3d 6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth instagram list-alt login mailru mobile-phone more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

От рукописи к книге

Текст: Диченко Андрей, 10 августа 2014 1509 7

Несмотря на то что многие говорят о кризисе литературы в Восточной Европе, российский литературный агент считает иначе. Рукописи для нее — объект поиска новых и интересных авторов. В интервью relax.by Ирина рассказала о том, какие ошибки совершают молодые авторы, на книги каких молодых авторов под ее руководством следует обратить внимание и почему детская литература сейчас переживает свой расцвет.


  СПРАВКА:
Горюнова Ирина (род. в 1972) — российская писательница, литературный агент. Директор фестиваля и литературной премии имени Корнея Ивановича Чуковского. С 2007 года член международного Пен-клуба. Публиковалась во многих известных литературных журналах как в России, так и за рубежом. Лауреат множества литературных премий..

— Если современный человек еще более-менее представляет, что нужно сделать для того, чтобы стать писателем, то как становятся литературными агентами, он не знает точно. Какой у вас был путь к этой столь редкой для наших широт профессии?

— Литературных агентов в нашей стране не так много, чтобы можно было вывести точную формулу, но, тем не менее, в основном ими становятся либо редакторы издательств, либо юристы, либо, в узком смысле, наследники писателя. После окончания Высших литературных курсов при Литинституте имени А. М. Горького меня взяли на работу в издательство «Олимп». Не успела оглянуться, как еще до окончания испытательного срока из редакторов перешла в статус шеф-редактора. У меня было много идей, планов, я очень хотела издавать хорошие книги, поэтому в руках у меня все горело. Что-то получалось, что-то, увы, нет, но мне удалось сделать несколько хороших проектов и издать некоторое количество книг. Тем не менее, я понимала, что нужно двигаться дальше. Дела у издательства шли не слишком хорошо, количество редакторов неуклонно сокращалось, я решила искать новую работу. Именно в это время Татьяна Догилева, книгой которой я тогда занималась, попросила меня стать ее литературным агентом. Я пошла и официально зарегистрировала свое ИП.

— Изначально были уверены в том, что вся эта затея станет успешной?

— Честно говоря, я тогда не думала, получится у меня или нет, ничего не боялась, я просто шла и делала то, что хотела делать, — помогать издавать хорошие книги. С редакторами одних издательств контакт налаживался сразу, к другим приходилось пробиваться очень долго, иногда не один месяц или год, но очевидно, что мое бесконечное упорство все же давало свои плоды — издатели соглашались на встречи со мной, выслушивали меня, начинали смотреть проекты, которые я предлагала. Все больше и больше расширяя круг редакций и издательств, с которыми можно и интересно сотрудничать, я пробиваюсь до сих пор, но теперь мне гораздо легче — меня в этом мире уже знают, книги моих авторов выходят в «АСТ», «Астрель Спб», «ЭКСМО», ИД «Питер», «Время», «Рипол»… Я как индеец, добывающий огонь с помощью трута и лучкового веретена способом трения. При должном упорстве из искры можно разжечь костер. А упорство у нас семейное. Моя бабушка — врач, спасавшая жизни людей тогда, когда многие другие врачи только разводили руками, моя мама, работавшая прежде музыкальным критиком, стала писать симфоническую музыку и добилась мировой известности… Я не могла себе позволить быть недостойной их, быть слабой. Человек делает или не делает себя сам.


— Я действительно знаю много молодых русскоязычных авторов, но совершенно не знаю ни литературных агентов, ни агентств вообще, которые этим занимаются. Эта система еще просто не сложилась в нашем пространстве или она здесь и вовсе представлена единичными оригинальными явлениями?

— В нашей стране система агентов не так развита, как на Западе, но они есть. Только знают их немногие, а кроме того у каждого из агентов или агентств существует своя специфика, свой стиль и метод работы, который не всегда устраивает или не всегда подходит автору. Причины и детали, я, простите, по этике профессии опущу. Кому интересно, список российских литературных агентств и агентов вполне может найти в Интернете. Есть одно из первых появившихся агентств «ФТМ», есть уважаемые мною, великолепно работающие «Банке, Гумен и Смирнова» и так далее…

— Какие самые большие ошибки совершают современные молодые авторы?

— Ошибок этих много. Самых разных. Это и этикет общения с издателем, и юридические моменты при оформлении договоров, и романтические ожидания, оказывающие настолько далекими от реальности, что авторы теряются. Перечислить все представляется мне затруднительным. Пару лет назад я написала для начинающих авторов пособие «Как издать книгу. Советы литературного агента». Она есть на довольно большом количестве бесплатных ресурсов в Интернете, но часть информации уже устарела, поэтому скоро в «АСТ» должна выйти новая, существенно дополненная и доработанная версия.

— Как вы считаете, литература должна быть обязательно коммерчески успешной? Почему?

— Литература, прежде всего, должна быть качественной. В последние годы книжный рынок неуклонно сокращает тиражи и существующие серии, а авторы меньше не пишут, поэтому отбор рукописей становится все более жестким. Коммерчески успешной в некотором роде может быть только очень хорошая литература. Но если автор хочет зарабатывать писательским трудом на жизнь, значит, ему придется много работать, чтобы обеспечить себе сносное существование. Гонорары у нас, увы, далеко отстают от европейских и американских.


— Вы посещаете практически все международные книжные события. Чего ждут от литературы Восточной Европы в разных странах?


— Тут вы несколько неправы. Я, в основном, работаю на российском рынке и с российскими авторами, поэтому международные книжные ярмарки посещаю редко или не посещаю вообще. Я одна, а работы много, поэтому я предпочитаю в этом случае работать через субагентов, которые знают европейский рынок лучше меня. Профессионализм как раз и заключается в том, чтобы не пытаться объять необъятное, уметь поделиться прибылью и тактически выбрать самый правильный и разумный ход. Что касается вашего вопроса: «чего ждут» — западный рынок довольно узок и начинающему российскому автору попасть туда очень сложно. Начинать нужно здесь, а потом уже будет видно — есть у него шансы быть переведенным и изданным там или нет.

— Если говорить про состоявшихся авторов, то с какими авторами вы сейчас работаете и какие книги под вашим руководством стали бестселлерами?

— Авторов у меня много. Если говорить о проектах, то уже давно бестселлерами стали книги по эзотерике Романа Фада, издающегося в «АСТ» и ИД «Питер», проект «Детектив сильных страстей» Инны Бачинской в «ЭКСМО», в этом году в лонг-лист лист премии «Русский Буккер» попали сразу два моих автора: Елена Минкина-Тайчер с романом «Эффект Ребиндера» (издательство «Время») и Мария Ануфриева с романом «Карниз» (опубликован в журнале «Дружба народов»). Мой автор, пишущий великолепные книги для детей, Алексей Лисаченко в этом году стал лауреатом премии «Рукопись года» со сборником «Недетские сказки». В «Астрель Спб» должны скоро выйти сразу несколько его книг. Но если я сейчас буду продолжать перечислять, вам вряд ли удастся напечатать столь объемное интервью. 


— Сегодня много говорят о кризисе в жанре детской литературы. Так ли это и с чем связано?


— Нет у нас никакого кризиса в жанре детской литературы. В последнее время выпускается много хороших детских книг, есть несколько премий и конкурсов по детской литературе, поэтому тот, кто говорит о кризисе, просто не следит за этим рынком и говорит это, не основываясь на фактах, а лишь бы что-нибудь сказать. Есть прекрасные поэты Марина Бородицкая, Сергей Белорусец, Настя Орлова, книги которых постоянно выходят в разных издательствах и получают престижные премии. Есть великолепные книги Натальи Щербы, Андрея Жвалевского и Евгении Пастернак, Екатерины Мурашовой, Артура Гиваргизова, Станислава Востокова, Анны Никольской и многих-многих других… Такого расцвета в качественной современной детской литературе еще не было.

— Будет ли, на ваш взгляд, бум электронных книг и издательств по западному образцу в наших краях?

— Бум не бум, но продажи электронных книг постепенно увеличиваются и будут увеличиваться дальше. Но сравнивать западный и российский рынок не имеет смысла, поскольку каждый имеет свои специфические особенности. Поживем — увидим.



— Влияет ли на вашу работу политическая обстановка, да и вообще можете ли назвать себя политизированным человеком, а литературу — инструментом пропаганды?

— Нет, на мою работу политическая обстановка не влияет. Я работаю с разными авторами, живущими в разных странах, в том числе и на Украине. Среди моих украинских авторов Инна Бачинская и Ада Самарка, сейчас я работаю над продвижением книг еще нескольких украинских авторов и могу с уверенностью сказать, что российские издательства смотрят не на национальную принадлежность писателя, а на качество его книги. К слову сказать, я ни разу не то что не продвигала, но даже и не читала рукописей, яро пропагандирующие какие-то идеи.

— Расскажите про ваши личные предпочтения в литературе. Какие книги вас вдохновили в юношестве, какие вы читаете сейчас или может даже перечитываете?

— В детстве и юношестве я колоссально много читала. Прочитала почти всю отечественную и зарубежную классику. Я уже неоднократно говорила об этом в других интервью, поэтому позвольте опустить подробности. Сейчас я тоже немало читаю, и не только рукописи моих авторов. По возможности отбираю самое для себя интересное, привлекшее внимание. Книг много, как поделиться всем, что прочитываешь? Зацепили книги Павла Санаева, Яны Вагнер, Эдуарда Кочергина, Вадима Левенталя и опять-таки многих других.



— Сколько рукописей в неделю вам приходится прочитывать?

— Я не считаю, сколько рукописей перечитываю в неделю. Это же не калории, чтобы их считать. Калории, кстати, я тоже не считаю.

— Почему многие издательства отказываются работать с новыми авторами, где тут может быть выход и как эта проблема может решиться?

— Издательства не отказываются работать с новыми авторами. Просто у рынка свои требования и свои особенности, поэтому не каждая написанная рукопись становится книгой. Мне удается издавать рукописи ранее не публиковавшихся авторов. К примеру, в «АСТ» несколько лет назад вышла первая книга очень талантливого автора Артемия Ульянова «Останкино. Зона проклятых», затем «Записки санитара морга» и «Новые записки санитара морга», в издательстве «Время» вышли книги Натальи Милявской «Адреналин» и «Быстрее С», в «ЭКСМО» — книги Алены Жуковой «К чему снились яблоки Марине» и «Дуэт для одиночества»… Первые книги выходили у Елены Минкиной-Тайчер, Марии Ануфриевой, Екатерины Завершневой и многих других. На самом деле у каждого автора какая-то книга была первой. Поэтому такое мнение лишь миф тех, кого не издают.

— Ну и напоследок, какими творческими делами вы занимаетесь помимо вашей творческой работы?

— Я стараюсь все делать творчески: творчески продвигаю авторов, творчески пишу свои книги, творчески воспитываю дочь и также творчески отдыхаю с моей семьей.

«Русская жизнь в современных условиях — антикультурна» Художник меняет пространство