3d 6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth instagram list-alt login mailru mobile-phone more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

Клоун, дама и всадник

29 мая 2012 466

Знаете ли вы, что мальчик Вова Набоков бегал с сачком и мешал писать стихи Александру Сергеевичу Пушкину? А к чему снится белый конь? А как летят клочки по закоулочкам? А вы видели человека, у которого вместо головы был телевизор? Нет? Тогда мне обязательно нужно рассказать вам о спектаклях VII Белорусского международного фестиваля театров кукол.

В этот раз Белорусский международный фестиваль театров кукол прошел в Минске с 15 по 20 мая и объединил 13 спектаклей из 6 стран: Греции, Литвы, Молдовы, Украины, России и Беларуси. В программе фестиваля, которая включала взрослые и детские спектакли, подобралась сплошь классика — от Шекспира до Гомбровича. Фестивальными событиями стали постановки: «Дома клоунов» (Театр кукол «Мерлин»; Афины, Греция), «Семейка из большой рощи» Дайвы Чяпаускайте (Каунасский государственный театр кукол; Литва), «Клочки по закоулочкам» Григория Остера (Волынский академический областной театр кукол; Луцк, Украина), «Пиковая дама» Александра Пушкина, Петра Чайковского (Гродненский областной театр кукол, Беларусь), «Венчание» Витольда Гомбровича (Белорусский государственный театр кукол; Минск, Беларусь), «Всадник CUPRUM» по Александру Пушкину (театр «Кукольный формат»; Санкт-Петербург, Россия). О некоторых из них (например, «Венчание») Relax.by уже рассказал своим читателям, о некоторых вы узнаете прямо сейчас.

Я в домике! Здесь смешно и страшно
«Дома клоунов» в постановке Димитриса Стаму — это пять историй об одиночестве и смерти: человек, который превратился в телевизор; домохозяйка, которую задушил быт; человек, у которого вспыхнула голова от того, что происходило за спиной; жадина, захлебнувшийся деньгами; панк который не собирался умирать, но умер, и девица, которая хотела совершить самоубийство, но не смогла.


Ключ к спектаклю — это его название. Почему клоуны? Почему эти несчастные люди — клоуны? Известный лицедей Слава Полунин заметил: «Клоун — это идеальная форма освобождения личности». Т.е., надев эту маску (а кукла тоже может быть маской, и способ управления куклой в спектакле выбран не случайно: актеры невидимы), человек может сказать и сделать что угодно, то, что соответствует его внутренней сущности, одновременно оставшись в пространстве игры и подвигнув другого человека, сидящего в зале, к освобождению. Слава Полунин поделился своим наблюдением по этому поводу с критиком Мариной Дмитревской: «Настоящий клоун заставляет пьяницу пить, прачку стирать, художника — срочно размешивать краски (из дневников Ф. Феллини — Е.М.). Я видел это сотни раз, как после спектакля люди начинают срочно делать то, что не разрешали себе пять лет. Это освобождение творческого потенциала, потому что клоун всегда выражает свободу, реализацию себя».
К тому же игра, которая является пространством жизни клоуна, позволяет человеку, который скрывается за маской, легко говорить о таких страшных вещах как одиночество или смерть. Мы видим, как домохозяйку с кругами под глазами душит быт. В финале — в прямом смысле: проводом от какого-то электроприбора и плафоном от люстры. Но ведь это игра…


Куклы-клоуны из Афин обнаруживают в человеке желание жить, пытаются освободить нас от власти виртуального пространства, водоворота бытовых мелочей, жажды денег, зависти к чужой жизни и страха смерти. Мы смеемся и высвобождаемся ровно настолько, насколько сами себе позволяем.

Три карты, два гения и одна веселая старушка
Традиция ездить на спектакли в другой город практически исчезла из современного белорусского театрального процесса. Мы ждем «все флаги в гости к нам». А я бы посоветовала вам не лениться, купить билет на поезд и съездить в Гродно, посмотреть удивительный спектакль Олега Жюгжды по произведениям Александра Пушкина и Петра Чайковского «Пиковая дама».


Умеете ли вы играть в штосс? Спектакль начинается еще у входа в зал, где Александр Енджеевский любезно объясняет правила всем присутствующим, а самым азартным предлагает еще и сыграть. На интерес. Объяснение приходится очень кстати, когда зрители занимают свои места и начинают следить за тем, как развивается известная история. И вот тут-то про три карты все, наконец, становиться понятно.

Спектакль Жюгжды — это мистификация и ирония. На сцене все двоится. Куклы на нитях существуют в одном пространстве с актерами и в большинстве являются их уменьшенными копиями. Лариса Микулич исполняет роль деспотичной бабушки-графини и ее воспитанницы Лизоньки. Пушкинский финал — «Лизавета Ивановна вышла замуж за очень любезного молодого человека <…> У Лизаветы Ивановны воспитывается бедная родственница» — являет перед нами новую пару героинь, в которой Лизавета Ивановна разговаривает уже исключительно словами и интонациями старой графини.

Кроме того, действие переплетается с реальными событиями из жизни Александра Сергеевича Пушкина и Петра Ильича Чайковского, которые тоже становятся героями спектакля. А на сцене-игорном столе может появиться что угодно (то, что нужно для игры режиссеру) питерский мост, три пистолета или… гондольер. И над этой игрой витает дух графини — смеющееся лицо в чепце, которое чуть ли не подхихикивая говорит: «Я пошутила». Ее шутка, пересказанная Олегом Жюгждой, действительно заставит вас смеяться.

Ай да Пушкин, ай да элемент таблицы Менделеева!
Гвоздем программы фестиваля был завершающий ее спектакль «Всадник CUPRUM», спектакль — лауреат Российской национальной театральной премии «Золотая Маска».


Перед зрителями, как и в афинском спектакле, только куклы — за небольшим исключением в нескольких сценах (еще пара-тройка подобных постановок и поневоле начнешь прослеживать тенденцию современного кукольного театра: перемещение из пункта «кукла в тени актера» в пункт «актер в тени куклы»).

«На фоне Пушкина и птичка вылетает…» Хотя нет, вылетает совсем не птичка, вылетает мальчик Вова Набоков с сачком в руке и мешает Александру Сергеевичу, присевшему у статуи Медного всадника, сочинять стихи. На фоне всадника рождается история, сплетенная из текстов классиков, чьи имена были связаны с северной столицей: Пушкин, Белый, Достоевский. Легенда, рассказанная странным человеком Евгением, который, правда, больше похож на статую, чем на человека… Жила была девушка Нева, которая полюбила царя Петра. Но не дождалась его и обратилась в реку. А царь Петр тоже любил Неву, поэтому выстроил город Петербург и обратился в Медного всадника.


«Всадник CUPRUM» — это миф о любви и Петербурге в лучших традициях Древней Греции и постмодернистского текста, изящно воплощенный режиссером и художником Анной Викторовой. Нева выходит из берегов, режиссер выходит из границ произведения. Адмиралтейство, колыхаясь, проплывает мимо зрителей… И так прекрасен город, построенный из-за любви и неподвластный разрушениям.

«Пространство игры» стало определяющим понятием не только для этого спектакля, но и для фестивальной программы в целом: режиссеры и актеры играли в Пушкина, в Гомбровича, в Шекспира, просто играли… Кукла обнаруживает и мобилизует пространство игры куда активнее, чем средства драматического театра. Кукла — сталкер этого пространства, проводящий человека безопасными и развивающими его путями к новым, солнечным и счастливым местам. Пока поход за счастьем окончен. До новой премьеры. Или до следующего фестиваля.

Delicious House от DJ Glebov! «Мусорная» инсталляция