3d 6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth instagram list-alt login mailru mobile-phone more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

Адам Ламберт: "В школе я был изгоем, одиночкой"

13 января 2013 404

15 марта в минском Дворце Спорта выступит самый известный выпускник шоу "American Idol" Адам Ламберт. Его обожают в Америке, Европе, Азии. Он один из немногих певцов, который давал концерты с группой Queen. Недавно Адам в очередной раз побывал в Китае, где дал интервью крупнейшему телеканалу CCTV.



– Адам, когда вы поняли, что хотите стать певцом?

– Где-то в 9 лет все началось. Я был ребенком с большим количеством энергии, множеством идей и желанием высказаться. В общем, на грани того, что называется несносным. Мои родители пробовали отдать меня заниматься спортом, но мне это не очень понравилось. Они пытались найти для меня что-то другое, где я бы тратил свою энергию и совершенствовался. В итоге моим домом стал театр.

– В какой постановке вы впервые вышли на сцену? Что вы чувствовали в этот момент?


– Я сыграл роль Лайнуса в музыкальном спектакле "Ты хороший человек, Чарли Браун" (знаменитая американская постановка конца 60-х по мотивам комикса Чарльза Шульца – прим.пер.). Мне очень понравилось быть на сцене и ощущения от выступления перед публикой. К тому же важным моментом было то, что я впервые оказался в компании детей, с которыми у нас было много общего. Они были артистичными и творческими. Впервые я почувствовал, что у меня есть друзья, компания. В средних классах, лет в 12-14, у меня начались сложности с общением в школе. У меня было мало друзей, я был изгоем, одиночкой. Но по субботам, когда я отправлялся репетировать в театре, я был абсолютно счастлив – там были все мои друзья.

– Сложно представить, что кто-то вроде вас в детстве мог быть одиноким…


– Да, но в старших классах все наладилось. Там были внеклассные занятия и мероприятия, благодаря которым я подружился со многими. Думаю, что это, в общем-то, стандартная проблема для подростков всего мира – найти друзей с похожими взглядами на мир. Я помню, что я приходил домой и говорил: "У меня нет друзей, люди плохо ко мне относятся". А мой отец мне всегда отвечал: "Я уверен, что когда ты повзрослеешь, ты будешь одним из тех, с кем захотят дружить все". Я со скептической улыбкой говорил: "Ладно папа. Я это запомню".



– Получается, участие в театре для вас тогда было своего рода убежищем от проблем. Как это пришло к собственно музыке?


– Это был именно музыкальный театр. То есть музыка присутствовала изначально. Я продолжал заниматься этим в старших классах и после школы – я достаточно много играл в профессиональных музыкальных постановках в Лос-Анджелесе. Это было непросто хотя бы потому, что там мало музыкальных театров и поэтому мало работы – ведь все в основном находится в Нью-Йорке.

– Вы выбрали сложный путь. Были такие моменты, когда вы говорили себе: "Все, мне надоело, не хочу продолжать"?


– В двадцать с небольшим я несколько раз падал духом, когда приходил на прослушивание и не получал роль, затем еще одну и еще. Непросто, когда тебе отказывают много раз, но это закаляет. Это дало мне защиту, за что я очень благодарен сейчас. И это очень пригодилось, когда я попал на "American Idol".

– Почему вы ждали восемь сезонов, прежде чем пойти на прослушивание шоу "American Idol"?


– Думаю, потому что я просто не был готов. Я был поклонником этого шоу с самых первых выпусков. Я помню, что был в абсолютном восторге от вокала Келли Кларксон (победительница первого сезона, 2002 год – прим.ред.). Каждый год я смотрел шоу и думал: "Наверное, было бы интересно стать участником". Но каждый раз я себе говорил: "Нет, я не смогу".

– Но в 2008 году вы сказали себе, что сможете?

– Просто к 27 годам мне стало ясно, что такое музыкальный бизнес и как он устроен. У меня и раньше были мысли о том, чтобы стать певцом и до этого, но выяснилось, что подписать контракт с лейблом, стать частью всего этого очень непросто, особенно учитывая то, что как раз набрал популярность mp3-формат, рекорд-индустрия стала зарабатывать меньше денег и все поменялось. Но в какой-то момент у меня было что-то типа прозрения и я стал активно работать над собственными проектами – сочинять, записывать, делать наброски вокала. Тогда я узнал о прослушивании на "American Idol" и понял, что это самый лучший, самый быстрый и самый эффективный способ для меня добиться успеха, показать себя публике, а затем использовать это как аргумент, чтобы убедить рекорд-лейбл.

– У вас было какое-то ощущение, что все получится?

– Нет, я думал, что меня сразу отфутболят (смеется). И уж тем более я не думал, что пройду весь конкурс. После того, как удавалось пройти в следующий этап, мне каждый раз казалось, что это какой-то розыгрыш.

– После одного из конкурсных выступлений на "American Idol" жюри аплодировало вам стоя. О чем вы думали в этот момент?


– Я очень нервничал, потому что это была очень тихая песня ("Mad World" группы Tears For Fears, хит 1982 года – прим.пер.), а мне проще петь какие-то более энергичные вещи, где можно дать волю эмоциям. Здесь была очень интимная по настроению композиция, на протяжении которой нужно было очень четко сохранять концентрацию, чтобы все это звучало как бы изнутри. Возможно, в какой-то степени справиться с этим номером помог мой театральный опыт. И такое было не раз.

– На протяжении "American Idol" вы пережили настоящую эволюцию – и в плане выступлений, и в плане имиджа. Расскажите об этом.


– Мне всегда нравилась мода, одежда и какие-то перемены. В детстве мне очень нравились костюмы – Хэллоуин всегда был моим любимым праздником. Я до сих пор каждый год наряжаюсь в вампира (смеется). Я называю его "Глампир" (Glampire). Я любил переодеваться и переодевать других, так что в каком-то смысле став певцом я просто продолжаю играть в эту игру (смеется).

– Кто вас вдохновлял, с кого вы брали пример?

– Очень большое влияние оказали прежде всего преподаватели. Режиссером и руководителем детского театра, в котором я выступал, был Алекс Урбан – мой главный наставник. Также преподаватели по вокалу, театральному мастерству, хору. Когда я начал слушать популярную музыку, то мне нравились Майкл Джексон и Мадонна – это были мои Король и Королева. Они сочетали отличную музыку с прекрасной визуальной подачей, личным характером, модой. У них все аспекты были на недосягаемом для других уровне, и меня это вдохновляет до сих пор.

– Это именно то, чего вы пытаетесь достичь?


– Мне кажется, что я еще в начале пути. Я еще экспериментирую. Надо сочинять музыку, записывать ее и стараться, чтобы каждый альбом был самостоятельным проектом. Мне кажется, что именно таким образом и Мадонна с Майклом Джексоном пришли к своему успеху.



– Вы были мальчиком из Сан-Диего – очень расслабленного и сонного городка. Теперь вы гламурный, яркий, эмоциональный… Есть много людей, которые критикуют это, задаваясь вопросом, а зачем вам такой имидж?


– А многим другим этого не хватает. Мне кажется, что это обычная ситуация – на вкус и цвет. У меня никогда не было цели обратить людей в свою веру и заставить их делать так, как делаю я. Мне хочется вдохновить их, чтобы они были теми, кем хотят быть они сами. Чтобы они были собой. Вдохновлять свободу выражения своих чувств, мыслей, любви. Именно это я продвигаю каждым своим шагом на творческом пути.

– Каков Адам Ламберт в домашней обстановке?


– Ну, наверное, я не такой уж и гламурный, когда лежу на диване и смотрю телевизор (смеется). Я люблю побыть домоседом в перерывах между поездками – надеть спортивные штаны, приготовить еду, посмотреть телевизор. Все очень просто. Из еды чаще всего готовлю яйца в разных сочетаниях. С авокадо, например. Вообще, за последний год я стал интересоваться здоровым питанием и вегетарианской едой. Но сам я не вегетарианец.

– В прошлом году вы достаточно активно сотрудничали с Queen. Расскажите об этом.


– Это был очень непростой вызов. Когда мне предложили сделать эти концерты с Queen, я был одновременно напуган и горд. Надо было подойти к этому проекту так, чтобы это не задело поклонников группы, было уважительно к самим музыкантам, но при этом не ценой моего собственного самоуважения и моих поклонников. В итоге мы решили сделать это в духе Фредди, пытаясь понять то, что двигало им, какую реакцию он хотел получить от публики, но учитывая мой собственный опыт и делая это в моей версии. Это было сложно, но прошло все просто великолепно. К тому же со мной на сцене были Брайан Мэй (гитарист Queen – прим.пер.) и Роджер Тэйлор (барабанщик Queen – прим.пер.) и они всегда меня поддерживали. Если бы я был на сцене один, было бы гораздо страшнее.

– Мне кажется, что это было идеальное сочетание…


– Может быть, но я четко понимаю, что не может быть нового Фредди Меркьюри – такой был только один, это человек-икона. Хотя у нас, как выяснилось из общения с Брайаном и Роджером, есть какие-то общие вещи. Они как-то сказали: "Вы бы отлично поладили друг с другом. Вы бы заставили друг друга смеяться до упаду". Мне было очень приятно.

– У вас два студийных альбома. Оба очень популярные. Дебютный диск "For Your Entertainment" (2010) занял третье место в хит-параде "Биллборда", "Trespassing" (2012) – первое. Насколько я понимаю, достаточно много песен вы сочиняете сам?


– На первом альбоме у меня не было возможности быть автором в такой степени, как мне бы этого хотелось. Все происходило сразу после "American Idol" и очень быстро – буквально за два месяца. К тому же я еще был новичком в музыкальной индустрии, и мне многому приходилось учиться. Впрочем, и со вторым альбомом я тоже продолжаю учиться, хотя уже был исполнительным продюсером диска. Роль на этот раз заключалась в художественном руководстве проектом – условно говоря, я должен был смотреть за тем, что все что делается, подходит для меня, как артиста. Также я сочинял песни, причем большинство из них. И это очень большой опыт.

– Как груз известности сказался на вас?


– Я бы не сказал, что это очень большой груз. Конечно, у меня сейчас гораздо более напряженный график, я гораздо больше путешествую, периодически надо адаптироваться к резкой смене часовых поясов и к периодическому нарушению неприкосновенности моей частной жизни, но мне кажется, что все это стоит того. Я чувствую, что мне очень повезло, потому что незадолго до прослушивания на "American Idol" у меня был профессиональный кризис. Мне исполнилось 27, я уже был взрослым, но я сомневался относительно того, правильный ли я сделал выбор, чем я буду заниматься дальше. Я не мог себе ответить на этот вопрос, мне было страшно. И все это приключение, которое началось с момента прослушивания сняло этот вопрос – теперь я знаю, что я буду выступать до конца своей жизни, что у меня есть своя аудитория, что у меня есть все возможности для этого. Так что я чувствую себя везунчиком.

ВИДЕО

"Whataya Want From Me" (2009)



"If I Had You" (2010)



"Trespassing" (2012)



"Better Than I Know Myself" (2012)



"Never "Close Your Eyes" (2012)



БИЛЕТЫ

Танцпол – 460 тыс.
Фан-зона – 660 тыс.
Сектора – от 340 тыс до 1 млн. 10 тыс.

План зала с ценами – http://www.kvitki.by/ru/buy/13753#plan

ГДЕ КУПИТЬ

В кассах Дворца Спорта (Минск) - (017) 203 27 33
В кассах Kvitki.by в 42 городах Беларуси - http://www.kvitki.by/ru/cashiers
На сайте Kvitki.by - http://www.kvitki.by/ru/event/13753

СПРАВКА: (029) 199 60 66, (017) 280 68 40