3d 6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth instagram list-alt login mailru mobile-phone more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

«Нужна другая планета…»

20 июня 2014 1420 1

Фотографии Петра Ловыгина — это задокументированная эпоха и яркие образы повседневности, которые в обыденной жизни мы не замечаем. Благодаря таланту и видению фотографа привычные пейзажи превращаются в фантастические картины, пропитанные духом светлых свершений. Позитивные, глубинные и полные смысла фотографии выстраиваются в изящный ряд, превращаясь тем самым в своеобразное отражение человеческой жизни. Россия Петра Ловыгина — это страна, полная тайн, неизведанных окраин и естественной красоты. В интервью нашему порталу Петр рассказал, какие места на планете ему интересны, почему для путешествий не нужно много вещей, а также о том, что не стоит искать интересных тем в европейских городах.

Справка: Петр Ловыгин (род. в 1981 году, в Ярославле, Россия) — фотограф, режиссер, писатель. Автор культовых серий фотографий из российской глубинки. Персональные фотопроекты Петра Ловыгина были представлены во многих российских и европейских галереях. В 2012 издательством Kehrer издана книга «Planet Lovigin» о поездках автора по России и Грузии


— В Википедии про вас сказано, что вы являйтесь фотографом, режиссером и писателем. Расскажите, в какой последовательности вы постигали эти творческие ремесла? Ну и, банальный вопрос, кого в вас все-таки больше: фотографа, режиссера или писателя?

— Я постигал их в той последовательности, в какой шансы их постичь предоставляла жизнь. Попала камера в руки — попробовал себя на фотографическом поприще, стали складываться слова в предложения, появилась возможность издавать книги — попробовал и это, и так далее… А что касается того, кого во мне больше — так это же не выборы в Госдуму! Все распределено равномерно и не имеет четких границ.  


— Есть ли у вас какие-либо артефакты, которые вы всегда берете с собой в путешествия?

— Одну вещь стараюсь по возможности брать всегда — паспорт. Еще всегда не лишние деньги. Даже без фотоаппарата можно обойтись, как ни странно.


— Вы вообще человек, который все свои действия строго планирует, или чаще получается все сделать спонтанно?

— Раньше моложе был — раньше спонтанно. Если говорить о путешествии, то запросто мог в первый же день поменять маршрут, который заранее составлялся. Ни на что это не влияло. Сейчас уже закручен на перелетах, нехватке времени и так далее... Меньше простора для маневра.


— Часто ли вы пересматриваете ваши прежние книги-альбомы, и, когда смотрите, есть ли желание что-то поменять или добавить?

— Не знаю, хорошо это или плохо, но у меня очень стабильное развитие, если оно, конечно, есть. То есть я не вижу, чтоб я как-то «иначе» снимал в 2006 или 2007, нежели сейчас. Да, раньше был более плодовит. Может быть, ранние работы были гораздо более понятными, но менее личными и менее глубокими. Так что равномерность эта — такие сообщающиеся сосуды творчества — почти лишает желания что-то менять из прежнего. Пусть все будет так, как было. Иначе держаться за прошлое можно бесконечно.

1 /


— Чувствуете ли вы ответственность за страну, когда серию ваших работ называются олицетворением России?

— Да, чувствую. И я стараюсь ее олицетворять не только на творческом уровне. Мне приятно, что я не дурнопахнущий мужлан из замшелого сибирского городка, а говорящий на нескольких языках, прилично одетый молодой человек, несущий искусство, которое может тягаться с европейским. И это круто, что тем самым рвутся шаблоны в западных головах. Они, представляя себе русского, не ждут такого. Я всегда стараюсь в своих работах ни в коем случае не очернять Россию, да, показать ее страной огромных парадоксов и непредсказуемости, идеальной, солнечной страной. Да, может быть, она и не произведет такого впечатления в реальности, но ведь где-то я ее такой снял (смеется). Мы — очень непростая страна для понимания чужим умом и менталитетом, страна со своей визуальной картинкой, страна особого колорита — и таким набором в мире могут похвастаться ой как немногие.


— Где вы в России еще не побывали, но хотите побывать?

— Где еще побывать? С уважением и респектом вспоминаю северные регионы России — особенно Вологодскую область, интересно было бы там поснимать. Также Чечня, Дагестан — съездить туда, чтоб разрушить стереотипы о местном населении. Ну не может оно быть таким, каким «рисует» само себя на московских лицах.


— Почему именно путешествие по Индии вдохновило вас на целую книгу, и какие ещё ваши впечатления о странах вы планируете превратить в литературу?

— Больше не планирую: печатная книга уходит. Издавать ее с коммерческой выгодой — уже большой риск для издателя. К сожалению, на этом поприще опускаются руки. На фига в это вкладываться, если это не нужно?! У меня есть задумка — сделать на подобии индийского издания книгу о самых ярких странах, в которых был. Чтоб такой обзор в lovigin-style о двух десятках стран. Может быть, дойдут руки, чтоб завершить это дело. Не видел после Индии ни одной страны (ну разве что Куба), которая в одиночку потянула бы на целую книгу. Потому и приходится им работать вскладчину.


— Нравится ли вам репортажная фотография? Может быть, это Олимпиада-80 или же Западный фронт Первой мировой?

— Не нравится: я не журналист. Я художник.


— На какие события из прошлого вы бы хотели попасть в качестве фотографа?

— Есть просто события, на которые я бы хотел попасть или время, в которое хотел бы перенестись, но совсем не факт, что ради фотодокументирования.


— И все же, если конкретно, какая эпоха и какие события?

— Меня чисто по уровню интереса привлекает эпоха падения царизма. Распутин, большевики, гражданская война. Но оказаться физически в той эпохе я не хочу. Страшновато. За ней легче наблюдать издалека. А в целом ХХ век мне очень интересен. Это мой источник вдохновения.


— Интересны ли вам личности и биографии, и почему на своих снимках вы чаще стараетесь изобразить простых людей и их быт?

— Совсем неправда! Сколько известных персон задействовано в моих работах! Одна серия «Такеши Китано и другие иконы» чего стоит! Там же россыпь узнаваемых личностей.

1 /


— Насколько сложно вообще договориться с известной персоной на фотосъемку? С кем было сложнее всего?

— Да как будто у меня колоссальный опыт в этом деле. Раз-два — и всё. Так что не о чем тут и говорить вовсе.


— Сколько камер в вашем арсенале, и сколько камер за всю вашу жизнь вы использовали в работе? Не было ли желания пользоваться, к примеру, старой советской или немецкой техникой? Как вы относитесь к винтажной фототехнике?

— Камера должна тебя не подводить. Потому я пользуюсь проверенным. Есть Sony R-1, которую завтра уже можно будет отнести к винтажу (смеется) — и хорошо! Сейчас есть около 4 камер. Пользуюсь одной.


— Может ли быть пропаганда изящной, и какова была бы ваша реакция, если бы ваши работы начали использовать в пропагандистских целях?

— Если это благие цели — то почему нет.


— Сами бы вы взялись за пропагандистскую работу, если бы вам предложили, и пропаганду чего бы изобразили?

— Полезных вещей — чтения, здорового образа жизни, креатива в искусстве и во всем прочем.


— Были ли вы в Беларуси, и что вас тут впечатлило?

— Был, в 2010. Это был мастер-класс. Очень душевный. Как застолье. До сих пор вспоминаю.


— Интересна ли вам политика?

— Да, я вообще в курсе всего в этом мире.


— В каком из мест, где вы бывали, вам было скучнее всего, а где путешествие стало полным драйвом?

— Место может быть крутым, но не моего формата. Ведь красива же Прибалтика, Скандинавия, но мне нечего там снимать. Мой регион — это страны третьего мира. Любая бангладешская улица даст сто очков вперед Кракову, Риге или Стокгольму. Жизнью дышит каждый квадратный сантиметр!


— Почему именно страны третьего мира? Можете рассказать, когда именно они стали вашим увлечением и как вы прочувствовали жизнь в каждом квартале этих пространств?


— В китайской книге «Вкус корней» сказано: «Там, где грязь, кишит жизнь. Где вода чиста, не бывает рыбы». Что происходит в вылизанной Европе? Ничего! Событий — ноль. Сюжетов — ноль. Ходишь, мучаешь себя, что-то ищешь в улицах, которые ничем особо не отличаются по укладу от твоего дома. Нужна другая планета. Бангладеш, Пакистан, Бисау, Борнео, Уюни, Мексика и другие — могут эту планету дать.


— Ну и последний вопрос. Есть ли у вас глобальный проект, идею которого вы давно вынашиваете, но пока не осуществляете, и что планируете сделать в ближайшее время?

— Ага, вот прямо ждал возможности, чтоб растрезвонить о нем на весь мир! (смеется)

Текст: Андрей Диченко

С работами минских фотографов знакомьтесь в нашем каталоге.  

Женщина в черном Тонкая работа