3d 6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth instagram list-alt login mailru mobile-phone more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

Мир Чехова глазами аргентинцев

12 октября 2011 161

7 октября в Минске открылся Международный форум театрального искусства «Теарт».

«Теарт» объединил под своим началом традиционную, вот уже в пятый раз проводимую Театральную неделю с «Белгазпромбанком» (которая, впрочем, давно уже вышла за рамки календарной недели по количеству дней и спектаклей) и Дни люблинского театра в Минске. В рамках форума столичные зрители увидят знаковые постановки мирового театрального искусства: на белорусских площадках покажут спектакли Алвиса Херманиса, Оскараса Коршуноваса, Гжегожа Яжины. Любителям театральной экзотики понравится спектакль из Кореи; поклонники пластического театра обратят внимание на спектакли «Дафнис и Хлоя» (Франция) и «48/4» (Польша).

На открытии форума Министр культуры Республики Беларусь Павел Латушко отметил насыщенность театральной жизни страны этой осенью, вспомнив о подведении итогов Национальной театральной премии, которая, как и «Театр», проводится в нашей стране впервые. И вручил Памятные знаки за вклад в развитие культуры Беларуси и содействие в развитии культурных отношений спонсорам и партнерам, благодаря которым проведение форума стало возможным.

Председатель правления ОАО «Белгазпромбанк» Виктор Бабарико поприветствовал всех на семи языках (в форуме принимают участие спектакли из семи стран) и продолжил: «Что же объединяет на протяжении пяти лет такие разные фестивали? Первое — это поиск. Если честно, то формат этих театральных встреч до сих пор не выработан. Я не знаю хорошо это или плохо, но этот поиск объединяет фестиваль. За двадцать дней мы увидим разные виды театрального искусства, мы увидим работы актеров и режиссеров, которые тоже находятся в поиске — много известных спектаклей, которые будут впервые показаны на белорусской сцене. И второе — это объединяющее стремление белорусских зрителей расширять свой кругозор. Основная цель форума, как мне представляется, — это увидеть мир не только своими собственными глазами, но и глазами других людей».

Постановка, выбранная для показа на церемонии открытия, полностью соответствовала цели, определенной Виктором Бабарико. Открылся Международный форум театрального искусства «Теарт» спектаклем «Дядя Ваня (Следящий за женщиной, которая сама себя убивает)» по пьесе А. П. Чехова театра «Компания Даниэля Веронезе». Белорусским зрителям предложили посмотреть на Чехова глазами режиссера из Аргентины.

Сценическое пространство ограничено двумя белыми стенами. В углу между ними стоит стол, и на этом пятачке развивается действие. Режиссер Даниэль Веронезе подчеркивает, что перед зрителем — обычные люди, и герои появляются на сцене в современных костюмах (повседневной одежде).

Это не «Сцены из деревенской жизни» (такой подзаголовок дал пьесе сам Антон Павлович), это просто сцены из жизни (и они, по сути, могли произойти где угодно и когда угодно), посредством которых Даниэль Веронезе размышляет о Чехове и об искусстве.

Безусловно, эту историю интересно рассматривать как историю человеческих отношений, в которой режиссер точно следовал знаменитому указанию драматурга: «Пусть на сцене все будет так же сложно и так же вместе с тем просто, как в жизни. Люди обедают, только обедают, а в это время слагается их счастье и разбиваются их жизни». Интересно следить за неуклюжей Соней в резиновых перчатках, за тем, как растет в ней любовь, убивающая ее изнутри. Как накаляются и остывают стремительные диалоги на испанском. Как режиссер соединяет женское и мужское начала в образе Телегина-няньки (роль исполняет актриса). Как работает второй план: кто-то постоянно подсматривает за тем, что происходит, из маленького окошечка или глубины дверного проема. Как легко создан быт, домашний обиход в сценографии с минимумом деталей (пожалуй, основной эффект создают костюмы). Как с героями случаются истерики, как они заканчиваются стрельбой и поцелуями.

Но важно не только смотреть на уровне своего роста — не менее интересно «задрать голову вверх» и увидеть, расшифровать, что хотел сказать нам Веронезе: о боли и любви, о том, что он думает о Чехове.

В попытке поговорить со зрителем о Чехове Веронезе достаточно вольно обращается с текстом пьесы русского драматурга, постоянно прибегая к аллюзиям и реминисценциям на другие его произведения, выделяя знаки-символы, характерные для творчества классика, и вводя необходимый для режиссерского замысла интертекст (так, герои, иронизируя, вдруг начинают говорить цитатами о мучительной боли за бесцельно прожитые годы из Николая Островского). Спектакль начинается сценой, в которой Соня и Серебряков сидят за столом. В руках у Сони револьвер и она говорит о том, что готова пустить пулю между глаз (у Чехова действие начинается с диалога няньки Марины и Астрова). Режиссер сразу же обозначает связь между подзаголовком, на который он заменил чеховский, — «Следящий за женщиной, которая сама себя убивает» — и действием.

В то же время это первый знак Чехова, который появляется в спектакле. Выстрел, а в данном случае «показательный вынос ружья», которое должно выстрелить в конце — истерика Войницкого, когда он будет размахивать револьвером (аллюзия на «Трех сестер» с убийством Тузенбаха, «Чайку» с самоубийством Треплева). Дальше появляются другие Чеховские символы. Например, быт (об этом уже говорилось выше: все пьесы Чехова — бытописание). Потеря (имения, леса, прошлого, потеря обычно проявляется через продажу, так правдоподобнее и оскорбительнее; аллюзия на «Вишнёвый сад»). Театр, искусство: использован прием «пьеса в пьесе». Веронезе конкретно обозначает род деятельности профессора Серебрякова — он занимается театром, и под его влиянием актеры исполняют роль героя, а герой играет еще кого-то (аллюзия на «Чайку» — Заречная, Тригорин, Треплев).

Веронезе создает историю, наблюдая за которой, иногда спохватываешься: так какая же это пьеса? Это собрание знаков — характеристика, определение подлинной чеховской истории. И это попытка привести зрителя к смыслу, заложенному в подзаголовок «Следящий за женщиной, которая себя убивает». Веронезе пессимистичен, он видит деструктивное начало в жизни и искусстве. Человек разрушает себя, искусство разрушает того, кто его создает, а мы с восторгом следим за этим.

Фотоотчет

Проникновенная акварель Лучшие получили свою «Павлинку»