3d 6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth instagram list-alt login mailru mobile-phone more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

Yellow Brick Road: «Вот сыграем с Deep Purple ― и снова начнем»

25 марта 2011 303 7
За два года своей деятельности молодая группа Yellow Brick Road выпустила четыре релиза, объездила с концертами пол-Европы. Их диск «HoneyMoon» эксперты из разных стран ставят в десятку лучших белорусских альбомов 2010 года. 27 марта группа выступит на разогреве у культовых Deep Purple. relax.by встретился с вокалистом Яном Максимовичем и басистом Дмитрием Хламовым и расспросил ребят о предстоящем разогреве, музыке, деньгах и европейских турах.

― Совсем скоро вы играете на разогреве у Deep Purple в Минске. Вы отослали свои записи, вас выбрали. Какие еще белорусские команды отсылали свои записи?

Д.: ― Мы не в курсе. Даже и не интересовались. Мы общаемся напрямую с менеджментом Deep Purple через посредника. Наша заявка ушла и через неделю мы получили результат о том, что утверждены. В России, например, разогрев Deep Purple разыгрывался на сайте www.yatalant.ru.


― Вас не пугает, что публика на концерте будет достаточно взрослая?


Д.: ― Так отлично. Для нас это новый рубеж. До этого мы играли для тех, кого называют «новое поколение».
 
Ян: ― Так сказать, для юнцов. Но не совсем для такой юной публики, пришедшей на недавний концерт Jane Air, которых мы разогревали. Наша аудитория постарше. А ради эксперимента очень здорово будет поиграть для публики Deep Purple.

― Как готовитесь к разогреву?

Д.: ― У нас проходит цикл репетиций под кодовым названием Deep Purple. Готовим программу Yellow Brick Road special Deep Purple Style: это будут определенные композиции, определенные аранжировки.


― Что ж, удачного вам разогрева. Давайте поговорим больше о вас. До создания группы Yellow Brick Road вы играли в других командах. Насколько их стиль отличался от вашего сегодняшнего творчества?


Ян: ― Знаешь, я эти санки спрятал в самом дальнем шкафу. И после того как я на них перевернулся, не хотел бы их больше видеть. И в ближайшее время я эти санки увезу куда-нибудь и выкину. (смеется)

― А в какую сторону может измениться музыка Yellow Brick Road?

Д.: ― С каждым новым концертом, новой репетицией мы чувствуем рост себя как музыкантов, композиторов. С одной стороны, хорошо то, что приобретается новый опыт, но, с другой стороны, плохо, потому что идей и умений становится намного больше и тут нужно чувствовать четкую грань, что можно представить в проекте, а что ― нельзя. Сейчас у нас более трудный период, и следующий альбом будет более обдуманным. Делаем черновики новых композиций, и, честно говоря, неизвестно, будет ли это похоже на YBR первых двух альбомов.


― Многие критики говорят о том, что у вас хорошие альбомы, но не хватает ярких запоминающихся треков. Работаете ли вы в направлении создания потенциальных хитов или это не так важно?


Д.: ― Мне кажется, мы работаем наоборот. У некоторых участников группы были попытки сделать хит по всем правилам и канонам. Но весь коллектив этому противостоит. Мы не стремимся к хиту, изготовленному по правилам. Но, в то же время, мы очень радуемся, когда композиция, сделанная не по правилам, а от души и по-своему неожиданно для нас становится хитом.
 
― Как вообще относитесь к белорусской критике? Она все-таки у нас специфическая.

Ян: ― Мне нравится вменяемая критика, когда человек имеет право на то, чтобы критиковать: взрослый человек, который уже насмотрелся вдоволь молодых групп. А когда это делают те же юнцы, то, я считаю, лучше бы они помогли маме убрать квартиру.


Д.:
― Я люблю критику во всех ее направлениях. Но больше всего она мне нравится с позиции диалога, когда человек высказывает свое мнение, и мы можем с ним это обсудить.

― Думаю, не только критика у нас специфическая, но и вообще отношения в музыкальной среде. Музыканты часто критикуют других музыкантов. Как не обращать на это все внимание?
 
Д.: ― Постоянно происходят какие-то ситуации. Мне хотелось бы что-то изменить. Но вот изменить отношение очень сложно. Ты своим маленьким топориком прорубаешь этот коридор, у тебя что-то получается, но если бы с тобой была команда, это было бы намного быстрее. А у нас же в лицо говорят: «Да, ребята, клевый концерт». Отворачиваются и: «Ох, уж Yellow Brick Road, как же я их не люблю. Блин эти парни смазливые. Что он как п…к в узких штанах». Я не знаю, что должно произойти, чтобы все изменилось. Мне кажется, это происходит на уровне менталитета. И не только в музыке, это происходит во всем: сосед купил дорогую машину, а у меня на такую нет денег, но зато я пью каждый день. (смеются)


― Музыка ― это не основной ваш заработок. Реальна ли ситуация, что когда-нибудь вы откажитесь от другой работы и будете заниматься только музыкой?


Д.: ― Лично я жду случая. Если над моей головой выскочит восклицательный знак желтого цвета, как в игре Sims, то я, конечно же, откажусь от другой работы. Сейчас мы вкладываем в нашу музыку много души и средств, но пока я не вижу какого-то реального способа заниматься только музыкой. Мы, конечно, можем этим зарабатывать на хлеб, можем как-то существовать без проблем, но говорить о каком-то нормальном образе жизни нельзя: сегодня ты сыт, а завтра ты в овраге лошадь доедаешь.

― А сколько нужно денег, чтобы начать музыкальную карьеру?

Д.: ― Деньги не нужны, нужно желание. Я, кстати, сейчас открыл для себя новую умную вещь. Проводил самоанализ и пришел к тому, что во всем мире музыка потеряла ценность. Музыка в 60-70-е годы и музыка сейчас ― это два совершенно разных понятия. Сегодня все доступно и музыкантом может стать любой человек с улицы. Можно купить инструмент, пойти в студию и записать альбом. Тогда это могли сделать либо очень состоятельные люди, либо люди, в которых очень сильно поверили и в которых вложили громадные деньги. А сейчас надо как-то спасать индустрию.


― А родители не отговаривали бросить все эти затеи с музыкой?


Д.: ― Мои родители очень сильно отговаривали: «Парень, одумайся, что ты делаешь». Маме приятней сказать, что ее сын работает в банке, чем; «Ой, какое горе в семье, сын ― музыкант. Позор». Старались до последнего. Но 26 ноября они впервые сходили на концерт Yellow Brick Road, отлично провели время с отцом вокалиста (смеются), и папа сказал: «Хорошо, будь». Так что получил благословение.

― Вы одна из немногих белорусских команд, которая уже не раз ездила с концертами по Европе. Насколько я знаю, вы сами договаривались с клубами о выступлениях. Что было самым сложным? Все-таки молодая группа из страны, о которой многие европейцы ничего не знают.

Д.: ― Как раз это и было самым сложным в первый раз ― донести то, что мы какая-то группа из Беларуси, но хотим выступить. Но как-то получилось. Мы прокатились три раза, отыграв 80 концертов. Сейчас уже проще, нас много кто знает, работает сарафанное радио. И многие думают: если эти ребята отыграли 80 концертов, значит, это кому-то нужно.


― Там все-таки совсем другая схема организаций концертов, оплата выступлений. Можете выделить основные отличия?


Д.: ― Там вообще схема работает по-другому. В Европе схема принесения денег порой расписывается на десятилетия. А не как у нас: я открываю клуб и хочу, чтобы за год он окупился. Ни один клуб в Минске не поделится выручкой с бара. Это их деньги, они это приобрели, продали, а то, что мы тут играли, не имеет значения. Там клуб может сказать: на вас пришло столько-то людей, забирайте сто процентов с выручки, у нас неплохо посидели в баре ― нам этого хватит. Схема отработана, они знают, как делать мероприятия, принимать гостей, сколько нужно потратить на рекламную кампанию, сколько ждать людей в клубе.

― А какая публика приходила на ваши концерты в Европе?

Ян: ― Абсолютно разная. Из рекордов, наверно, стоит отметить дедушку, который приходит на все наши концерты в Таллине. Первый раз, когда мы приехали, он сказал, что сидел дома, зашел на My Space, послушал нас и решил прийти на концерт. А дедушке за 70 лет.


― В турах в минус не уходили?


Д.: ― В турах все было хорошо. Не скажу, что это прибыльное занятие. Скорее, это отлично проведенное время, отпуск, за который тебе еще и платят.

Ян: ― Когда мы едем в тур, у нас не такого, что вот после тура я куплю себе дом, Дима ― машину, ребята ― яхту. В первую очередь нам очень здорово.

― Вы сняли клип. Потратили силы, средства. Насколько это было целесообразно, ведь не так много мест, где его могут ротировать?

Д.: ― Это было весело. Мы получили большое удовольствие на потраченные средства. Это делали наши друзья, которым мы платили деньги как нашим друзьям. А что насчет ротации, я отказался от каких-то крупных масс-медиа. Хватает интернета. Клип был сделан для людей, с которыми мы знакомы. Возможно, кто-то показал своим друзьям. Думаю, свою роль для привлечения и расширения аудитории он сыграл.


― В ноябре вы презентовали второй альбом на большом концерте в Минске. Как сейчас оцениваете проделанную работу?


Д.: ― Я постоянно недоволен собой и недоволен окружающими. Поэтому, когда мы готовились к концерту, я не спал ночами, был постоянно в каком-то подвешенном состоянии. Когда все прошло, я был тоже жутко недоволен. И когда через пару дней я забрал все материалы, поставил на громадном экране, начал смотреть и ― мне было чертовски приятно, что я знаю этих парней и что раньше я их никогда не видел. Все смотрелось настолько круто, честно говоря, я не ожидал. Для меня еще важна честность: мы пообещали сделать такой концерт и сделали.

― Над чем, кроме подготовки к разогреву, работаете сейчас. И какие планы на будущее?

Д.: ― Заканчиваем делать DVD с концерта. Есть планы, но, пожалуй, всему свое время. Вот сыграем с Deep Purple ― и снова начнем.


― Самая забавная история, которая случилась с вами в последнее время?


Ян: ― Мы участвовали в записи программы «Звездный ринг» на СТВ. Были против певицы Веры Каретниковой, которою я до программы и не знал, а вот в конце записи взял уже на руки. (смеется) Перед нами записывались «Ногу Свело». А наш барабанщик забыл палочки. И пришлось просить их у ребят из «Ногу Свело». Но к тому моменту они уже отдали их какой-то девочке-фанатке. Мы девочку нашли. Было очень забавно, конечно, выпрашивать у нее эти палочки. Зато вернули вдвойне звездные. (смеется)

― Как проводите время вне музыки, репетиций, туров и проводите ли вы его вместе? Или вообще смотреть друг на друга не можете?

Ян: ― Не, мы с удовольствием проводим время вместе. Даже зачастили что-то. Видимся, ходим на мероприятия разные, делимся какими-то новинками, тем, что происходит в жизни. Все отлично, любим друг друга ― семья.

― Желаю продолжать в том же духе. И еще раз удачи на концерте Deep Purple.

― Спасибо!
Вадим Мезга Рональд Макдональд: «Я мечтал о том, чтобы стать дальнобойщиком»