3d 6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth instagram list-alt login mailru mobile-phone more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

Каждый музыкант –– отдельная планета…

10 января 2012 281 1

Николай Луганский – заслуженный артист России, лауреат множества престижных международных конкурсов, выдающийся пианист современности, музыкант, от игры которого замирает сердце, замирают время, воздух и дыхание, даже наше трехмерное сознание, стоящее на страже каждого мгновения. Ярчайший пианист Николай Луганский в преддверии Нового года блестяще выступил с симфоническим оркестром Республики Беларусь под управлением маэстро Александра Анисимова на сцене Большого зала Белорусской государственной филармонии.

Каждая страна, город имеют свою атмосферу, особенность. Вы не первый раз в Беларуси, и публика всегда принимает Вас тепло, даже горячо. А что Вы чувствуете, приезжая в Минск?
— По моим наблюдениям, любители филармонических концертов — это не совсем публика. Каждый из них — личность, индивидуальность. Рок-концерты — вот там публика. А в целом впечатление от атмосферы Беларуси, Минска теплое: в политике я не разбираюсь, а вот то, как ведут себя люди, как они общаются, даже как водят машину — это меня потрясает. Я все-таки бываю практически во всех странах, по крайней мере, там, где идет активная музыкальная жизнь, и мало какие уголки планеты могу сравнить в плане культуры поведения, доброжелательности, уважения к любой другой личности с Беларусью.

— Вы играли во многих прославленных залах мира: это и «Музикферайн», «Концертхаус» в Вене, и «Гаво» во Франции, и «Консертгебау» в Амстердаме, и «Роял Альберт Холл» в Англии, и многие другие. А что Минский зал?
— Я играл во всех европейских столицах. Только, наверное, в Африке еще не садился к инструменту. Зал в Минске не самый простой, он немного «суховат», здесь непростой рояль, но это ощущения в первые секунды игры, а потом слушатель погружается в музыку, и дальше очень многое зависит, конечно же, не только от исполнителя, но и от слушателя тоже. Бывают залы, но их очень мало, например, «Консертгебау» в Амстердаме или венский «Музикферайн», где действительно просто извлекаешь звук, и уже происходит чудо в зале, однако это редкость и нормой не может быть. Минские слушатели невероятно образованные и доброжелательные, они создают приятную атмосферу, поэтому здесь огромное удовольствие играть… если умеешь.

— Новые программы — это тяжело или, наоборот, это освобождение?

— Играть новые программы непросто (психологически в первую очередь) и с каждым годом все труднее и труднее. Но, несмотря на это, я каждый сезон стараюсь играть новую сольную программу. Немыслимая разница: играть произведение с шестнадцати лет или в первый раз. Однако это колоссальный стимул в жизни. Если все будет идти по накатанной дороге, станет неинтересно, это начнет тормозить ощущение, что впереди какие-то очень сложные задачи, но безумно интересные.

— Насколько вы ощущаете влияние тенденций шоу-бизнеса на академическое искусство?

— Я их не ощущаю. На каких-то концертах присутствует этот элемент, на каких-то нет. Лично я в этом не вижу вообще какой-либо серьезной проблемы — я от этого далек. Есть в мире проблемы посерьезнее. А в плане финансовом, может быть, и есть некое давление. Оно проявляется в том, что должна быть обязательно какая-то быстрая выручка денег, но люди, которые на это рассчитывают, ошибаются: классическая музыка, искусство все равно не для прибыли. Идея, что в исполнителя можно вложить большие деньги, а потом посредством рекламы «отбивать» их, ошибочна: в классической музыке эта схема все равно не работает.

— Как вы считаете, существует ли имидж современного музыканта?

— Нет. Каждый музыкант — это отдельная планета, крупный музыкант — это отдельная история, жизнь, отдельная личность. Никакого определенного имиджа не существует.

— Сразу после концерта в Минске вы едете в Витебск с сольным концертом на фестиваль И. И. Соллертинского. А чем вас привлекает этот фестиваль?

— Так получилось, что в Петербурге, где я каждый год играл, сын Соллертинского давно меня приглашал принять участие в этом фестивале, в итоге я приехал два года назад в Витебск, и мне там очень понравилось. Да и в целом мне в Беларуси безумно нравится. А витебский фестиваль, его идея замечательны тем, что в их основе лежит творчество, познание музыки, а не коммерция. Другое дело, что Беларусь вообще внешне выглядит некоммерческой, а вот именно страной тружеников: со стороны это невероятно привлекательно. Иван Иванович Соллертинский был выдающимся человеком — имел редчайший дар говорить о музыке словами. Мне очень понравилось на фестивале, поэтому я принял предложение приехать снова.

«Героев ждали — они пришли…» Мортен Харкет: «Меня часто сравнивают со сказочным героем. Но я более чем реальный….»