепеляющей одним лишь взглядом старой деве.


― Твои работы выполнены в индивидуальном стиле, единственном в своем роде как в Беларуси, так, возможно, и во всей Европе. Как бы ты его охарактеризовала?


― Я бы назвала эту манеру искаженым реализмом. Да, не удивляйтесь, все-таки реализм, потому что мне очень нравится натуральная красота и естественность. Одновременно с этим сильно искажаю эту красоту в сторону гипертрофированности. Если я вижу во внешности или образе женщины элемент, который меня восхищает, то непременно его сильно увеличу, гипербализирую. Если это худые ноги, то обязательно будут и очень длинные. Выразительные глаза ― невероятно большие.

Образы, костюмы... нельзя сказать, что это готика в ее традиционном понимании, скорее, интерпритированная моим восприятием.


― Когда мастер создают куклу, он, образно говоря, вдыхает в нее жизнь. Во многих религиях раньше и вовсе запрещали изображать фигуры людей. Верешь ли ты в «магию» кукол?


― Авторские куклы — они живые. И в их магию, конечно, верю.
Был случай, я делала куклу для своей преподавательницы, которая всегда мечтала танцевать. Фарфоровая танцовщица со спущенными ножками получилась ее уменьшенной копией. Но у куклы постоянно ломались ноги. Каково было мое удивление, когда я встретила преподавательницу с палочкой после перелома. Ту работу ей так и не подарила. Продать куклу до сих пор не решаюсь.

И такие невероятные случаи могу рассказать чуть ли не о каждой своей кукле.


― Некоторые мастера зашивают сердечко в куклу, мол, чтобы она ожила. Как ты вдыхаешь жизнь в своих персонажей?

― Глаза! Для меня это ключевой момент в кукле. У моих работ они становятся все больше и больше. Взглянул в глаза, словил контакт… и пошло тепло в сердце. Только потом ты замечаешь, что у куклы тонкие пальцы, что она что-то держит в руках и так далее. Верю, что кукла глазами может каким-то образом взаимодействовать с этим миром.

Еще один значительный момент ― в нарядах и образах всех моих кукл есть элементы винтажности. Я постоянно использую антикварные вещи. Будь то фата мамы моего мужа, которую ей, в свою очередь, прислала мама из Аргентины лет 50 назад, или маленькая монетка со времен царской России.
 
Только прочувствуйте: кажется, обычный кусок тряпки, а сколько человеческих судеб «она видела». Ведь к этой фате относились определенным образом, бережно хранили, раз она дошла до меня через столько лет. Это лучше, чем любое сердечко или заклинание! Оно «живое», со своей невероятной историей.


― Кукла — это синтез скульптуры, художественного искусства, дизайна, мастерства парикмахера, башмачника, портного… Так сколько же времени уходит на ее создание?


― Около трех недель. Мои куклы абсолютно разного размера: от тридцати пяти сантиметров до метра и даже больше. Трудоемкая работа!

Сначала из гипса лепится форма, в которую чуть позже заливается фарфор. Когда материал подсох, но еще не застыл, я приступаю к корректировке: делаю разрез глаз, форму губ и бровей, создаю настроение героини. Затем приступаю к шлифовке деталей и созданию каркаса. Этап создания костюма мне особенно нравится. Ты пришиваешь последний камешек — и вот он, момент истины! Ощущение радости от того, что твоя миссия как художника выполнена и теперь-то куклу можно «отпустить», — несравнимо ни с чем. Несмотря на то что вкладываю очень многое в кукол, учусь отпускать их с легкостью. И, конечно, стараюсь постоянно поддерживать связь с теми, кто их приобрел. Даже есть мечта побывать во всех странах, куда переехали мои куклы.


― Что для тебя главное, когда ты «отпускаешь свое детище в мир»?


― Чтобы человек ценил и понимал куклу. Многие из людей, которые приобретали у меня работы, даже комнаты специально под них декорировали.

Я верю, что каким-то образом кукла может влиять на человека. Даже если ты утром встал, взглянул на нее и просто улыбнулся ― это уже заряд позитива, который несешь в себе и даришь встретившимся тебе по пути людям, семье, коллегам. У них, в свою очередь, от этого тоже настроение поднялось. И пошло… Как дорожка из домино! Все это можно сравнить с эффектом взмаха крыла бабочки, от которого на другом континенте может произойти цунами.

Да, именно такими утопическими мыслями я руководствуюсь, когда творю! (смеется)

Источник фото: официальный сайт Галины Дмитрук  www.glinadolls.com
Светлана Бень: «Кабаре ― это молоток» Белорусский Иглесиас на Новой Волне