3d 6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth instagram list-alt login mailru mobile-phone more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

Юма и Юма Юниор: «Мы не музыканты…»

28 марта 2011 492 4

Космополиты, ди-джеи, будущие музыканты, страстные любовники и прекрасные друзья… Складывается такое впечатление, что речь пойдёт о целой группе интересных людей, но нет. Это интервью мы взяли у небезызвестного дуэта, некоторое время проживавшего в столице нашего государства, ― диск-жокеи Юма и Юма Юниор.



В свой предпоследний, тогда ещё летний визит, Юма сказал, что обязательно вернётся для того, чтобы как минимум дать нам интервью, увидеть открытие нового клуба, рассказать про плюсы и минусы раздвижных мостов в Питере, ну и, конечно же, отыграть на большой вечеринке, приуроченной к баллу масок, костюмов и незабываемых танцев.

- Последний раз мы виделись летом, на фестивале «Космос наш». Что интересного произошло у вас с того времени?


- С того момента в Минске мы уже во второй раз. Нам понравилась вечеринка в баре «Койот».



- Это было открытие бара?

- Нет. Открытие было за три недели до этого, там выступал Гарик Сукачев. Мы же играли на первой ди-джей вечеринке.

- Вам понравилось?

- Да. Связным в выступлении была Наталья Давыдова. С Натальей мы работали неоднократно еще во времена расцвета Белой Вежи ― там она была арт-директором. Площадка хорошая. Нам вечеринка понравилась.

- Ну а сейчас мы приехали на Хэллоуин с миксом, который выпустили в сентябре, ― Юмасакиколорит.



- У вас очень много миксов. Сейчас можете назвать их точное количество?


- Первая наша компиляция вышла в сентябре 2000 года. С того времени насчитывается уже почти пятьдесят штук… Официально последний номер ― сорок шестой, не считая двойников, тройников и миксов, записанных "налево".

- Какие музыкальные жанры можно услышать в этих записях?


- Абсолютно разные. Это и американский гараж, и все виды хауса, какие только возможно. Также фанк, блюз, эйсид джаз, соул, техно, и минимал.



- Почему вы не пишете свою музыку?

- Мы не музыканты. Хоть Лера и проучилась десять лет в музыкальной школе по классу фортепиано, но мы просто ди-джеи. А ди-джеи — это не музыканты.

Первый магнитофон Электроника-302 мне подарили в семьдесят девятом году. Это был монокассетный магнитофон. Первый же проигрыватель виниловых дисков Вега-121 я купил в шестом или седьмом классе.

- Ди-джеинг полностью вас устраивает?

- Это отдельная история. Ди-джеинг — это конструктор, конструктор Lego только перенесенный на музыкальную подложку. Умение его составлять и делать правильную картинку — вот что нас устраивает.



- Есть ли у вас в планах делать собственную музыку?

В планах — да. Постепенно мы собираемся приобретать нужное оборудование и создавать музыку в танцевальном формате. Это желание возникло еще и по причине того, что сейчас очень низкий уровень электронной музыки. В данный момент нас не устраивает то, что делают современные продюсеры.

- Как-то раз парень из Аргентины Хорхе Саворетти сказал мне, что в клубах, в первую очередь, он развлекает людей. А что делаете вы, играя танцевальную музыку?

- Да, мы развлекаем людей! Люди платят деньги, взамен они хотят получать удовольствие. Не нужно делать вид, что ты чемпион и образовываешь их. Историю о чувстве собственной важности можно забыть…



- Можете ли вы отметить какие-то мероприятия, куда люди приходят в первую очередь за музыкой?

- В девяносто восьмом году с Конем и Вуди в Орландно мы сделали проект Monotonik Intelligent Studio. В конце августа 98 года, вернувшись с Казантипа, мы дали старт серии вечеринок в Орландо, где играли эйсид-джаз, фанк, трип-хоп и тому подобное. Все это звучало на хороших стереосистемах, был правильный свет и действительно заинтересованные люди. Это были не массовые мероприятия — это были вечеринки на сто-двести человек. Но в то время эта форма не прижилась в Беларуси, потому что всем нужны были деньги, а деньги предполагают более массовые мероприятия.

- Хорошо. А в данное время есть что-то подобное?


- Мы часто посещаем концерты. За последние три года из множества всего того, что происходит в Питере, было действительно три хороших концерта: Оmar; Buggie Wesseltoft & Lars Danielsson; Roberto Fonseca. Но также было много чего и странного. Например, поход на DJ Shadow.



- Тот Shadow, что с Ninja Tunes?

Да, именно он. Мы думали — класс, сейчас послушаем хороший трип-хоп. Но на двадцать пятой минуте мы уже не знали, что нам делать. Никаких пластинок — просто стоял парень и пилил непонятно что: то брейкс, то какой-то шум, хорошего звука не было вообще. А люди заплатили за это 40 $. Приехали даже два человека из Минска, не знаю, как они это выдержали!

- Да уж… Знаете ли вы парня Fink из этого небезызвестного лейбла Ninja Tunes?


- Конечно! Вот это, действительно, отличный парень!



- Раз уж мы заговорили о каком-то высоком искусстве, вот что мне интересно: когда последний раз вы были в Театре оперы и балета и что смотрели?


- В Минске ходили в молодости в Театр музкомедии и Оперный. В Питере мы были на альтернативных постановках в различных театрах. Лера ходила на балет «Щелкунчик» с друзьями американцами. Но знаешь, когда мы слушали оперу Вагнера «Кольцо Нибелунгов» в понедельник вечером, думали, что повесимся.
Мы больше любим слушать адаптированную классическую музыку, например, Шопена, Рахманинова — это очень красиво и приятно. А если говорить о каких-то мероприятиях и концертах в целом, нам больше нравится ходить на джаз. Из последних таких концертов нам понравился госпел-хор из Бруклина в Смольном соборе.

- Хорошо! А какую последнюю книгу вы прочитали?

Сейчас мы читаем Акунина! Человек, который занимается японским языком, является хорошим переводчиком и имеет очень много наград за свои труды. А также параллельно пишет романы. Он имеет место в нашей машине в виде аудиокниг. Для нас это удобный способ получения информации во время длительных переездов. Лера читает философские и богословские трактаты. Кстати, в этом году она защитила диплом по Достоевскому.



- А где, если не секрет?

Лера: Я закончила Ватиканский Институт религиозных наук в Киеве. Тема дипломной работы — «Вера и неверие в романе Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы».

На вашем официальном MySpace в разделе Top friends я увидел Анастасию Тиханович. Кто это?

- Она дочь Ядвиги Поплавской и Александра Тихановича. Это моя лучшая подруга, мы знакомы с двух лет. Наши родители тоже дружат. И мы по сей день рады друг друга видеть.

- Настя обучалась в Институте современных знаний. Там есть очень интересная специальность — «Компьютерная музыка». Что-нибудь можете сказать по этому поводу?


- Это двоякий вопрос. Чтобы об этом говорить, нужно знать: кто учит, кого учит, для чего учит и на каких программах… Мы не отменяем высшее образование, это действительно важно, и поэтому все должно быть, как минимум, интересно.



- Кто такой Эдуард Мурадян?


- Это наш «крестный папа» в клубном движении Питера. В свое время нас познакомил наш брат, известный в тусовке как Димон Лаборанта. Эдуард симпатизировал нам, и за большие гонорары мы работали в «Декадансе» четыре года, пока его не продали москвичам. Также Эдуард делал White party — это не Sansation White, это личный, причем приватный проект Мурадяна. На эти вечеринки приезжали тысячи определенных людей, одетых в белую одежду. Все происходило за городом, очередь из дорогих машин выстраивалась километровая — это впечатляло. А вообще, Эдурад известный ресторатор и просто хороший человек. Клуб у него был только один — «Декаданс», но качественных проектов хватало.

- Интересные люди и события Киева?

- Леша Конь и некоторые Лерины товарищи по учебе. А вообще, друзей мы там не нажили. Работали резидентами московского клуба «Шанти» в течении четырех лет. Это был интересный формат, мы играли интеллигентную музыку, а люди лежали и курили кальяны. Но по духу нам ближе Питер.

- Увлекаетесь ли вы архитектурой? И сможете сейчас назвать особенные места Питера?

- Да, мы постоянно прогуливаемся по Питеру, и есть очень много мест, которые нам на самом деле нравятся. Например, Чехова 3, на Старорусской. Там есть один очень красивый дом 1915-1916 года. И вообще, в Питере много, действительно очень много достойных строений.



- Скажите, вы суеверны?

- Нет, мы не суеверны. Человек, который считает себя христианином, не может быть суеверным.

- Несколько слов о вечеринке в ночь Хэллоуина.


- Нам было весело! Мы были рады увидеться на бекстейдже со своими близкими друзьями. Судя по танцполу, людям тоже понравилось.

- От вас я слышал, что Конь в этот раз играл более спокойную музыку. Что это было — Deep House?


- Нет, просто более мелодичное прихаусованное техно.

Кстати, мы получили новый микс Коня, и там, на самом деле, все идет к House музыке… Очень красивый конверт. В стиле звездных войн!

- Название?

- "Starteck".



- Алкоголя на вечеринке ведь не было?

- У нас был! Но, к сожалению, не у всех. Это не совсем правильно: взрослые люди могут позволить себе алкоголь на вечеринке.

- Раз уж заговорили о вечеринках, что ближайшее и интересное планируется у вас?

- Сет в «Грибоедове» на двух танцполах. Лера сверху — со спокойной музыкой, я внизу — Techno.

- Кто еще заявлен на эту вечеринку?

- Наши друзья, они играют американский House и Disco. Это диск-жокеи Vertov, Cosecos, Inferno.



- Можете кого-то выделить из Питерских диск-жокеев?

- Мы больше ориентируемся на публику. Тем более, обычно мы ходим только на те вечеринки, на которых выступаем сами. А в Питере много диск-жокеев…

- Вы ходите на концерты, но не ходите на вечеринки?!

- Нет, конечно, ходим, но это уже не то. Смотреть на то, как кто-то стоит и крутит два семпла, в нашем возрасте не удивляет. Вот, к примеру, мы пошли на концерт французов — Dop. Мы поехали на машине на Петроградку в клуб «Эфир», за нами развели мосты, и мы не могли вернуться домой до утра. У нас есть их одна хорошая пластинка, но то, что мы услышали, было полным цирком. Мы не знали, куда нам деться. Клавишник играл невпопад, вокалист заучил три слова на английском и бормотал их всю ночь, покручивая себе соски и постельно охая. Короче, это не джазовые музыканты.

- Знаешь, у каждого из Dop есть татуировки на русском языке — Доп.


- Да, мы видели.



- Это, к слову, о твоих татуировках. Можешь что-нибудь рассказать о них?


Времена рок-н-ролла! У меня набит один из логотипов Роберта Планта, логотипы Джимми Пейджа, Swansong — логотип звукозаписывающей компании Led Zeppelin. Клоунада, язык с пластинки Red Hot Chilli Peppers 1991 года. Все это те времена, когда мы носили длинные волосы и были другими. Когда свои первые масти я набивал на Старожовке у покойного Цыпы, его мать кричала, что мы все попадем в ад! Последняя татуировка была в 1994 году. И вот еще: первый раз я подстригся на двадцатилетие диск-жокея Сени, в ту ночь мы делали вечеринку в "Six Pistols".

- Хорошо общаетесь с Сеней?

- Мы практически ни с кем не общаемся. Мы с Лерой, и нам хорошо. Знаешь, когда на вечеринках ты общаешься по нескольку часов со всеми подряд, и слышишь: «Привет Юма, Юма привет, как дела Юма, Юма как дела» — всю следующую неделю тебе не хочется ничего. Быть дома, гулять, смотреть кино, заниматься музыкой. Жизнь коротка, лучше запомнить ее хорошо и красиво.

- Говорят, что в Jet Sounds идейный вдохновитель — это ты. Ты занимаешься дизайном, концепцией?


- Да. Все десять лет это делал я. Логотипы, обложки, флаера, афиши, стратегия, концепция…



- Кого из недавно пришедших к вам музыкантов, вы можете выделить?


- Yoav! Это очень. Ну, конечно, нам нравится Sade — это не то, что пришло к нам недавно, но это то, что пришло к нам надолго.

- Интересно. Мы, кстати, хотели привезти Yoav в Минск.

- Везите!

- В вашей жизни есть место для спорта?

- Да, конечно! Йога каждый день. Лера занимается в спортклубе. Прогулки — это тоже очень полезно.

- Знаете, Ярик преподает йогу, слышали об этом?!

- Нет. Но то, что он любит спорт — факт.



- На этом мы закончим. Может быть, скажете что-нибудь особенное?


- Мы убеждены, что если время нельзя удлинить, то его можно углубить. Заполнить интересными вещами. Христиане в средневековье вместо приветствия говорили друг другу: "Mеmento More" — помни о смерти. Это не потому, что они загонялись «смертью», а потому, что с каждым человеком, которого ты видишь, ты должен вести себя так, как будто видишь его в последний раз в своей жизни. Тогда слова приобретают поистине магическое значение. Жизнь без масок, друзья!

Интервью с Генералом White Party