3d 6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth instagram list-alt login mailru mobile-phone more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

Дорогу молодым!

Текст: Диченко Андрей, 18 сентября 2014 1631 2

Новое поколение режиссеров о том, что мешает снимать полнометражные фильмы и каким должно быть белорусское кино.


Будучи неравнодушным к искусству во всех его проявлениях, relax.by решил разыскать молодых белорусских режиссеров, которые, несмотря на материальные трудности и отсутствие четких перспектив, продолжают делать новое белорусское кино. Четыре интервью с молодыми и смелыми — это четыре откровения будущего белорусского кинематографа, который никак не может скинуть с себя партизанскую ауру.

«Я РЕЖИССЕР И МНЕ НЕ СТЫДНО ТАК ГОВОРИТЬ»

ученица минской киношколы, автор фильмов «такая СТРАННАЯ жизнь» (сценарист), «Самая лучшая» (сорежиссер), «Для этой звезды значит» (сорежиссер) и полнометражной картины «Граф в Апельсинах». 

Когда бралась за полнометражный фильм, я просто знала, что готова к этому. Это какое-то внутреннее необъяснимое чувство, которое появилось внезапно. Ты еще толком ничего не снял, у тебя на винчестере лежит гигабайтами несмонтированная короткометражка, но внутренне ты уверен, что уже вырос, прежде всего, личностно и знаешь, как это делать.


Я достаточно провела времени
на съемочной площадке в качестве ассистента и «принеси-подай-уйди-не-мешай», поэтому делать просто домашние задания в киношколу мне было уже неинтересно. Идеи приходят ко мне каждый день, но не было такой, которая зажгла бы и повела за собой через огонь и воду. И вот однажды я сидела в баре со своим другом из Польши. Там заиграла Nirvana Smells like Teen Spirit, и с того момента этот вспыхнувший во мне огонь любви к своему детищу ведет до конца работы над фильмом.

Я всегда стеснялась представляться в компаниях или где-либо как режиссер. Мои друзья говорили «а это Влада, она режиссер», а я отнекивалась, мол, да ну ладно. Мне часто говорили «не бойся называть себя режиссером», а я боялась, потому что считала, что еще не сделала ничего, чтобы так называться. В какой-то момент съемок «Графа в Апельсинах» я перестала стесняться. Ты кто? Я режиссер. Вот просто резко пришло осознание того, кто я и что я могу. Хорошо или плохо — судить не мне. Но я режиссер, и точка. И мне не стыдно так говорить.


Идеи приходят ко мне каждый день, но не было такой, которая зажгла бы и повела за собой через огонь и воду


Я всегда любила музыку. В подростковом возрасте я даже судила людей по музыке, которую они слушают. Сейчас, конечно, улыбаюсь этому максимализму. Но могу с точностью утверждать, что та музыка, которой я увлекалась, сформировала меня как творца.

В последнее время я очень прониклась живописью. Она стала наполнять меня, вдохновлять, я поняла, наконец, как общаться с художником через картины. Люблю литературу, которая тоже является для меня отличной возможностью выйти на внутренний диалог с собой. Меня вдохновляет театр, но я очень разборчива в этом.

Меня привлекают все виды драм. Отдаю предпочтение социальным. Ничего не могу поделать: сплю в кинотеатре на трансформерах, но даже моргнуть не могу на фильмах Звягинцева. Ценю эстетику и утонченность Вонга Кар Вая, авторский стиль Уэса Андерса, достоевщину Ханеке. Я также люблю эксцентричное кино. Чхан Ук Пак отличный учитель в этом плане. Восхищаюсь Ксавье Доланом, поразительный талант в крайне раннем возрасте. Недавно была вдохновлена и поражена картиной Паоло Соррентино «Великая красота». Когда-нибудь сниму фильм с таким душевным размахом, а пока просто съезжу и погуляю по тем местам в Риме.

Я считаю, что в какой-то степени режиссер не имеет пола. У него в любом случае должны быть яйца, чтобы все организовать. В то же время без утонченного душевного склада не сделаешь кино. Поэтому я уверена, что понятие «гендер» в режиссуре — лишнее. Это смесь двух полов, при гармоничном сочетании которых получается результат.

«КУЛЬТУРНЫЙ МАХОВИК ЗАПУЩЕН
И ПЕРЕМЕНЫ ГРЯДУТ!»

родился в 1993, студент Белорусской государственной академии искусств, ученик Минской киношколы-студии. Автор клипа группы Martin S. «Пампея» и короткометражного фильма «Инсталлятор».

Первый кинематографический шок произошел в пять лет при просмотре картины «Чужой»(1979), автором которой является Ридли Скотт.

В возрасте одиннадцати лет в руки попала камера, тогда еще с VHS-кассетами. Вооружившись ей, в компании друзей мы начали снимать пародии на жанровое кино, рекламу и телепередачи. Что и являлось первым опытом в кинопроизводстве.

В старших классах я занялся репортажной фотографией, снимал на пленочный фотоаппарат «Агат». В этот момент жизни я увидел революционный для меня фильм «Бразилия»(1985) Терри Гиллиама, что однозначно повлияло на дальнейший интерес к авторскому кино.


Если же есть замысел и порыв его воплотить, остается дело за малым: написать сценарий, собрать команду, снять и донести пленку до зрителя


После школы оказался на пороге Государственной академии искусств. Отучившись год на подготовительном курсе «режиссура кино и телевидения», — не поступил. Затем следовали два года в Минской киношколе-студии на общем кинематографическим курсе «режиссер - фильммейкер». Что, в общем-то, и вывело меня на стадию подготовки дебютного короткометражного фильма.

Я не считаю, что уже крепко стою на ногах, хоть и, безусловно, стремлюсь к этому. Идеальное положение режиссера в этом мире: одновременно головой витать в облаках, но чувствовать твердую почву под ногами. Благо есть люди, окружающие меня. Они-то и помогают мне держаться на плаву.

Сложнее всего начать снимать фильм. Идей масса, но большинство из них невозможно реализовать в данный момент; либо попусту нет желания этим заниматься. Поэтому все больше и больше исписанных тетрадей откладывается в комод. Если же есть замысел и порыв его воплотить, остается дело за малым: написать сценарий, собрать команду, снять и донести пленку до зрителя. На пути встречается огромное количество проблем, но в этом и есть волшебство кино — множество инстанций и посредников между зрителем и автором. На самом деле, когда есть видение картины и люди готовые поддержать идею, — снимать кино не сложно.


Время от времени мне удается
общаться с коллегами из других стран. Чаще это уже не молодые специалисты с достаточно большим опытом работы в кино.

Есть повсеместная и незыблемая проблема нашего времени — это переизбыток информации. Все сложнее найти людей, читавших те же книги или смотревших то же кино. Хороших фильмов достаточно, чтобы смотреть только качественное авторское кино. Но плохих фильмов еще больше, приходиться все пропускать через фильтр, зашлаковывая сосуды.

В Беларуси же обстановка иная — достаточно специфическая для современного кинематографа, хотя вполне типичная для истории и культуры. К сожалению, основное финансовое вливание идет на исторические картины о Великой Отечественной войне. Мы все, конечно же, безукоризненно чтим память о тех событиях, готовы изучать и переживать события тех времен. Но каждодневное блюдо, приторно традиционное, вскоре приедается. Нужно пробовать что-то новое или хотя бы достать пыльную, старую поваренную книгу, чтобы приготовить хорошо забытое старое.

Тем не менее не все так плохо. Культурный маховик запущен, грядут перемены в искусстве и сознании людей!

«Я ХОЧУ СНИМАТЬ ФИЛЬМЫ, КОТОРЫЕ ПОДНИМАЮТ КАКУЮ-ТО СОЦИАЛЬНО ЗНАЧИМУЮ ПРОБЛЕМУ…»

режиссер независимого белорусского кино. Режиссер фильмов «Муравейник или один из миллиона», «Собака», «Игра» и полнометражной картины «ЗЛО».

Что стану режиссером, я решила, когда занималась на подготовительных курсах в академии искусств у Котовицкого Виталия Владимировича (актер кино, главный режиссер Белорусского молодежного театра, доцент кафедры режиссуры БГАИ), а затем, уже поступив в академию, у Забелло Владимира Павловича (профессор, Заслуженный деятель искусств Республики Беларусь, лауреат Государственной премии Республики Беларусь). Это два очень сильных педагога, я безгранично рада, что мне повезло учиться у них. Они дали старт моему внутреннему чутью, развили образное мышление и потихоньку ввели меня в мир кино.



В академии я изучала теорию и практику монтажа, основы кинодраматургии, фильмопроизводство, кинотехнику, видеотехнику, мастерство кинооператора, звуковое решение фильма, сценическое движение, актерское мастерство и многие другие дисциплины. Для человека, который никогда не был связан с кино изнутри, это громадный багаж знаний, без него нет режиссера, это основа, на которой выстраивается лестница, состоящая из опыта, знаний и таланта режиссера.


Если человек очень чего-то хочет, «то вся Вселенная будет ему помогать», это сказал кто-то из великих людей


Если бы был шанс вернуться в 11 класс, безусловно, сразу бы отправилась в БГАИ, сейчас я не представляю свою жизнь вне кино, на площадке я забываю обо всем и могу работать по 12 часов без перерыва, это называется, когда работа приносит тебе удовольствие. Правда, считаю, что и другие должны работать в кино также, безоговорочно любить данный процесс, а иначе сработаться не возможно.

Без творческого начала нечего делать вообще в искусстве. Режиссер — это личность, безусловно, творческая, которая по-своему истолковывает сценарий, создает новую сценическую реальность, объединяет и организовывает работу всех участников кинопроизводства. Как можно снять картину, обладая только техническими знаниями? Ведь получится бездушный результат, который никто и не заметит.

Для меня кинематограф — это, прежде всего, поднятие, реализация проблемы и пути решения, выходы из нее. Это мир искусства, где есть полет фантазий, воплощение идей, накал чувств и эмоций, диалог со зрителем, поднятие культуры и изменение нашего мира к лучшему. Минусом, возможно, как и в других сферах, является неполностью развитая отрасль экономики киноиндустрии.

Верю, что шанс заявить о себе есть всегда, если стремиться к этому. Да, возможно, у нас не так сильна киношкола, как в Польше или России, но если человек очень чего-то хочет, «то вся Вселенная будет ему помогать», это сказал кто-то из великих людей.

Для меня лучший белорусский фильм это «Знак беды», режиссера Михаила Пташука, я вообще люблю все его фильмы, но этот просто поразил меня своей уникальностью, гениально показанным образом беззаветной белорусской женщины, такой сильной и мужественной. Фильм просто заставляет зрителя преклониться перед мужеством людей. И благодаря, наверное, этому фильму, его посылу, сейчас я разрабатываю новый кинопроект под рабочим названием «Ценность», где часть действий тоже происходит в военное время и где я хочу показать, поднять нашу национальность, стойкость и внутреннюю ценность человека. Мне нравятся правдивые народные характеры: доброта, искренность, стеснительность, стойкость и сила, эти характеры можно увидеть в фильме Виктора Турова «Люди на болоте», и в своем фильме «ЗЛО» я старалась внедрить их в образы моих героев.

Если брать определение арт-хауса
как кино для думающего зрителя, то, безусловно, наша картина «ЗЛО» подходит под это определение. Я хочу снимать фильмы, которые поднимают какую-то социально значимую проблему, чтобы обратить на нее внимание нашего общества. Фильмы, в которых есть каждому над чем-то задуматься, переосмыслить и сделать выводы. Хочу верить, что таких людей у нас большинство и в скором времени фильмы на социальную тематику станут массовыми.

Если выбирать другую страну… Думаю, я поехала бы в Америку, набраться режиссерского опыта и знаний, но обязательно вернулась бы на родину. Для меня национальность и патриотизм не пустой звук, это живет во мне, я просто не смогу без нашей природы, добродушных белорусов и родного места, где я родилась и выросла, и именно здесь хочу менять мир к лучшему.

«НЕИЗВЕСТНО, КАКАЯ ТЕМА ВДРУГ ОКАЖЕТСЯ ИНТЕРЕСНА И АКТУАЛЬНА…»

выпускница киношколы по направлению «фильммейкер», автор фильмов «Ветер перемен», «Психоклон», «На всякий пожарный», множества роликов социальной рекламы, видео-арт-инсталляций и прочих медийных проектов.

Всю жизнь, сколько себя помню, постоянно ходила на кружки, танцы, в театр, занималась музыкой и рисовала. Все было интересно в равной степени. И во всех областях были какие-то успехи. А единственная профессия, которая бы объединяла все мои навыки, умения и увлечения — это режиссура.


Нужно анализировать фильмы в первую очередь самостоятельно и только потом слушать мнения критиков и учителей


Толчком к созданию первого фильма стала история, связанная со знакомой, чей друг умирал от СПИДа. И если вчера она была веселой и позитивной, то после этих событий человек совершенно изменился. Захотелось снять фильм об этом. Во-первых, это была возможность выплеснуть все эмоции, которые переполняли меня в тот момент, когда я ей сопереживала и в принципе не могла ничем помочь. Во-вторых, на примере ее истории хотелось рассказать, как важно разделить свое горе с другими. Поэтому фильм так и назывался — «Катарсис, или очищение души».

Кино для меня — это очень мощный инструмент воздействия на умы. Если мы смотрим кино, которое нас трогает, — оно нас воспитывает.

Я считаю, что на первых порах
учиться делать кино нельзя. Потому что неизвестно, какой мастер тебе попадется, и неизвестно, как он повлияет на тебя. Если он вложит тебе в голову определенные шаблоны, ты не сможешь в дальнейшем абстрагироваться от этого и не сможешь создать в итоге ничего нового. Нужно анализировать фильмы в первую очередь самостоятельно и только потом слушать мнения критиков и учителей. И только после того, когда сам попробуешь, поэкспериментируешь, необходимо, конечно, идти учиться делать кино.



Мне всегда были интересны экспериментальные жанры кино. Это каждый раз что-то новое. Раньше было интересно исключительно игровое кино (постановочное) в любых проявлениях: от рекламы, клипов, видеоарта до классического жанрового кино. Сегодня стала интересна художественная документалистика. Благодаря академии и, конечно, мастеру Сергею Галиевичу Катьеру увидела, что документалистика может быть художественной и что она сильно отличается от телевидения.

Если говорить про экранизации, то хочу попробовать сделать фильм по творчеству Славомира Мрожека. О ремейках никогда не думала, но, возможно, хотелось бы сделать «Шляхціч Завальня, або Беларусь у фантастычных апавяданнях» Яна Борщевского. Считаю, что этот фильм должен быть на белорусском языке.

Чего я никогда не покажу в своем кино? Сложный вопрос. Неизвестно, какая тема вдруг окажется интересна и актуальна. Жизнь непростая и многообразная. И любое ее проявление может оказаться интересным материалом для работы.

Полнометражным игровым фильмом я займусь, возможно, скоро. Но не в ближайший год точно. А полнометражным документальным уже занимаюсь.

Читайте также: Интервью с Андреем Полупановым   

Литература в объективе Страна вина и поэзии