3d 6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth instagram list-alt login mailru mobile-phone more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

Александр Кратович

Текст: Ходосевич Настя, 12 ноября 2012 520 2

Александр Кратович специализируется на проектировании частных домов, интерьеров жилых и общественных зданий. Работал в Германии. В Минске им запроектированы и построены всеми любимый ресторан «0,5» (ныне «У Ратуши»), ресторан «PЕRFETTO», старый и новый «ГУРМАН» (проспект Победителей 1). Его объекты регулярно публикуются в ведущих интерьерных изданиях России – «ELLE DECORATION», «SALON», «МЕЗОНИН», «И+ДИЗАЙН» «Лучшие интерьеры».



Готовы ли белорусы к радикальным переменам и экстравагантным решениям в дизайне своей квартиры?


Я с удивлением как-то заметил, что все мои наиболее интересные проекты я сделал для заказчиков, которые были или иностранцами, или россиянами, или белорусами, которые либо уехали позже жить за границу, либо вернулись оттуда. Есть о чем задуматься? Видимо, белорусы слишком «памяркоуныя» в отношении выбора решения.

Существует ли такое понятие, как «сезонная мода на дизайн интерьера»? Что модно сейчас?

Да, действительно можно сказать, что существует. В настоящее время так быстро меняется мода в интерьерном дизайне, что ей впору конкурировать по скорости смены сезонных трендов в фэшн-индустрии.

Что сейчас модно? Сегодня, как никогда раньше, трудно дать простой ответ на этот вопрос. Если все же попытаться ответить, то, скорее всего, происходит выбор в пользу простоты и естественности. Но что интересно, в основе может быть стиль классический, или модернистский, или витиеватая смесь, но самое главное — должно выглядеть «актуально». Это понятие позаимствовано из современного искусства, которое принято называть сегодня «актуальным».



Много ли у Вас занимает осмысление проектов, представление будущих дизайнерских решений?


Как правило, идеи существуют в голове уже задолго до получения заказа. Они просто роятся и не дают покоя. Многие из них, видимо, так и останутся невостребованными. Но, когда появляется заказ, одна из них тут же ложится на материал. И тогда потребуется время только для того, чтобы адаптировать идею к реальности.

Есть ли какие-то элементы, которые присутствуют во всех ваших проектах? Какие-то принципы?

Я думаю, это неизбежно. С одной стороны это признак стиля автора, но с другой стороны есть проблема повторяемости. Могу утешить себя лишь тем, что мне часто говорят, что мои объекты не похожи друг на друга, что будто бы делали их разные люди. Может быть, это, в какой-то степени, мешает продвижению моего собственного реноме, но у нас ведь не принято выбирать дизайнера по его стилю, поэтому мы работаем по принципу «чего изволите».



Есть ли что-то, что расстраивает Вас в вашей работе?


У нас очень немногие клиенты ищут своего дизайнера, чаще спрашивают цену по телефону и выбирают, почему-то самого дешевого. Так даже колбасу в магазине не выбирают!
Крупные организации сейчас увлечены тендерами. Это когда руководство поручает секретарше быстренько провести тендер, то есть обзвонить «безработных» дизайнеров и найти самого дешевого. Я давно в эти бирюльки не играю.

К слову о цене. Я работал в Германии и не по книжкам знаю: цена на проект не обсуждается, она у всех архитекторов и дизайнеров одинаковая, потому что жестко привязана к стоимости объекта —10% от нее. Конкуренция идет только в плоскости идей, рациональности решений, стиля дизайнера.

Как стимулировать белорусских дизайнеров?

Самый главный стимул, я думаю, конкуренция. К сожалению, очень большой сектор дизайнерских услуг сегодня находится в теневой зоне (не о налогах речь). Клиенты сами создают эту ситуацию, выбирая дизайнера без конкурса, без поиска, по совету соседа. В Москве этот путь прошли уже давно. Там дизайнера просто «не существует», если его работы не публикуются в серьезных интерьерных изданиях. Из своего опыта знаю, что когда 10 лет назад один из моих объектов впервые для меня был опубликован в глянцевом московском издании, мне плакать хотелось. Я был в шоке от того, насколько я отстаю от своих коллег в Москве, от моих амбиций не осталось и следа. И это не смотря на то, что попасть в такое издание чрезвычайно сложно, конкурс высокий! А люди, которые не прошли это «испытание», остаются в своих глазах и в глазах своих клиентов «мегазвездами», так и не поняв своего «места в искусстве».



Что бы Вы хотели пожелать начинающим дизайнерам?


Я считаю, что не надо играть с ними в поддавки. Как в большом спорте, они должны столкнуться с соперником в прямой конкуренции. А у нас, зачастую клиенты создают ситуацию, в которой молодежь за бросовую цену делает кое-какой дизайн, тем самым нарабатывает себе отрицательный опыт. В Германии, например, молодой человек, стремящийся попасть на стажировку (платную) к мастеру, затем добивается своим трудом принятия его на постоянную работу. И только в 30-35 лет задумывается о своем бизнесе, если почувствует себя уверенно.

С какими трудностями вы чаще всего сталкиваетесь в работе? Есть ли специфика работы с белорусскими клиентами?

О трудностях в двух словах не скажешь — их слишком много! Не смотря на то, что у нас стоимость дизайнерских услуг (разумеется в приведенных ценах) в разы ниже, чем в Европе, трудностей больше тут, чем там во столько же раз.

Во-первых, у нас очень беден рынок эксклюзивной мебели, светильников, интересных материалов. Все надо заказывать по каталогам, считай по фотографиям, и ждать по полгода и более. В такой ситуации ни о какой импровизации без большого риска в работе не может быть и речи.

Во-вторых, строители «заточены» на самые простые и денежные работы. Если что-то чуть сложнее, сразу возникают проблемы. Ситуация усугубляется еще и тем, что заказчики, как правило, выбирают самых дешевых строителей и, как оказывается, самых плохих, которые не могут исполнить проект и только портят дорогие материалы, а дизайнеру потом со всем этим разбирайся.

В-третьих, наши клиенты на строительство и ремонт тратят свои последние средства, а если желают сделать что-либо значительное, их затраты многократно превышают их возможности. Поэтому дизайнер почти всегда попадает в ситуацию бесконечного долгостроя, где уже не до стиля и не до моды.



Как на Вашу работу повлияла жизнь в Германии?


Я думаю, повлияла положительно! Уже с первых дней я был впечатлен тем, насколько у них интересная и насыщенная профессиональная жизнь. Прежде всего, это огромное количество конкурсов, архитектурных выставок, общественных обсуждений проектов. Количество профессиональной литературы просто поражает! Целые этажи в книжных магазинах заняты этой тематикой.

Мне очень повезло: в то время в Берлине активно застраивался новый центр, площадь Подсдамерплац. На разработку проектов были приглашены буквально все мировые звезды архитектуры. Среди них — патриарх современной архитектуры 90-летний Филипп Джонсон, о встречи с которым невозможно было даже мечтать, лауреат Прицкеровской премии (Нобелевская премия по архитектуре) Лорд Норманн Фостер, Роджерс и Пиано — авторы знаменитого центра Бобур в Париже, восходящая звезда мировой архитектуры Заха Хадит и многие другие. И я все это видел, я присутствовал на пресс-конференциях, где представлялись проекты, затем видел их реализацию в натуре.

В Германии было чему поучиться и относительно организации производственного процесса. У нас проекты делаются в одну, максимум три стадии проектирования, а у них — в восемь(!) стадий. Они не экономят на поиске решений и на количестве потраченной бумаги. Проекты делаются долго и тщательно, а строятся быстро и экономично!



Вы могли бы описать ваш дом? В каком стиле он выполнен?


Хороший вопрос. Хотелось бы кое о чем порассуждать. Я родился в Минске и всегда жил в центре, недалеко от Художественного музея. Для меня Минск в детстве был в границах между вокзалом и площадью Победы, между парком Горького и Оперным Театром. Мы с бабушкой много времени проводили в Художественном музее. Мои воспоминания детства — старые полотна, золоченые рамы, малая пластика и запах масляных красок. Поэтому, я люблю «сталинский» Минск и, надо сказать, он сделан великолепно. В нем воплощены в реальность идеи идеального города, которые в эпоху Ренессанса остались в виде идей на бумаге. К своему стыду, мы не ценим и не знаем имен великих архитекторов, которые создали лицо нашего города, академика архитектуры Парусникова, архитекторов Рубаненко, Гегарта, Милеги, даже Лангбарда иногда лишь вспоминаем. Например, никто не знает, что здание КГБ на проспекте Независимости в свое время было признано лучшим архитектурным произведением в СССР.

Так вот, возвращаюсь к теме дома. Я живу в центре города, в одном из самых красивых домов той эпохи, с высокими окнами и потолками в четыре метра. Я не хочу жить за городом в частном доме, если даже такая возможность представится, потому, что я горожанин по духу. Я, может быть, согласился бы жить в центре Лондона, Нью-Йорка, или Женевы, на крайний случай.

Ассоциации Дмитрия Кохно Ассоциации: Катя Иванчикова