3d 6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth instagram list-alt login mailru mobile-phone more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

ПЕРСОНА: АНАСТАСИЯ РЫБОЛТОВЕР

3 января 2015 5757 24

Анастасия Рыболтовер поделилась с relax.by причинами завершения своих знаменитых вечеринок Nastya Ryboltover party, а также рассказала о современных нравах, друзьях и любимых заведениях.


— Вы уже провели свою последнюю вечеринку. Почему Вы заканчиваете карьеру клубного промоутера?
— У любого дела всегда есть логическое завершение. Вечеринки успешно просуществовали три с половиной года, и до сегодня это был успешный проект. Причин моего ухода много: я разочаровалась во многих людях в Минске, у меня больше нет желания работать в этой сфере. Да и если уходить, то на пике своей популярности.

— Трудно ли было прийти к этому решению?
— На самом деле не трудно. Я уже не девочка двадцати пяти лет, чтобы бегать и развлекать людей с микрофоном, улыбаться, подстраиваться под их капризы. Всему приходит конец и нужно идти дальше. В моем случае продолжать делать Nastya Ryboltover party — это значит стоять на одном месте, а к этому я не готова.

— В чем был Ваш секрет?
— У меня просто не было конкурентов. Я развивалась в своем направлении, и мне никто не мешал это делать. Надеюсь, что сегодня мое место займет достойный человек.

— От чего зависит успех вечеринки? Был ли такой праздник, который запомнился Вам больше всего?

Белорусы, по-моему,
так и не научились расслабляться.


— Запомнилось трехлетие в Robinson Club на террасе. Приехали мои московские друзья, было безумно весело, атмосферно. Зажгли «Леприконсы». Одним словом, я была просто в восторге.

В успехе вечеринки много составляющих. В первую очередь это программа и люди, ведь это то, что создает атмосферу. Белорусы, по-моему, так и не научились расслабляться. Если сравнивать их с московскими друзьями, которые немерено пьют, могут танцевать чуть ли не на люстре, то у нас все очень просто.

— Вас никогда не мучила совесть за то, что Вы организовываете вечеринки и, как считают многие, создаете атмосферу для морального разложения?
— Я просто организовываю праздники: подбираю музыку, диджеев, артистов. Моя задача сделать так, чтобы людям было весело. Я не занимаюсь ничем противозаконным. Нормальный человек повеселится и поедет домой. Но если у него с мозгами не все в порядке, то он обязательно найдет себе приключения в любой сфере. И если какая-то девушка приходит на мою вечеринку и решает найти себе человека, который будет ее спонсировать, то я здесь точно ни при чем.

— Вы учились в БГУ на менеджера. Помогло ли это образование в работе промоутером?
— Естественно, что какие-то знания из университета я вынесла. Для меня образование — это образ мышления. Там учат по-другому мыслить, не так, как ты бы это делал выйдя со школы. Плюс это определенные связи, умение приспосабливаться в жизни, находить правильные пути.


— У Вас, наверное, было бурное студенческое время?
— Я искренне удивляюсь, как мы умудрялись сдавать экзамены после вечеринок. Был случай, когда я быстро заехала домой после клуба принять душ и поехала на экзамен. Пришла, а вся аудитория уже сидит. Я не подготовлена, голова кругом от шампанского. В итоге я вытянула тот вопрос и задачу, которую мы разбирали на семинаре, и получила хорошую отметку. И, несмотря на такие ситуации, я не могу сказать, что у меня было очень бурное студенческое время. Разве что периодами.

— Я знаю про случай, когда Вы проиграли в казино все свои деньги перед Новым годом. Это правда?
— Да. Тогда папа дал мне денег, чтобы я заплатила за квартиру, купила всем подарки и себе — платье. Кроме того, мой знакомый занимался тем, что возил парфюм, и я помогала ему его распространять. Я собрала денег за эту туалетную воду, и мне нужно было рассчитаться. Всего было где-то 300–400 долларов. На тот момент это были колоссальные деньги, которые я просто проиграла. Но я не помню, как я выкрутилась. Как-то получилось.

У меня были длинные волосы — он их коротко обрезал, забрал все вещи и красивую одежду, сказал, что я никуда не выйду, пока не изменюсь.


— Сегодня такие случаи происходят часто? Как Вы оцениваете тенденцию, когда молодежь до 18 лет пытается попасть в клубы? Помните ли Вы себя в это время?
— Я захожу в казино, вижу, что все чаще студентки в такие ситуации попадают. Сегодня еще хлеще, чем в наше время. В 15 лет девушка выглядит так, что ей никогда не дашь этот возраст. Она пьет, курит, занимается сексом. С точки зрения матери, я, как говорится, убила бы. Огрела бы точно один раз, чтобы запомнилось. В моей жизни было время, когда я была неуправляемой: мама уехала в какую-то командировку, и остался только папа. Он просто притащил меня домой. У меня были длинные волосы — он их коротко обрезал, забрал все вещи и красивую одежду, сказал, что я никуда не выйду, пока не изменюсь. Тот момент для меня казался роковым, я даже пыталась глотать таблетки. Думала, что никогда его не прощу, что он поломал мне жизнь. А сегодня я бы сказала ему огромное спасибо. Если бы отец этого не сделал, то я бы ничего не добилась в жизни, не была Настей Рыболтовер.

— Почему о Вас говорят либо хорошо, либо плохо? Я никогда не слышала какого-то усредненного мнения.
— Я очень категорична, именно за это меня люди не любят. Я же сразу в глаза говорю. У людей начинается обратная реакция, и они начинают говорить обо мне плохо. Многие от меня в бешенстве, потому что им не достигнуть моего уровня.

В своей жизни я разделяю людей: есть те, к которым я отношусь хорошо, а есть те, кого я в определенном смысле не уважаю за поведение или действия.


— Вы часто называете многих людей друзьями. Что Вы вкладываете в это понятие? И есть ли у Вас настоящие друзья?
— Друзьями я называю в принципе всех людей, к которым хорошо отношусь и чувствую, что они хорошо ко мне относятся. Когда я понимаю, что человек начинает поливать меня грязью, я его убираю из своего круга общения. Близкие друзья — это люди, проверенные годами, которые со мной в радости и в горе. Их совсем немного. Например, Арам Арчер, директор Оли Бузовой, с ним мы познакомились еще тогда, когда оба были никем. Ведущий Саша Воробей, с которым пусть я не созваниваюсь каждый день, но знаю, что этот человек мне поможет в любой момент. Конечно же, Байгали Серкебаев из группы A’Studio. Этих людей я называю братьями. Это те, кто идет со мной годами.

— Ходят слухи, что в продвижении всей карьеры Вам помогали богатые родители и поклонники. Это правда?
— На момент моего отъезда на учебу в Минск отец обанкротился. Многие говорят, мол, у меня богатые родители. Нет! В Минске я добивалась всего сама. Ни поклонники, ни родители мне в моем бизнесе и в продвижении в карьере не помогли.

— Если говорить о Ваших поклонниках, то сегодня у Вас есть мужчина, с которым бы Вы хотели создать семью?
— Я, наверное, к концу этого года поняла, что еще не встретила мужчину, которого я любила. Все, что было в моей жизни, это был такой бред типа влюбленности. Ни одного мужчину, который был со мной, я не считаю достойным моей жизни.

Я сильно разочаровалась в людях
и больше не хочу находиться
среди этой грязи.


— На первом месте у Вас находится семья или работа?
— Семья для меня была и остается на первом месте. Но я смотрю на то, как все живут, и понимаю, что лучше я буду одна, чем так. Действительно, есть хорошие люди, примерные и крепкие семьи, но их сегодня очень мало. Мужчины практически все изменяют. Что касается поведения девушек — это отдельная тема. Иногда я сижу и думаю, как они могут размышлять о нравственности, о чужом одиночестве, если сами ведут себя как неизвестно кто. Я девушка свободная, могу общаться и ходить на свидания с кем захочу. Они же замужем и изменяют своим мужьям, грубо говоря, в тусовке, а тема для их сплетен совершенно иная. Я сильно разочаровалась в людях и больше не хочу находиться среди этой грязи.

— Тем не менее, Вы часто мелькаете на фото с девушками, для которых клубы — это жизнь.
— Эти девушки никак меня не напрягают, никак меня не касаются. Я не в праве их осуждать, это их выбор по жизни. В свои двадцать лет мне тоже хотелось покупать себе дорогую одежду, ездить на красивой машине. Среди этих девушек, поверьте, встречаются очень хорошие. Просто из этой среды, в которую они попадают, очень трудно выбраться. Хорошо, когда попадается нормальный мужчина и забирает ее оттуда. Но когда его нет, то девушка идет на дно: спивается или скуривается. И таких наглядных примеров у меня тоже очень много. Могу только сказать, что очень рада тому, что закончились эти вечеринки и мне не придется с ними общаться.



— Вы проявили себя в роли продюсера и занимались продвижением певицы Ксении Барановской. Почему об этой девушке почти ничего не слышно?
— Это ее личный выбор. У Ксюши другие планы по жизни, хотя у нее есть все данные, для того чтобы она стала полномасштабной певицей. Сегодня у нас нет никаких коммерческих отношений, хотя раньше я имела процент от выступлений как ее директор.

— Как Вы оцениваете уровень заведений в Беларуси? Почему так хромает обслуживание, сервис?

— Уровень ужасный. Это сложный вопрос, и, честно говоря, я не знаю, как на него ответить. В последнее время работы я сама долго мучилась со многими заведениями, их обслуживанием, отношением.

— Есть ли у Вас любимые заведения, которые можно ставить в пример?
— Для себя я выделяю клуб Blondes and brunettes. Если говорить о ресторанах, то Grand Сafe. Это мое любимое место, которое я выбираю на протяжении многих лет. Меня там знают все официанты и обслуживают так, как мне нравится. Я не нервничаю и не зову по десять раз. Нравится также Café De Paris, если же хочу покурить кальян — выбираю «7 комнат».

— Сегодня открывается множество новых баровкафересторанов. Как думаете, у них есть будущее?
— Если в кафе профессиональный менеджмент, то будет толк, если менеджеры-любители, которые занимались, грубо говоря, стройматериалами или строительством и решили резко стать рестораторами, тогда первый блин будет комом. Хватит ума — на первом ресторане научатся, а второй откроют уже успешный. Но я не поверю, что сразу у них будет успешное место, которое сейчас же начнет приносить прибыль.

Я очень хочу,
чтобы в моей жизни
все сложилось так,
чтобы я сюда не вернулась


— Вы не боитесь того, что захотите вернуться к организации Nastya Ryboltover party?
— Я очень хочу, чтобы в моей жизни все сложилось так, чтобы я сюда не вернулась. Эта ситуация очень похожа на ту, когда я уезжала учиться из Орши в Минск и боялась снова вернуться в Оршу. Я люблю столицу, она мне многое дала, и я ей очень благодарна. Здесь остаются мои друзья, к которым я буду с удовольствием приезжать.

— Какие у вас планы на будущее?
— Пока сказать не могу, но все уже определено, и я счастлива, что буду этим заниматься. Это будет не совсем бизнес. Могу только сказать, что буду помогать друзьям, буду в команде со своими «братьями».

Интервью проходило в кафе-баре «Сплетни» по адресу ул. Я. Купалы, 17 (пр-т Независимости, 30).

Беседовала: Ольга Гуд
Фотограф: Дмитрий Рыщук

Богдан Коровец: «Успешное совмещение жизни и бизнеса - миф» КАМИЛЛА ТУРМАН