3d 6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth instagram list-alt login mailru mobile-phone more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

Встречи с белорусскими художниками. «Массовое и элитарное»

27 апреля 2011 619 2

Белорусский insight: элитарность массовой культуры

Где находится грань, разделяющая элитарное искусство от массовой культуры? Может ли элитарное быть коммерческим? В каких формах массовая культура проявляется в белорусском искусстве? В рамках проекта «На пути к современному музею» состоялась четвертая встреча с ведущими белорусскими художниками, которые рассказали о своих практиках взаимодействия с «массовым» и «элитарным».

Владимир Цеслер


Фигура Владимира Цеслера, художника и дизайнера, исключительна для белорусского арт-пространства. Он хорошо известен как в художественной среде, так и в сфере шоу-бизнеса.

С 1978 года Цеслер работал совместно с художником Сергеем Войченко. Международную известность тандем приобрел прежде всего в области плаката (более 30 наград международных конкурсов и биеннале). Особо ярко «прозвучал» их «Проект века. 12 из ХХ», в котором двенадцать самых значимых художников XX века были представлены в виде яиц. С 2010 года Цеслер принимает активное участие в разработке российско-белорусского проекта городского автомобиля — Ё-мобиль.

Творчество Цеслера — его скульптуры, плакаты, майки, графический дизайн — это пример точного попадания элементов массового в область искусства. Но, как говорит художник, он не думает о своей принадлежности к массовому или элитарному искусству. Просто делает то, что хочет.


Работам Цеслера присущ тонкий юмор, жесткий по отношению к реальности сарказм. Художник чаще всего обращается именно к злободневным темам, мобильно реагирует на то, что происходит «здесь и сейчас». Такова серия его маек, про которые он говорит как про «оттяг для души». Майка — не просто элемент одежды. «Человек носит ее, тем самым выражает нечто внутри себя».



Цеслер работает постоянно. Выбор темы и формы происходит не сиюминутно, свои идеи он вынашивает. Сейчас, например, у художника есть около десяти задумок. «Я просто не успеваю их делать».

Владимир Цеслер: «Темы, за которую бы не взялся, нет. Например, если это мат, то почему это мат? А если его написать красиво?.. Мне важно говорить о том, что я думаю, переживаю».

Рассуждая о публике, Цеслер говорит, что очень важно художнику с самого начала представлять, из какой области будет его зритель. Потому что «если работа рассчитана на всех — это значит, никому».

На вопрос о «голодном художнике» Цеслер ответил, что, по его мнению, художник голодным быть не должен. «Хотя, что касается меня, буду я зарабатывать своим творчеством или нет, все равно буду работать».

Артур Клинов


О своем опыте взаимодействия с «массовым» Артур Клинов — художник, автор проекта «Город Солнца», редактор художественного альтернативного журнала «пARTизан» — говорит как о способе «наоборот». То есть не «факты» массовой культуры — цитаты, картинки, образы — становятся элитарными, но объекты элитарного превращаются в массовый арт-продукт.

Таким, например, получился его проект «Колумбариум мировой литературы», в котором художник вообразил урны с прахом книг величайших мировых писателей в виде бутылок из-под спиртного, которые выставил в собственноручно сделанном баре на всеобщее «употребление».

Еще один проект — Texty — связан с философией. Труды мыслителей Клинов иронично проинтерпретировал через очень «материальные формы». Например, Кафка в виде хлебов, а «Капитал» Маркса — в банках.



Таким же циничным способом Клинов создал и свой «Партизанский бутик» — театрализованное, интерактивное шоу, в котором художник становится продавцом, а зритель — покупателем. «Это цитата на потребительски мир, — говорит Клинов. — Игра, в которой победить должен художник, а это — нелегко. Попробуйте объяснить посетителю выставки, почему он должен купить, например, паяльник со Жданович за 5 у.е».

В перспективе Клинов хотел бы сделать серию таких «Партизанских бутиков» (как сеть «МакДольнадс»). Это не вызов и даже не ответ, а реакция художника на тотальное наступление «массовости».

Сергей Гриневич

Темой художника Сергея Гриневича является современность в различных ее проявлениях. Совсем недавно в галерее «Ў» прошла его выставка «Женский контекст». Но, говоря о массовом, Гриневич признается, что, скорее, иронизирует, чем реагирует. Потому что с «критикой современности выступать бесполезно. Массовая культура все равно победит. Художник может только заострить и обнажить волнующую его проблему».


Гриневич выставляется много (два раза в год) на разных, в том числе европейских, площадках — в Польше, Испании, Украине, России, Литве, Франции, Швейцарии. Поэтому, сравнивая отношение к искусству на родине и в других странах, художник отмечает, что в Беларуси происходит подмена понятий того, что есть массовое, а что — элитарное. «На западе, например, «коммерческое» и «элитарное» могут совпадать. А у нас пока к коммерческому искусству относятся с пренебрежением, мол, успешно продаваться может только «салон». Но это не всегда так».

Сергей Гриневич: «Я не обижаюсь, если меня называют китчевым художником. Пусть обозначают, как хотят. Для меня важно ставить вопросы, которые не могут сформулировать другие».

Михаил Гулин

На встрече Гулин рассказал в первую очередь о своих перфоманс-акциях. В отличие от «действий», которые показываются в пространствах галерей, художнику было интересно взаимодействовать именно с неподготовленной публикой. Таким образом, он становился исследователем не только заявленной темы и зрителя, но, в первую очередь, самого себя.

Михаил Гулин
: «По своей арт-стратегии я близок к андеграунду. Мне нравится делать какие-то вещи, не думая о конкретной выгоде. Для меня выход на улицу — это мобильный способ ответить на волнующие меня вопросы».
Но акции Гулина — это не просто некий флешмоб. Художник сознательно выбирает небезопасные темы и отправляет себя туда, где его совершенно не ждут. Во время серии акций «Я — не» Гулин, облачаясь в соответствующий заявленной теме «костюм» и вешая на себя ярлык-табличку («Я — не гей», «Я — не американец», «Я — не террорист»), выходил на улицу, демонстрировал себя и одновременно наблюдал за реакцией прохожих. Что происходило в головах людей — можно только догадываться. Для художника эти акции стали опытом преодоления личных «барьеров».

В мае в галерее «Ў» состоится презентация нового проекта Гулина «Выставка НЕ детского рисунка», где художник попытается исследовать феномен агрессивного наступления пошлого масс-медиа, влияние которого сказывается в первую очередь на детском сознании. Но, как признается Гулин, язык поп-арта для него — это стратегия только на какой-то период. Идентифицировать свое искусство как массовое или говорить, что это именно его форма, он не собирается.

Также художник затронул очень важную для белорусского арт-пространства проблему самооценки. Принято считать, в первую очередь, в среде самих художников, что наше искусство обязательно вторично.

Михаил Гулин: «Мне не нравится скептицизм публики к белорусским художникам. Мы сами не верим в то, что у нас есть художники мирового уровня. И именно поэтому у нас их нет. Да, у нас нет центра современного искусства такого масштаба, как, например, PinchukArtCentre в Киеве. Но у нас есть «Ў», которая на сегодняшний день и является нашим центром. Пусть эта площадка небольшая, но она есть, и она наша».

В рамках проекта состоятся еще две встречи, посвященные современной фотографии и скульптуре. Следите за расписанием на сайте critic.urban.by.

Лучшие рекламные ролики 2011 «Тот Самый Фестиваль»: альтернатива в Беларуси возможна!