3d 6 arrow-left arrow-right arrow attach attention balloon-active balloon-hover balloon booking car chain close-thin close contacts-fail contacts-success credit-cart edit ellipsis email exit eye-open facebook full-screen google_oauth instagram list-alt login mailru mobile-phone more odnoklassniki phone point settings skype twitter viber vkontakte yandex_oauth
a a a a a a a

Тигр или попугай?

10 мая 2012 200

В Центре визуальных и исполнительских искусств сократили расстояние до «Амазонии».


Недавно созданный Центр визуальных и исполнительских искусств театралы в первую очередь ассоциируют с Международным форумом театрального искусства «Теарт», который разнообразил фестивальную палитру столицы: осенью зрители спешили посмотреть «Звук тишины» Алвиса Херманиса (Латвия), «Гамлета» Оскароса Коршуноваса (Литва), «Все будет хорошо» Гжегожа Яжины (Польша); спектакли из Кореи и Аргентины; пластические и драматические постановки. Не удивительно, что среди известных имен, широкой географии и жанрового разнообразия, две читки пьес современных польских драматургов — «Амазония» и «Чемодан» — оказались малозаменты. Малозаметны, но не затеряны — спустя полгода после читки пьеса Михала Вальчака «Амазония» превратилась в полноценный спектакль.

Премьера «Амазонии» отличается двумя особенностями. Во-первых, это белорусско-польский проект, над созданием которого трудилась интернациональная команда: режиссер Игорь Петров, создатель музыкального оформления Павел Захаренко и художник по свету Станислав Теуважуков (Беларусь), художники Юлия Скшинецка и Диана Маршалэк (Польша), хореограф Майк Патруш (Франция). А интернационализм в достаточно закрытом белорусском театральном пространстве сегодня встречается не так часто, как хотелось бы. Во-вторых, этот спектакль — дипломная работа студентов Белорусской государственной академии искусств (курс Николая Кириченко). И кроме того, что для начинающих актеров это отличный старт, нужно отметить, что в последний раз дипломная работа заинтересовала непрофессионального зрителя за стенами академии пять лет назад, когда на курсе Лидии Монаковой Евгений Корняг поставил спектакль «Не Танцы». Тогда, правда, резонанс был куда более широкий — на спектакль попадали не все желающие, у дверей в зал выстраивалась очередь, «хвосту» которой приходилось довольствоваться билетами на показ в следующем месяце — на предстоящий мест не было… Про «Амазонию» ничего такого не скажешь, и любое сравнение будет не в ее пользу. Но сейчас в БГАИ ремонт, спектакли театра-судии им. Е. Мировича не увидишь в афишах и появление в столичном репертуаре «Амазонии», студенческого спектакля, — положительная динамика.

«Амазония» — это история о настоящем и ненастоящем вокруг и внутри нас; о том, как распознать свое и чужое в этом мире; о том, что внутри каждого из нас живут тигр и попугай: и кто они такие, откуда взялись, чего хотят и нету ли рядом с ними кого-то еще — поди разберись. Два начинающих актера Аннета (Инна Коляда) и Эдек (Артем Курень) хотят спасти свою любовь, но Эдека не берут ни в один театр, и он вынужден зарабатывать на жизнь прогулками по улицам в костюме пивной кружки, а Аннете предлагают роль в рейтинговом сериале. И вот однажды пивная кружка случайно сталкивается с пиццей — симпатичной девушкой Франкой (Анна Семеняко), а Аннета с интересом смотрит на своего партнера по сериалу Кшиштофа (Александр Кащаев)…

История о любовном квадрате стала своеобразным «боевым крещением» не только для студентов, но и для режиссера. Если не считать коротких фестивальных он-лайн проектов, читок и концерта «Театральный SOUND», то это первый его выход к столичному зрителю. Выход настолько удачный, насколько может быть удачным среднестатистический студенческий спектакль. Разговор о том, как Игорь Петров «умер в актерах», в данном случае вряд ли может быть уместен, но вот о взаимодействии драматурга и режиссера сказать стоит. Современный польский театральный процесс идет в ногу со временем: постановок, в которых бы не использовались видеопроекции, экраны, декорации, созданные с помощью компьютерного дизайна чуть ли не в режиме он-лайн, становится все меньше и меньше. Естественно, это накладывает отпечаток на тексты современных драматургов. В пьесе Михала Вальчака хай-тек даже не скрывается за метафорами: Эдек играет в компьютерную игру «Ведьмак», примерно треть действия происходит на съемочной площадке. Однако никаких визуально-технических средств Игорь Петров и художники Юлия Скшинецка и Диана Маршалэк (как ни странно, из Польши) не используют, мизансцены решены достаточно традиционно (бюджет или идея? — тоже неясно): например, в сценах съемок актеры просто оказываются ограниченными большой рамкой-кадром. В итоге на премьере зритель увидел не все «пространства игры», описанные драматургом. В пьесе их три. Первое — далекая неизведанная Амазония-мечта, страна, которой нет на карте, «только «Дон» и «Магдалина» ходят по морю туда», а так… редкая птица долетит… Второе — актерство, съемки сериала. И третье — компьютерная игра. Но третье пространство, геймерское, в отличие от первых двух для зрителя практически незаметно и не вызывает никаких ассоциаций (игра «Ведьмак» просто несколько раз упоминается в диалогах), хотя виртуальная зависимость — тема актуальная сегодня. Самые «продвинутые» геймеры могут услышать знакомые мотивы — треки из компьютерной игры — в музыкальном оформлении, но для воплощения виртуального пространства необходим аудиовизуальный ряд. И несмотря, на аннотации к спектаклю и афиши, которые обещали представить мир как сериал и компьютерную игру — «Амазония» воплотила только мир «мыльных опер» и наружной рекламы.

Драматургический материал в этом спектакле — то, ради чего на «Амазонию» обязательно стоит сходить, чтобы познакомиться и насладиться. На белорусской сцене современной белорусской драматургии (текстов, которые были написаны, скажем за последние пять лет) очень немного, говорить о польской не приходиться вовсе. В «Амазонии»  же присутствуют две характерные особенности современной польской драматургии (ирония и остросоциальность/злободневность), очень любимые театралами-интеллектуалами.

Искушенного зрителя, безусловно, могут огорчить актерские работы и неровный темпоритм спектакля. Но не стоит забывать, что о главном условии показа («Амазония» — это дипломная студенческая постановка), вас предупредили заранее. Кстати, среди актерских работ хочется выделить гуру Юрека (Владимир Гороховский), который сумел создать (соответственно замыслу режиссера) свой обособленный и медитативный в лучших восточных традициях мир внутри спектакля, но так и не позволил зрителям догадаться: действительно ли он верит в то, что говорит, или просто мистифицирует в свое удовольствие. Из четверки главных героев хочется отметить Франку (Анна Семеняка) и ее убедительную простоту.

В зависимости от уровня притязаний создатели спектакля предлагают зрителям как минимум посмеяться (жанр «Амазонии» — комедия), а как максимум найти ответ на вопрос о своем альтер эго — так все-таки тигр или попугай? — и понять, кто жил внутри героев и что делать с птицей или кошкой внутри себя.

Куклы Валерии Соленые шедевры