3d 6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth instagram list-alt login mailru mobile-phone more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

36 кадров – это слишком мало

Текст: Диченко Андрей, 24 июля 2014 3860 8

Фотографии Вивиан Дель Рио – это вечный поиск некой художественности в обыденных вещах. Фиксируя на камеру вроде бы банальные события, на выходе она демонстрирует геометрически верные и полные смысла фотокартины реальности. В отличие от текущего тренда драматизировать и омрачать происходящее, Вивиан Дель Рио удается «уловить» забавную ироничность и оптимизм. Может именно поэтому ее работы вызывают положительные эмоции и искреннюю улыбку. В интервью нашему порталу фотограф рассказала, какие профессии планирует освоить в будущем, как получились ее некоторые картины, а также о том, почему важно видеть прекрасное во всем.

Справка: Вивиан Дель Рио (родилась 1 октября 1966, Москва) – российский фотограф, художник, иллюстратор. Детство провела с родителями на Кубе. Образование получила в Московском полиграфическом институте на художественном отделении по специальности художник-график. Сотрудничала с издательствами «Вагриус», «Октопус», «Бослен», журналами «Departure», «Свой Бизнес», «LAN», «Wallpaper», «Огонек», «Madame Figaro», «Playboy», «Publish», «Интерьер & дизайн» и др. Автор книг «Бессознательная живопись», «Озеленение», «Гавана+Москва». Преподаватель Школы визуальных искусств. Неоднократно выставлялась на персональных и групповых выставках. Работы в частных коллекциях и коллекции “Русского музея” в Санкт-Петербурге.


- Глядя на ваши фотографии, складывается ощущение, что вы любите нефигуративное искусство. Так ли это?

- Однажды фотограф Андрей Гордасевич сказал: «Мы все переводчики с литературного на визуальный, а ты сразу говоришь (снимаешь) на визуальном». Дело в том, что я родилась в семье художника, с детства ходила в студии, позже, после некоторых метаний, получила художественное образование. То есть, для меня мир искусства – это среда, в которой я выросла и сформировалась и визуальное для меня гораздо важнее всего остального. Мне доставляет удовольствие рассматривать случайные сочетания цветов, пусть это будет стена или ткань, или еще какая-то фактура, не важно. Если пойти от конечного результата – самой фотографии, то тоже найдется объяснение. Что такое отпечаток? — лист бумаги с изображением. Изображение двумерно. То, что видит зритель – иллюзорно, метафизично. Зритель видит человека, к примеру, но человека нет, есть его плоское изображение. И это изображение находится в окружении других форм, которые не менее важны для того, чтобы снимок состоялся. Человек на фотографии всего лишь форма, такая же, как и остальные. Так вот, для меня фотография – это упорядочивание форм. Я иногда себя ловлю на том, что иду без фотоаппарата, а все равно стараюсь занять такое положение в пространстве, чтобы то, что я вижу, композиционно сложилось.

- Были ли моменты в вашей жизни, когда вы ощущали, что фотоаппарат вас наоборот ограничивает?

- Смотря как к этому относиться. Например, если у меня в руках мороженое, я не могу снимать. Это меня фотоаппарат ограничивает или мороженое? Это, конечно, шутка. По большому счету, фотоаппарат сделал меня другим человеком, изменил характер и образ жизни. И, нет, он меня не ограничивает. Если мне, например, хочется просто смотреть вдаль, не фиксируя, я смотрю.

- Никогда не хотелось выйти за рамки фотографии и попробовать себя, например, в видеоарте?

- Я себя никогда не загоняю ни в какие рамки. Делаю то, что хочу. Жизнь загоняет. Например, последние годы я не могу заниматься живописью, негде. Когда-то писала и у меня очень много новых идей. Я профессиональный иллюстратор и этим все еще зарабатываю. Занималась керамикой. Но опять же, нужна мастерская, чтобы развернуться. Видеоарт - пока только в инстаграме. Хотя идей много тоже и даже есть сценарий короткометражки. Еще одна профессия, которая не дает мне покоя - модельер.

- Модельер это потому что вы лично стремитесь в гармонии? Мне всегда казалось, что модельеры это те, кто видят человека в виде уравнение с окружающим миром в его текущей ситуации…

- Мне нужно, чтобы все, что меня касается, было прекрасным. Вещи, дом… Я. Мне нужно, чтобы все, на что я смотрю, доставляло мне удовольствие. Последнее время мне кажется, что дизайнеры повседневной одежды просто издеваются над публикой. А публика принимает все за чистую монету.

- А архитектура в стиле хай-тек вам нравится?

- Мне не нравятся никакие стили как таковые. Я могу говорить только о каждом конкретном случае. Покажите мне пример и я скажу свое мнение.

- «Москва-сити» например.

- Как ни странно, нравится.

- Вообще технологические конструкции мегаполисов это для вас? Или же уютные небольшие местечки?

- Для меня, как фотографа, мегаполисы, да. Но для меня - человека — маленький домик в Апеннинах.

- Не могу не спросить, про ваш Кубинский период. Про Кубу мне очень нравится стихотворение «Молодость революции» Юлии Друниной. Я никогда там не был, но мне действительно кажется, что это страна вечной молодости. Ваша Куба, она какая?


- У меня с Кубой тяжелые отношения. И чем больше я ее понимаю, тем меньше она мне нравится. Знаете, мне папа однажды сказал: «Дочка, я должен тебе сознаться, но ты никому не говори. Мне очень стыдно, у нас роду были пираты». Понимаете о чем я? Для человека не вовлеченного — это романтика, веселье, песни, пляски. Для меня — это семейные трагедии, всеобщая нищета и прочее. Это как смотреть изнутри и со стороны, всегда разные картинки. Что меня примеряет с этой страной — море, солнце и яркие краски.

А меня всегда вдохновляла история этой страны. У меня отец офицер ВМФ он бывал на Кубе,его друзья там служили. И я ни разу не слышал плохого слова о кубинцах. Тем не менееэти люди служили чуть ли не по всему советскому миру, и рассказывали всегда разное. но вт Куба - всегда позитивные отзывы.

- Вы, кстати, будучи человеком частично из другой части света, ощущаете свою уникальность или же свои отличия от людей многонациональной России?

- Ощущаю. Но это скорее не национальное, а культурное. На меня очень сильно повлияла жизнь в Англии. Что касается национального вопроса, кроме того, что мое имя коверкали и коверкают, я никогда не ощущала никакой дискриминации.

- Вы в свое время начинали как живописец. Если справочная информация не врет, то в 1990-х. Какими яркими событями, которые повлияли на ваше художественное становление это время запомнилось?

- (смеется). У моего тогдашнего мужа было 100 пар носков. Он писал картины, а я стирала. Однажды я разозлилась и получилось вот что:



Если же серьезно, то я очень жалею, что у меня не было тогда фотоаппарата.

- Как вы относитесь к радикальному искусству? Акционизм там например, или натуралистические перформансы...

- Пусть цветут все цветы. Если человеку нужно что-то сказать, он должен говорить.

- Насчет вашей концепции «Бессознательной живописи». Когда вы поняли, что под ней можно подразумевать серию фоторабот, а не художественных рисунков?

- Ну это изначально документальная фотография. Я просто зафиксировала и откадрировала результат борьбы коммунальных служб с вандализмом. Своеобразная схватка хаоса и порядка, искусства и выхолощенности, и в этой битве рождаются образцы, полные живописной силы и композиционного динамизма, отсылающие к работам таких известных художников как Ротко, Малевич, Поллок и так далее «Бессознательная живопись» — это мое определение процесса, участники которого об искусстве не задумываются, главное для них — быстро выполнить задание. Эта серия фотографий — показатель того, что искусство существует помимо людской воли и вопреки сложившимся обстоятельствам.

- Можно с уверенностью сказать, что в каждом из нас есть тяга к искусству, только большинством она не осознана?

- Можно так сказать, а можно предположить, то тот, кому надо, видит искусство везде, а кому не надо, не видит даже в музее.

- Насколько здесь вообще важен элемент образования? Художественного академического образования, имею в виду.

- Я как раз об этом много думаю. А не является ли образование той самой рамкой, за которую невозможно выпрыгнуть? Но с другой стороны, видимо, зависит от каждого конкретного человека. Очень важно не останавливаться на достигнутом. Как можно больше смотреть, читать итд. В какой-то момент понимаешь, что все в мире связано: искусство, наука, философия, литература... вообще все

- А технические науки вас привлекают? Например, математика…

- Я когда-то училась на химика. И с химией у меня было все окей. Но меня выгнали за то, что я не могла сдать историю КПСС. А я не могла найти логику и мне все казалось враньем. Теперь я очень рада, что моя жизнь повернула в другое русло. Но вот сейчас, мне стало очень интересно, что такое квантовая физика. Я смотрю документальное кино, слушаю лекции, а знания по химии очень помогают пониманию.

- Глядя на многие ваши фотографии, действительно складывается ощущение, что они геометрически верные.

- Я хочу все систематизировать, видимо . Искусство - это создание искусственного мира. Мой мир должен быть идеальным.

- Не ощущали ли вы в себе уравновешенную пропорцию гуманитария и технаря?
- Меня не хотели отпускать с химфака, наговорили хороших слов. А сейчас я понимаю, что творческий склад ума хорош для любой профессии. Ну, почти для любой. Моя московская бабушка, которая меня воспитала, говорила, что у меня «конструктивный ум». Я не знаю, то ли она мне это внушила, то ли действительно так.

- Что для вас является пошлостью?

- Пошлость, это когда пытаются приукрасить красивое.

- Часто ли вы обращайтесь к своим ранним работам и вообще часто ли оборачиваетесь на предшествующие нынешнему положению дел идеи и концепции?

- Я не так давно занимаюсь фотографией. Всего 12 лет. И часто включаю «ранние» в выставки и книги. Постоянно анализирую - что и зачем снимаю, снимала.

- Когда вы ощутили признание как фотографа? Был ли такой эпизод, который вы хорошо помните или это растянутый процесс?

- Как только появилась цифровая камера и быстрый интернет. Я стала показывать все, что снимаю в интернете и мне тут же предложили сделать выставку. Выставка, как ни странно, прошла успешно.

- С пленкой пытались работать?

- Да, но это был не мой материал. Я не люблю ограничения. 36 кадров – это слишком мало. А много по 36 - слишком дорого.

- Если бы человек писал про вашу жизнь книжку, то что это было на ваш взгляд: триллер, комедия, может быть ужастик или фантастика?

- Ужастик.

- Какой самый необычный отзыв вы получили за все время ваших выставок в галереях? Я думаю, что люди порой оставляют в гостевых книгах интересные послания...

- У меня только однажды была такая книга. И я ничего сейчас из нее не вспомню. Но вот, есть одно место, где постоянно висят мои работы. Их купили для ресторана, но повесили мои данные, чтобы понятно было, чьи работы. И вот однажды в 3 часа ночи звонит интеллигентная старушка и спрашивает: «Никак в толк не возьму, что это за медия? Акварель?».

- Случались ли с вами какие-нибудь магические и мистические вещи, связанные там с фотографиями или вообще просто с вашей жизнью, посвященной искусству?

- Ну не знаю насколько магические. Например, я однажды заблудилась в Берлине и по своим «снимкам», по тем домам и столбам, которые снимала, нашла дорогу.Часто бывает, что снимешь кого-то незнакомого на улице, а его узнают и расскажут судьбу. Вот когда я писала стихи, там были действительно мистические совпадения...

- Было одно кафе в Минске, где среди книг для чтения был том кубинской поэзии 60-х годов издания на русском языке. С тех пор эту книгу так нигде и не видел, а кафе закрыли. Есть ли у вас некое подобное в жизни упущение?

- Очень много. Есть люди, с которыми так и не познакомилась, хотя они были рядом и куча общих знакомых. Есть книги, которые не могу найти, хотя начинала их читать и помню сюжет. А еще, у моей бабушки была сестра, которая вышла замуж за литовца. Она все время привозила казюки - сухие цветы с праздника Казюкас. Они у нас стояли в вазе. Потом сестра умерла и бабушка моя тоже. И никто больше не знал ни про этот праздник, ни про эти цветы. И когда я рассказывала, чуть ли не крутили у виска и говорили: тебе приснилось. Всю жизнь почти! А потом появился google.

- Ну и напоследок: где бы вы хотели побывать для какого-нибудь футуристического фотопроекта. В Антарктиде, например…

- Мне много где хочется побывать. Антарктида - конечно! И Япония! и Дальний восток. Хочу поснимать в Нью-Йорке и Лондоне. Да много где... Но больше всего, пожалуй, на Ямале.

Из серии "московские окна"

1 /
1 /



Из серии "Уличная фотография"

1 /
1 /



Из серии "Переходное состояние"

1 /


Из серии "Бессознательная живопись"

1 /
Тонкая работа Трансгрессивная проза