3d 6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth instagram list-alt login mailru mobile-phone more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

Лариса Филимоновна Мельник: 50 лет в костюмерной театра Оперы и Балета

Текст: Корсак Инна, 24 октября 2013 1168 1

В старших классах Лариса Мельник мечтала стать медиком. Но из-за ангины пропустила экзамены. В тот же год поступила… в техникум швейной промышленности, хотя шитьем никогда не увлекалась.

Сейчас Лариса Филимоновна заслуженный работник культуры. Ей 76 лет, и 50 из них она проработала в Большом театре оперы и балета Беларуси. Она работала над созданием костюмов почти к двум сотням спектаклей, каждый из которых любит особенной любовью. Ларисе Филимоновне довелось сотрудничать с интереснейшими режиссерами и выдающимися художниками по костюмам. 


Своим любимым и одновременно сложным она назвала балет «Щелкунчик». Но не в новой интерпретации, а в постановке Валентина Елизарьева.

«Костюмы к нему шились на протяжении пяти месяцев. Декорации писал художник Евгений Лысик. Было 18 «застилов» декораций: 4320 квадратных метров живописи. Но все работали с удивительным интересом».

— На ваш взгляд, что важно в работе художника по костюмам?

—Изобретательность и смелость. В советское время для балета «Спартак» понадобилась тончайшая мягкая кожа для костюмов и обуви воинов. На заводе «Большевик» заказали 20 тысяч дециметров итальянской перчаточной кожи. Главный инженер за это получил выговор. Кроме того, мы еще и просчитались — кожи не хватило. Пришлось выкручиваться: взяли обыкновенную байку, покрасили в черный цвет, сверху прошлись эмульсионной краской. Получилось настолько похоже на кожу, что визуально сложно было отличить.

Балет «Щелкунчик» в постановке Валентина Елизарьева шел в театре 26 лет! Многие дети выросли на этой чудесной сказке. Три года назад костюмы к нему полностью обновили. Все шилось своими руками и точно по образцам.


Лариса Филимоновна вспоминает:

«Наших артистов с балетом «Щелкунчик» пригласили в Кремлевский дворец. Когда на сцене начали танцевать «Вальс цветов», костюмеры большого театра стояли в кулисах и пытались понять: как же создавались эти костюмы? Вышивка, которую искали очень долго, была сделана гладью. Всего было расшито 32 пачки!»

В новой постановке «Щелкунчика» задействовано около 200 костюмов.

На фото Наталья Хараброва — начальник пошивочного цеха Большого театра оперы и балета.


1 /


Специально для костюмов было изготовлено 360 мышей! Они были у артистов на руках, на ногах, на шляпах и горжетках.

1 /


А это костюмы гостей, которые идут на елку. Сейчас шьют несколько дополнительных, так как артисты балета едут на гастроли в Германию.

1 /


— А были ли в вашей практике случай, когда костюмы после утверждения художественным советом изменялись?

— Такие случаи очень редки. Но они бывают. К примеру, видоизменялись костюмы к балету «Витовт». Вносили в них изменения уже буквально в последние дни перед премьерой.


Костюм «Черный человек» для балета «Витовт».

— Лариса Филимоновна, для опер или балетов сложнее шить костюмы?

— Сложнее шить для опер. Хотя бы из-за масштабности постановок. Для актеров, например, спектакля «Борис Годунов» может понадобиться до 400 костюмов.

— Можете назвать самый сложный костюм, который довелось шить?

— Трудно назвать. Их было много. Каждый из костюмов в каких-то деталях по-своему сложен.

— А на какой из костюмов было израсходовано больше всего ткани?

— Шили однажды солистке балета Раисе Красовской, сейчас она уже на пенсии, испанское платье к спектаклю «Лебединое озеро». Артистка захотела, чтобы вся юбка сверху донизу была в маленьких рюшечках. Пришлось творить. Юбка получилась большая, пышная, вся в рюшах из капрона. Правда, если на обычный костюм уходит не более пяти-семи метров, на тот наряд израсходовали 51 метр ткани.


— Очень часто в театр оперы и балета приезжают труппы на гастроли со всего мира. Удивил ли вас кто-нибудь из них своими костюмами?

— К нам приезжала на гастроли китайская опера. Нас интересовала вышивка. Она была просто тончайшей, шелком разных цветов — плавные переходы от светлых тонов к темным. Такой вышивки мы никогда не делали. 


— Никогда не хотели изменить профессию?

— Ой, у меня их было столько…(улыбается) Сначала я хотела быть медиком, потом финансистом, но стала швеей. И вот сейчас я начальник пошивочного цеха. Пришлось пройти через многое. Но о том, чтобы взять и поменять свою профессию на другую, в мыслях никогда не было!


— Что считаете самым главным в вашей работе?

— Наше дело — сделать сценическую одежду не только красивой, но и удобной, прочной. Например, художник предлагает сделать костюм с очень широкими плечами с помощью каркаса. Но выясняется, что люк, по которому актер в этом костюме должен подняться на сцену, в диаметре всего80 сантиметров. Как выйти из этой ситуации? Совещаемся и решаем делать костюм из изолона — нового материала, который может принимать любую форму.

— За что вы любите свою работу?

— Мне кажется, что я увлеклась этим театром. Это моя жизнь! Если в 76 лет я еще здесь сижу, то это что-то значит (улыбается). Люблю свое дело. Стараюсь увлечь молодежь. Ведь мы работаем на актера, и он должен уходить от нас довольным.

— О чем вы мечтаете?

— Очень бы хотелось, чтобы в театре появился музей, где можно было бы хранить костюмы и выставлять их на обозрение зрителям. Ведь каждый костюм — это целая история! А еще — старание, труд и частица души наших талантливых и любящих свою работу специалистов.

Национальный Академический Большой Театр Оперы И Балета - Афиша  

Фотограф — Дарья Бурякина

Дима Каминский: «Я слетал на Луну, вернулся, удачно приземлился и привез с собой сольный альбом» Ассоциации: Дмитрий Колдун