3d 6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth instagram list-alt login mailru mobile-phone more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

СЕКС, НАРКОТИКИ, СТРАВИНСКИЙ

10 февраля 2015 3212 7

В прошлый раз мы прогулялись по местам, которые наверняка навещали хипстеры вековой давности. Теперь же пришло время заглянуть истории под юбку.

Готовьте нюхательную соль, дамы и господа! Отправляемся в путешествие по самым порочным минским местечкам начала XX века.



ПРЕЛЮДИЯ

Если кто-то считает, что каких-нибудь сто лет назад мужчины и женщины были чисты и целомудренны, а геометрия их половых отношений ограничивалась двумя параллельными прямыми миссионерской позы, то он глубоко заблуждается. Викторианские нравы умерли намного раньше самой королевы Виктории, а воспетое Томасом Гоббсом государство-левиафан к концу XIX века практически отбросило свои бесплодные попытки заглянуть с керосиновой лампой под одеяла своих граждан.


Именно в это время по Европе прокатилась волна того, что нынче принято называть секс-скандалами. Одной из самых известных историй подобного рода стал инцидент с внуком все той же королевы Виктории — принцем Альбертом Виктором, которого лондонская полиция чуть ли не за шкирку выволокла из гомосексуального борделя на Кливленд-стрит. Но самая удивительная история произошла с президентом Франции Феликсом Фором, скончавшимся в 1899 году от инсульта прямо за своим рабочим столом, под которым в это самое время его «удовлетворяла» любовница. Нужно сказать, что подобные радости были доступны не только сильным мира сего. Простые европейцы тоже вовсю наслаждались жизнью, и минчане от них не отставали. Попробуем разобраться, где и как они это делали.

ДОМА ТЕРПИМОСТИ

Они же бордели. До революции существовали у нас вполне легально. Все тамошние работницы имели особый паспорт и состояли на учете в Минском санитарном комитете. При последнем имелась специальная больница, где дважды в неделю «мамзели» проходили медицинский осмотр и в случае чего залечивали «боевые ранения». 


Был у нас и свой «квартал красных фонарей». Им являлась нынешняя улица Максима Танка, называвшаяся тогда довольно символично — Ново-Красной. Здесь располагались довольно дорогие заведения с блек-джеком и соответствующим специально обученным опытным персоналом, готовым удовлетворить любые потребности клиента.

Спросите: откуда у благообразных сударей того времени взялись эти самые потребности с приставкой VIP? Ответить на этот вопрос поможет еще одно лирическое отступление, которое представит вам одного удивительного персонажа.


Итак, знакомьтесь: сэр Ричард Бёртон (1821–1890). Путешественник, открывший озеро Танганьика, колонизатор, писатель, этнограф и т.д. Посверкивая глазами маньяка, этот брутальный джентльмен катался на аллигаторах и пытался стать заклинателем змей. В свое время он сделал обрезание, чтобы попасть в Мекку, и заставлял чопорных дамочек падать в обморок, рассказывая о том, как пировал с африканскими каннибалами. Выучив несколько десятков языков, Бёртон стал лучшим лингвистом в британской армии. Имея весьма вольные для своей эпохи взгляды на мораль, наш герой устроил драку во время зоологической выставки, узнав, что лондонские ханжи, дабы не развращать публику, убрали половые органы с чучел горилл. Именно этот эксцентричный подданный британской короны, пристрастившийся на Востоке к наркотикам, перевел на английский язык «Камасутру» и сказки «Тысячи и одной ночи», пестрящие эротизмом.

Это я все к тому, что сэр Ричард в какой-то степени и популяризировал, и вернул европейцам секс, сыграв в XIX веке примерно ту же роль, что и Хью Хефнер со своим Playboy cпустя столетие. Его книги и переводы широко обсуждались в самых лучших салонах и стимулировали интерес респектабельной публики к своей плоти. Тех, кому интересна личность Бёртона, я отсылаю к роману Ильи Троянова «Собиратель земель».

Но вернемся к нашим борделям. Как правило, принадлежали они женщинам, для которых власти выработали ряд правил. Во-первых, хозяйка дома терпимости должна была проживать непосредственно в нем. Во-вторых, запрещалось держать при себе детей старше трех лет.

И да  никакой наружной рекламы. Зато на входе каждому посетителю выдавали по красочному каталогу с фотокарточками имевшихся в наличии дам.

Мужчины, чьи финансы были таком же плачевном состоянии, как и их личная жизнь, всегда могли найти себе барышню в гостиницах, имевших с этого определенный процент, или просто на улице. Например, на Соборной площади (теперь это площадь Свободы), на улицах Губернаторской (нынешняя Ленина) и Захарьевской (проспект Независимости).

ЛИГА СВОБОДНОЙ ЛЮБВИ

Тут, пожалуй, тоже стоит начать с небольшой предыстории. В классической русской литературе, как и в СССР, официально «секса не было». Но это только до 1907 года, когда вышел роман Михаила Арцыбашева «Санин», повествующий о жизни провинциального гедониста. По нынешним меркам ничего особенного, конечно, но тогда книга вызвала жуткий скандал и была названа порнографической. У Арцыбашева быстро нашлись поклонники, наиболее впечатлительные стали образовывать провозглашенные в романе «общества свободной любви». Разумеется, были они тайными, но лишь до той поры, пока в Российской империи не разорвалась настоящая информационная бомба. И сдетонировала она в Минске.

В апреле 1908 года «Минский курьер» опубликовал материал с названием «Дом любви», где говорилось о том, что среди минских гимназистов и гимназисток существует некая «Лига свободной любви». Почти сразу же в руки журналистов газеты «Окраина» попал устав этой организации, из которого читатели узнали, что любвеобильные конспираторы вербуют своих адептов исключительно среди воспитанников средних учебных заведений с «хорошей рекомендацией». Еще одна газета, на сей раз это было «Минское слово», сообщила, что Лига имеет в городе три сборных пункта.

Происходило же там буквально следующее: «По звонку гасят огни, и в “безотчетное” распоряжение собравшихся предоставляется один час, после чего все расходятся!». Помимо этого, юные «легионеры» баловались наркотиками и вели пространные беседы на темы порнографии, гомосексуализма и импотенции. Был и особый обряд посвящения с подробным медицинским осмотром и чтением декадентской литературы.

Как отреагировали на это власти? Да очень просто — подали в суд на газеты, публиковавшие столь откровенные разоблачения. В результате «Минский курьер» не выходил несколько месяцев, а «Окраина» прекратила «копать» в данном направлении. О том, как долго и где происходили собрания «Лиги свободной любви», мы, видимо, так никогда и не узнаем.

P. S. В первые годы после революции большевики провозглашали создание «новой морали», едва не создав эдакую «Лигу свободной любви» в масштабах всей страны.



СЕКС-ШОПЫ

Как таковых секс-шопов в дореволюционном Минске не было. Презервативы, как и сейчас, можно было купить практически в каждой аптеке. Самый большой выбор — в Аптекарском магазине Левитана на улице Губернаторской (Ленина). Правда, хорошие стоили довольно дорого — аж три рубля за дюжину. За эти деньги можно было купить пару отличных ботинок.

Для справки: тогдашние хорошие презервативы отличались от обычных тем, что на них не было шва. 



Что касается порнографических или, как тогда говорили, «во французском жанре» журналов и открыток, то их либо заказывали почтой, либо покупали из-под полы: в книжных магазинах или у предприимчивых дельцов. Одним из таких был некий Либман, чья квартира на ныне не существующей Юрьевской улице и была в какой-то степени частным магазином интимных товаров.

Помимо начитавшихся бульварных книжек гимназистов и разной сомнительной публики, там можно было встретить и одиноких женщин, пришедших за тем, что в те времена скромно именовали «приборами». Но, как правило, дамы заказывали себе «игрушки» из Европы. К сожалению, цензурные соображения не позволяют описать широкий ассортимент «дамских радостей», но поверьте на слово — их оригинальность порой зашкаливала и позволяла, например, с помощью хранящихся в коробке из красного дерева «прибора» из слоновой кости, десятка фотокарточек и зеркальца устроить настоящую оргию, не выходя из комнаты. Были и совсем диковинные изобретения размером со шкаф и специальные «сидячие ванны». Впрочем, подобные штуковины носили во многом терапевтический характер, поскольку тогдашние врачи полагали, что таким образом можно легко вылечить от «стервозности» своих пациенток.

С чистой и светлой стороной дореволюционного Минска мы познакомимся в следующий раз. Как говорится, to be continued. Пока же мы призываем своих читателей не стесняться и рассказывать в комментариях о том, есть ли в современном Минске что-нибудь эдакое.

КАРТА РАЗВРАТНОГО МИНСКА


Еще больше интересных материалов ищите в нашей постоянной рубрике.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

  ЛЕВИАФАН, TRUBETSKOY И ДЬЯВОЛЬСКАЯ ТУСОВКА ПЕЧЕНЕК

Куда пойти с 9 по 15 февраля

  В «СТОЛИЦЕ» ОТКРЫЛСЯ НОВЫЙ РЕСТОРАН ФАСТ-ФУДА GOOD BURGER

Да, еще один. Нет, не такой же

  ГДЕ ДЕШЕВЛЕ: КАРПАЧЧО ИЗ ГОВЯДИНЫ

С разницей до 100 000 рублей

СТАРОЕ, ОЧЕНЬ СТАРОЕ МЕСТО ФОТОРЕПОРТАЖ: КАК ВЫБИРАЛИ «БЛИННОГО КОРОЛЯ»