3d 6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth instagram list-alt login mailru mobile-phone more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

Сергей Жданович, Игорь Савченко, Андрей Ленкевич: постигая границы «фотографического»

13 мая 2011 330 1

Современное искусство сегодня формулирует больше вопросов, чем ответов. Не только о том, что происходит и почему так происходит. Но вопросов, в первую очередь, к самому себе: что является искусством в принципе и каковы его критерии качества? Широко употребимая нынче приставка «арт» правомерна или это легкий способ выйти из положения, когда сложно определить, что критик или зритель видит перед собой?

Анна Самарская, культурно-визуальный исследователь и модератор встречи «Арт-фотография в белорусском контексте» (проект «На пути к современному музею»), попыталась в рамках презентации затронуть тему определения границ фотоискусства. Примерами разного подхода к фотографии стало творчество трех белорусских фотографов ― Сергея Ждановича, Игоря Савченко и Андрея Ленкевича.

Сергей Жданович

Профессиональный фотограф и художник. Автор и участник многочисленных арт-проектов и коллективных выставок в Беларуси и за рубежом. Занимается преимущественно черно-белой фотографией, а также пространственной инсталляцией и мультимедиа.


По словам Сергея Ждановича, он предпочитает называть себя в первую очередь художником. Для него деление на «фотограф» или «художник», современное искусство или актуальное ― не принципиально.

Сергей Жданович: «Важно авторство работы, а автор никому ничего не должен. Он просто создает то, что видит и чувствует. Я предпочитаю не думать о канонах и законах. Мне не важно, как это назовут ― фотографией или графикой. Под каждую тему я нахожу свои способы. Мне интересен в первую очередь эксперимент».

Фотография для Ждановича ― это способ работы с реальностью. Например, графика имитирует плоскость, а в фотографии автор имеет возможность непосредственно работать с частью реальности. Или со временем, особенно если работаешь со старыми негативами.

Негатив становится для Ждановича отправной точкой. Монтаж, коллаж ― одни из любимых методов работы со снимками.

С.Ж.: «Мне нравится, отталкиваясь от реальности, создавать новую, открывать глубину и объем. Разница между негативом и конечным результатом моей работы очевидна. Но специально такой задачи перед собой не ставлю».
Тема места, которого уже нет, стала главной для цикла «Потерянное пространство». В этих снимках явно просматривается «вмешательство» автора в изначальный негатив. Но это не цифровая обработка, а скрупулезная ручная работа с изображением.


Другим экспериментом с фотографией был проект Camera Obscura, экспозиция которого состояла из двух камер-обскур. Одна отображала вид за окном, вторая ― пространство галереи. Таким образом, зритель в режиме «онлайн» наблюдал за рождением чуда фотографии, важным аспектом которой так или иначе является фиксация кадра. Иначе увиденная «фотография» тут же растворяется в небытие, освобождая место новому «снимку».
Важной темой творчества Ждановича является тень. Ему нравится фотографировать собственную тень, которая становится фотодокументом. Это попытка обозначить себя в пространстве снимка, запротоколировать свое присутствие «тут» и «теперь».

Сергей Жданович не любит специально комментировать свои работы. К сериям и проектам он пишет тексты, которые и становятся путеводителем по его работам.

С.Ж. «Мне нравится читать, что пишут или говорят зрители. Очень хорошо, что возникают разные контексты и смыслы. Это интересно. Мне важен такой процесс коммуникации».

Игорь Савченко

Учился на физическом факультете в Минском радиотехническом институте. Важным событием в жизни стало знакомство в конце 1980-х с легендарным белорусским фотографом Валерием Лобко. Помимо фотографии, в портфолио Савченко входит ряд аудио- и видеопроектов. Его работы выставляют галереи в Нью-Йорке, Берлине, Париже. Один из последних коллективных проектов ― участие в фотографических экспедициях по Беларуси с Владимиром Парфенком, Игорем Пешехоновым и Дмитрием Королем.

На встрече Игорь Савченко ретроспективно представил свой творческий путь. В 80-90-х его интересовали старые снимки, которые он переснимал, превращая в новую фотографию. Происходила двойная работа со временем и реальностью. Если фотография имитирует действительность, то фотография фотографии ― это двойная имитация. Эти работы накапливались, группировались, получали условные названия.

Игорь Савченко: «Работать со старым материалом ― это как работать со временем. Я не могу заметить вещи, которые происходят в «живом» режиме. Но в старой фотографии я вижу много чего интересного. Для меня очень важно осознавать, что этого уже больше нет».

Затем был период, когда доминировать в снимках Савченко начали ремарки-комментарии, которыми автор подписывал каждую работу. Изображение становилось формальностью, а содержание зритель находил в подписи. Например, черный прямоугольник, условно очерченный рамой, который Савченко сопроводил ремаркой: «Ее портрет, сделанный им единственный раз ― при их последней встрече; крышка объектива, забытая им, осталась не снятой».

Это был второй «полюс», как говорит Савченко, его поисков в фотографии: от изображения, которое являлось сутью снимка, до формальности визуального в фотографии. Позже в творчестве художника наступил баланс между текстом и изображением.

В середине 90-х у Савченко возникло желание отказаться от чистой фотографии. Появился проект «Подписи к снимкам», представляющий собой перечень фотографий, которые никогда не были сняты, но описаны текстом. Например, «1.97-2. Снимок, который он сделал в попытке предвосхитить последующие события», или «7.97-2. Облако, которое знает, что ждет его за тем лесом, но не желающее изменять свой путь».

С 2006 года начинается новый период в творчестве фотографа.

И.С.:
«Я вдруг открыл, что в фотографии есть области, о которых раньше не думал, которым не придавал значения. Меня заинтересовал контекст, в котором сделан тот или иной снимок. То есть для кого, кем, зачем, что происходит на этой фотографии. И мне захотелось спровоцировать зрителя на эти вопросы».

Как заметила Анна Самарская, Савченко ― один из тех фотографов, кто постоянно ставит под сомнение границы фотографии как жанра, постоянно исследует эти «ограничения» и опровергает их.

Андрей Ленкевич

Получил степень бакалавра экономических наук в БГУ. В 2004-2005 учился в Caucasus Media Institute в Ереване в рамках программы World Press Photo, который закончил с отличием. Дипломным проектом была история о Езедах ― малочисленном народе Армении. В 2009 году получил приз Humanity Photo Awards за проект о языческих традициях в Беларуси, результатом которого стала первая персональная книга «Язычество».


Несмотря на то что Ленкевич очень много снимает в жанре фотожурналистики, по его словам, он не верит в объективность фотографии. Так или иначе, каждый снимок ― это субъективный взгляд фотографа на человека, место, событие.

Табуированных тем, как и недоступных мест, для Ленкевича нет. Благодаря опытам одного американского фотографа Ленкевич открыл для себя, что существует возможность снимать даже там, куда «простых смертных» фотографов не пускают. Например, политические встречи, революционные события, военные точки. «Можно просто фотографировать картинку в телевизоре, где активно все это показывают».

После проекта «Язычество» Ленкевич заинтересовался изображением чучел животных.

Андрей Ленкевич: «Я делаю портреты этих животных, пытаясь оживить их на изображении. Например, придать некую пластику. В этом тоже есть чудо фотографии, которая может неживое вдруг сделать живым. Этот проект ― попытка порассуждать на эту тему».


Параллельно Ленкевич работает над серией о современной семье. Что такое семья сегодня? В каких формах она существует? Какая разница между гомосексуальными семьями, разведенными парами, теми, кто находится в тюрьме? Эти вопросы стали главными для проекта. Так, фотограф провел три дня в семье французских коммунистов, которые удочерили двух африканских девочек.

А.Л.:
«Фотография для меня ― это способ отвечать на важные, в первую очередь, для меня вопросы. Мне нравится ездить, разговаривать с людьми. Так я для себя открываю мир, который без фотоаппарата, возможно, был бы мне недоступным. Это хороший предлог для того, чтобы встретится с человеком, узнать его историю».
Например, как история с портретом женщины, за которой Андрей бегал целый час, уговаривая сфотографироваться. Результатом стал снимок этой женщины в пространстве заброшенной фабрики, где она когда-то работала.

Но какие бы серьезные темы ни затрагивал фотограф, в какие бы «глубины» ни пытался заглянуть, Андрей говорит, что главное для него ― это не субъективная реальность фотографии. «В первую очередь мне нравится жить!». И тут с фотографом нельзя не согласиться.

«Опыты» всех трех представленных фотографов показали, насколько понимание, цели и задачи у каждого автора могут быть разными. Объединяет только одно ― авторство. Каждый из них использует технологию и философию фотографии для постановки личных вопросов к этой реальности и времени, диалог с которыми, возможно, именно средствами фотографии становится более мобильным и эффективным.

Многослойность одного целого The Toobes анонсируют новый альбом лирическим синглом