3d 6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth instagram list-alt login mailru mobile-phone more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

Пластические исследования страха

14 июня 2011 189

Евгения Корняга не интересуют прекрасные люди и прекрасные чувства. В своих спектаклях он исследует диспропорциональное, патологическое, негармоничное. «Не танцы» — о насилии, «Бесконечно» — о проявлении самых сильных человеческих чувств через микродвижение, «Cafe «Поглощение» — о мире глянца, «Интервью» (эскиз спектакля по сказкам братьев Гримм, сделанный в Могилеве на Международном театральном форуме «М@rt-контакт») — о самых инфернальных проявлениях женской природы.

10 и 11 июня на сцене Республиканского театра белорусской драматургии Евгений Корняг
показал свой новый спектакль — «Спектакль №7» — пластические исследования человеческих страхов.

…Пока зрители занимают места, в правом углу сцены четыре героя (Ольга Скворцова, Светлана Аникей, Виталий Кравченко и Александр Казелло) чистят картошку. Постепенно гаснет свет. Один из героев встает, подходит к микрофону и предупреждает о том, чтобы зрители не забыли выключить мобильные телефоны. Микрофон «визжит». И вдруг в левом углу сцены падает черное полотно. Там, за высоким столом, уставленным пустыми гранеными стаканами, сидит Тиран (Валентина Гарцуева). Зрители попадают в галерею страхов…

В сценическом пространстве между черным столом Тирана, обвешанным компостерами, и красным кухонным столиком, за которым собираются герои, на фоне двери с глазком (художник Татьяна Нерсисян) представлены большие и маленькие человеческие фобии: от боязни летать самолетом, выступать публично, ездить «зайцем» до страхов людей, которые живут в тоталитарном обществе.

Но смотреть «Спектакль № 7» ничуть не страшно. В красивую, яркую форму, созданную пластикой и сценографией, вложено минималистичное содержание. Зрители не холодеют от страха — они его не чувствуют. Не дает постановка и рецептов «как не бояться». Евгений Корняг в одном из предпремьерных интервью определил жанр спектакля как «пластическая сказка для взрослых». В сказках нас не пугает, когда кого-то разрезают на куски или едят, сказочные ужасы нам не страшны. С чувством страха из «Спектакля №7» происходит что-то подобное — понарошку.

Из этого сказочного ряда выпадают только две сцены, о которых хочется рассказать подробно. Перед зрителями - героиня Светланы Аникей. Она ложиться, стягивает с себя платье, похожее на робу заключенной, и начинает глубоко дышать: живот то проваливается так, что проступают ребра, то надувается шаром. Она поворачивается на бок и подтягивает колени к животу. Ужас, одиночество, страх — в кресле становится неудобно, физически неудобно, когда ты видишь, как проступают ребра. В этот момент кажется, что сейчас действие переломится, шутовские падения актеров от стука в дверь закончатся, и рассказ о страхе обретет глубину. Но этого не происходит, к подобным исследованиям режиссер больше не возвращается и из общего действия сцена выпадает.

Еще одна не сказочная сцена — поклон. Актеры выходят на поклон, зрители аплодируют, а тиран невозмутимо остается сидеть за своим высоким столом и над зрителями, и над актерами. Такое решение, скорее всего, обусловлено техническим моментом: из-за высокого стола Валентине Гарцуевой в юбке, длинной в три своих роста, спуститься было бы очень тяжело. Но для зрителя важна не причина его появления, а результат. Художник Театра на Таганке Давид Боровский писал в своих воспоминаниях о том, что Треплеву в «Чайке» стоит пожертвовать минутами славы и не выходить на поклон, чтобы зритель как можно острее чувствовал, что этого человека нет, что он исчез. В финале «Спектакля №7» происходит что-то подобное. Когда Тиран не спускается на поклон, а остается над сценой и залом, зритель чувствует совсем не сказочную безвыходность и безнадежность. И сколько бы мы не храбрились, а страх непобедим…

В сказочных сценах оказалось на удивление много самоповторов режиссера. Дверь на заднике, то, как Раздеваются актеры в одной из сцен, как разбрасывают, будто мальчики-с-пальчики, то ли горох, то ли крошки, чтобы найти дорогу обратно, — это все уже было в «Не танцах». Образ Тирана очень созвучен с образами ведьм из «Интервью». Грань между образами, характерными для творчества режиссера, и самоповторами видна очень хорошо. Исполнение роли Тирана женщиной — продолжение изучения Евгением Корнягом женской природы, которая интересна ему как режиссеру. А вот образ этого Тирана (костюм, использование микрофона, мизансцена) — повтор решения, что огорчает.

«Спектакль №7» получился очень удобной для просмотра постановкой об очень неудобном для ощущения чувстве - страхе, — в которой исследования режиссера свелись, скорее, к фиксации проявлений этого чувства в очень яркой фольклорной форме, чем к поиску причин его появления, способов избавиться от него или попыток заставить зрителей это чувство очень остро переживать.

До и после Рональдо Протез для общения